Из истории крымского конного полка

27.12.201210:20156

Часть 1. Крымский конный полк в xviii – xix вв.

Большую часть XIX—XX вв. крымскотатарские кавалерийские части были известны под именем Крымского Конного полка. Начало его истории относится к 1780-м гг., когда Екатерина II указала создать дивизионы из местного крымскотатарского населения. Президент военной коллегии князь Г. Потемкин получил 1 марта 1784 года указ «О составлении войска из подданных в Таврической области, обитающих в составе пяти дивизионов».

На первых порах было создано три дивизиона по 200 человек личного состава. Из них два находились на действительной службе, тогда как третий оставался в запасе. По штату в каждом дивизионе положено было иметь по одному майору, по 2 ротмистра, 2 поручика, 2 прапорщика, 10 наказных и 195 рядовых с жалованьем в год: майору — 300 руб., ротмистру — 200 руб., поручику — 150 руб., прапорщику — 120 руб., наказному — 40 руб. и рядовому — 35 руб. О вооружении личного состава известно мало. В основном это были лук со стрелами, носимые обычно в колчанах из козьих шкур, а также дротики и пики. В 1-м и 2-м дивизионах нижние чины были вооружены саблями, но в 3-м, как правило, их заменяло национальное оружие кучюк-балта — подобие секиры, один конец которой походил на нос цапли, другой был тупой. Чаще всего это оружие использовалось как метательное, для чего к рукояти крепился длинный волосяной шнур. Огнестрельное оружие встречалось крайне редко, лишь у офицеров и унтер-офицеров.

В январе 1787 года императрица Екатерина II отправилась путешествовать в Крым. Санный поезд, в котором ехала Екатерина II и ее свита, состоял из 14 карет, 124 саней с кибитками и 40 запасных саней. Путешествие в Крым заняло 5 месяцев. Утром 8 мая Екатерина II прибыла в Перекоп, а у Алма-Кермена царский поезд встретили тысяча крымскотатарских всадников – родовитых мурз, великолепно вооруженных, в горящих на солнце золотом одеждах. Граф Сегюр отметил: «…они выехали навстречу государыне, чтобы сопровождать ее на пути. Монархиня, с мыслями всегда возвышенными и смелыми, пожелала, чтобы во время ее пребывания в Крыму ее охраняли татары, презиравшие женский пол, враги христиан и недавно лишь покоренные ее власти. Этот неожиданный опыт доверчивости удался, как всякий отважный подвиг». Однако поначалу столь внезапно появившийся отряд вызвал немалые опасения. Крымские татары были набраны по вольному найму, начальником же у них был русский полковник Иван Большой Горич. Эта почетная стража сопровождала Екатерину к бывшей столице ханов, приводя путешественников в восторг джигитовкой. Возле Бахчисарая на крутом склоне горы лошади не смогли удержать тяжелый экипаж Екатерины. Но татары, окружавшие карету, не растерялись, бросившись под копыта и колеса, они остановили коней и предотвратили несчастье.

В первые годы XIX в. крымскотатарские мурзы внесли в Правительство ряд предложений о возрождении крымских национальных частей. В 1807 г. Военная Экспедиция имперского Сената признала, что следует, «пользуясь расположением татар и применяясь к природной их наклонности, согласиться, чтобы полки их сформированы были по примеру казачьих». В мае 1807 г. полки были собраны. Это были иррегулярные части, организованные по донско-казачьему образцу во всем, включая обмундирование (собственно, кавказское, но принятое в казачьих частях — черный бешмет, дополненный черным же плоским крымскотатарским мерлушковым калпаком с красным верхом). Все расходы по полковым сборам оплатили крымскотатарские общины, казна взяла на себя только стоимость коней, фуража и довольствия. В каждом полку было 200 человек личного состава. Всего их было четыре: Симферопольский конно-татарский (командир — майор Кая-бей Балатуков), Перекопский (командир — майор Ахмет-бей Хункалов), Феодосийский (командир — поручик Али-мурза Ширинский), Евпаторийский (командир — капитан Абдулла-агъа Мамайский).

Когда в 1812 году началась война с Наполеоном, крымские татары приняли в ней активное участие и успешно сражались с французами на стороне русской армии. В начале 1812 года Евпаторийский конно-татарский полк был направлен в Виленскую губернию и вошел в состав Второй западной армии. Он занимал кордоны по р. Неман и участвовал в сражениях с авангардными войсками противника, а Перекопский и Симферопольский полки участвовали в Бородинском сражении. Действительно, после начала боевых действий в Отечественную войну 1812 года указанные полки принимали участие во всех боях и сражениях в корпусе войскового атамана Платова. Крымские татары принимали участие в изгнании французов из Москвы. Особенно крымские татары отличились в блокаде и взятии крепости Данциг, за что командир Симферопольского конно-татарского полка полковник Кая-бей Балатуков (1774–1827) был произведен в генерал-майоры. Он был награжден 31 декабря 1812 г. орденом Св. Георгия 4 ст. за боевые отличия, а именно: «В воздаяние ревностной службы и отличия, оказанного в сражении против французских войск 1812 года, октября 6, где при атаке французского отряда, презря слабое положение своего здоровья, вызвался охотником и, когда сделан был удар неприятеля, то с частью вверенных ему стрелков понесся впереди линии с отличным стремлением прямо на неприятельскую батарею и завладел одною пушкою». А 11 октября 1812 года, в тот же день, когда французы вышли из Москвы, в оставленную французами столицу вступил генерал-майор Иловайский 4-й, оставшийся старшим в отряде взятого в плен генерала Винценгероде, с лейб-казаками, казачьими полками своего полка и Перекопским конно-татарским полком, истребил и захватил в плен значительное число французских мародеров и отправил казачьи полки, в том числе и Пере-копский полк, для наблюдения за отступавшими неприятельскими полками по Звенигородской дороге.

