Мнимый “раскол”

04.11.201315:36

Новоизбранному Миллий Меджлису предрекают сложности в работе

На прошлых выходных произошло, пожалуй, самое главное событие в текущем политическом сезоне: многолетний глава Миллий Меджлиса Мустафа Джемилев покинул свой пост. Делегаты Курултая избрали руководителем представительного органа крымских татар его первого заместителя Рефата Чубарова. Кроме этого, свою кандидатуру выдвинул еще один заместитель Ремзи Ильясов. Оба претендента имеют солидный политический и управленческий опыт, поэтому делегатам было непросто определиться, за кого голосовать.

Демократический выбор

Рефат Чубаров опередил своего конкурента на 12 голосов. При этом задолго до голосования возникла дискуссия, кто займет место первого заместителя главы Миллий Меджлиса. Каждый из двух участников избирательной гонки имеет свое мнение по этому поводу, но конкретных претендентов в первые замы пока не называют.

Согласно регламенту Курултая крымскотатарского народа, на съезде избирают лидера Меджлиса и его персональный состав. Потом на заседании Меджлиса определяют, кто именно из его членов будет заместителем председателя. Если кратко, то порядок именно такой. Увы, некоторые политические аналитики или люди себя таковыми называющие, не вникнув в ситуацию, заявили о возможном “расколе” в представительном органе. Дескать, после ухода Мустафа-агъа члены Меджлиса переругаются в пух и прах и завалят всю работу. В данной ситуации можно говорить не столько о реальности, сколько о стремлении выдать желаемое за действительное.

Во-первых, Мустафа Джемилев, несмотря на формальный уход с должности, остается самой влиятельной фигурой среди крымских татар. Дело не только в мандате народного депутата, который дает неприкосновенность.

Современная украинская власть, как показывает практика последних протестных акций, не особенно церемонится с народными избранниками. Сотрудники милиции, не моргнув глазом, бьют народных депутатов, невзирая на удостоверения и регалии. В последний раз мы такое наблюдали во время акций протеста под стенами Киев совета. Влияние Мустафа-агъа совершенно иного рода и не зависит от наличия депутатской “корочки”. Его авторитет основан на годах борьбы с коммунистическим режимом за право крымскотатарского народа вернуться на Родину, защите интересов крымских татар уже в условиях независимости Украины. Плюс, Мустафа-агъа признан как лидер крымских татар и международными структурами, что очень раздражает его оппонентов, как среди соотечественников, так и первых лиц украинского политикума.

Мустафа-агъа остается одним из сильнейших игроков в отечественной политике. К его мнению обязательно будут прислушиваться, сила его авторитета способна сгладить даже самые острые противоречия.

 

Во-вторых, ни в одной подлинной демократической структуре не бывает 100% единогласия. Одинаково думают, говорят и поступают лишь в тоталитарных обществах, но постепенно такие порядки размывают социальные скрепы и общество начинает трещать по швам. “Классический” пример – СССР в годы сталинщины. После смерти Джугашвили, который сделал страх и репрессии основным хребтом государства, политическая система Союза была обречена на крах.

В-третьих, не секрет, что так называемые политологи (за редким исключением!) являются своего рода ретрансляторами чужих идей и смыслов. Не будем тыкать пальцем, но у руководства Совета министров Крыма есть штатные “эксперты”, которые через подконтрольные СМИ выдают “аналитические комментарии”. Один из таких специалистов заявил о “расколе” буквально через пару часов после решения Курултая о назначении нового главы Меджлиса. Он высказал идею, что Рефату Чубарову придется идти на компромисс с крымской властью и, самое главное, отказаться от попыток давления на эту власть посредством международных структур.

Реформа или только разговоры?

Следом в прессе начали обсуждать, сколько “групп влияния” возникнет в новом составе Меджлиса, сколько членов поддерживают Рефата Чубарова, а сколько – Ремзи Ильясова; какие реформы ждут систему Курултай-Меджлис и кто от них выиграет больше всего. Разговоры о реформе ведутся давно. Не стал исключением и нынешний Курултай. Никаких конкретных решений о реформировании не приняли, но тему обсуждали в кулуарах с привязкой к конкретным личностям. По одной из версий, группа делегатов вынашивает идею преобразования Курултая в парламент с постоянно действующими комиссиями и спикером во главе. В такой ситуации Меджлис превращается в сугубо исполнительный орган, а первую скрипку играет именно спикер. Но, повторимся, конкретных решений по этому поводу пока не приняли.

Такие дискуссии стали “логическим” продолжением разговоров о “предстоящем расколе”. Есть несколько причин, почему журналисты и политические обозреватели столь активно раскручивают данную тему. Во-первых, есть “технические” нюансы. Обилие СМИ (в Крыму несколько ведущих газет, телеканалов, бессчетное множество различных информационных агентств) и скудость информационных поводов заставляют журналистов освещать одну и ту же тему под разными ракурсами. Зачастую это происходит разлаписто и неумело.

Громких событий и скандалов мало, а писать и показывать нужно каждый день, иначе можно остаться без работы. Нередко, увы, журналисты по собственной инициативе раскручивают скандал на ровном месте, устраивая политические бури в “стакане” мнимых переживаний и мелких событий.

Возьмем, например, освещение первого заседания Миллий Меджлиса, которое прошло в минувший четверг. Руководители и члены представительного органа внятно заявили перед этим, что на первом заседании Меджлиса не будут обсуждать кадровые вопросы. В повестке дня было обсуждение будущей структуры, управлений и первоочередных задач. Конкретные кандидатуры никто не называл. Из ленты новостей, написанных по итогам заседания, следовало, что Меджлис чуть ли не в “кризисе” и никак не может определиться, кого члены хотят видеть первым заместителем.

Рассказывая о возможных конфликтах, обозреватели забывают, что членов Меджлиса избирал Курултай, делегатами которого они являются. Следовательно, они должны выполнять решение национального съезда. В этом плане крымские татары могут преподать урок даже украинскому парламенту, в котором, невзирая на целый набор демократических процедур и декораций, депутаты голосуют по указке одного из видных членов Партии регионов. Плюс, ни