После такого количества сражений конно-татарские полки понесли значительные потери. Так, командир Симферопольского конно-татарского полка подполковник Балатуков в рапорте Херсонскому Военному Губернатору Ришелье от 23 января 1813 года писал, что во вверенный ему полк требуется «на место убитых, от ран и разных болезней, умерших 250 человек».

Однако следует отметить, что если крымские татары воевали на стороне русской армии и успешно побеждали французов, то их сородичи – польские татары – воевали на стороне французской армии и наносили русским войскам значительный урон. Польско-татарские легкие кавалерии, или как их еще называли «уланы» (что с татарского означает «конный воин»), были вооружены пиками и были очень маневренными, за что и были высоко оценены французским командованием.

 

19 марта 1814 года Симферопольский и Перекопский конно-татарские полки в составе авангарда русской армии, которым командовал атаман Войска Донского граф М.И. Платов, через Порт-Клиши вступили в Париж и стали лагерем на Елисейских полях.

По окончании военных действий и заключения мира с Францией Симферопольский, Перекопский и Евпаторийский конно-татарские полки 5 декабря 1814 года прибыли в Крым и через два дня распущены по домам. В 1817 году по Высочайшему повелению и распоряжением главного штаба от 7 мая за № 404 все четыре полка были расформированы. Все обер-офицеры повышены в чинах, удостоены Монаршего благоволения и пожизненно оставлены в рядах русской армии с сохранением мундира полка. Командир Симферопольского конно-татарского полка Кая бей Балатуков, ушедший майором, вернулся генерал-майором и кавалером св. Георгия 4-го класса, св. Анны 2-го класса и Владимира 3-го и 4-го класса; командир Перекопского конно-татарского полка Амет бей Хункалов — полковником с золотой саблей и орденом Владимира 4-го класса и св. Анны 2-го класса; командир Евпаторийского конно-татарского полка Мамайский — майором и кавалером св. Анны 3-го класса. Все чины получили по серебряной медали на голубой ленте с надписью: «не нам, не нам, а имени Твоему».

16 марта 1828 года сменилось командование эскадрона. Кая Балатуков по болезни ушел в отставку, а на его место был назначен полковник Ахмет-бей Хункалов. В 1828 году началась очередная русско-турецкая война. За осаду и взятие крепости Варна дивизион вместе с лейб-гвардии Сводно-казачьим полком получили серебряные трубы, а несколько нижних чинов были награждены Георгиевскими крестами.

С хорошей стороны показали себя крымские татары и во время Крымской войны. Находившаяся в Севастополе льготная часть (Крымскотатарский эскадрон был разделен на три части: две части находились постоянно на службе в Петербурге, а третья, в составе 3 офицеров, 8 унтер-офицеров и 64 рядовых, находилась в Крыму; через каждые три года льготная часть шла на службу в Петербург. — С. А.) лейб-гвардии крымскотатарского эскадрона принимала участие в защите города. В ночь с 24 на 25 сентября (с 6 на 7 октября) 1854 года во время рекогносцировки, предпринятой русской кавалерией, гвардейцы-татары захватили врасплох разъезд из четырех английских драгун. Двое из неприятелей были убиты, двое других взяты в плен. За этот подвиг унтер-офицер Сеитша Балов и рядовые Селим Абуль-хаиров и Молладжан Аметов были награждены знаком отличия военного ордена.

Во время Русско-турецкой войны 1877-78 годов две команды царского конвоя вместе с эскадронами находились в действующей армии за Дунаем при главной квартире Александра II. Они принимали участие во взятии Горного Дубняка, Ловчи и Плевны. Из 14 человек нижних чинов 5 удостоились получить знаки отличия военного ордена, а поручик Бактемир мурза Абдурраманчиков и корнет Али бей Балатуков за военные отличия были произведены в следующие чины, награждены орденом св. Анны 4-й степени с надписью «за храбрость», а также удостоились Высочайшего подарка из рук Его Величества — именной шашки кавказского образца в серебряной оправе.

Важное значение для укрепления российской армии и флота имела военная реформа, которая проводилась на протяжении 60-70-х гг. XIX века. Однако в Таврической губернии среди крымскотатарского населения вызвало резкое недовольство утвержденное 1 января 1874 года положение о введении всеобщей воинской повинности, в котором уже не предусматривалось освобождение крымских татар от воинской службы. Причем, согласно положению, они должны были проходить службу не в отдельных мусульманских частях, а в общеармейских. Это привело к тому, что начавшаяся после Крымской войны массовая эмиграция крымских татар дополнилась той частью населения, которая становилась военнообязанной.

Чтобы снять возникшее напряжение, в Крым направлен сын популярного генерал-губернатора М. Воронцова – С. Воронцов. Он пообещал крымским татарам от имени командования создание специальных татарских воинских частей. Вскоре, действительно, стали формировать мусульманский эскадрон, но принимали в него только тех, кто мог явиться на службу с собственным конем. Постепенно количество крымскотатарских частей увеличилось.

Продолжение следует…

Селим АЛИ

 

Редакция AVDET

Автор: Редакция AVDET

Редакция AVDET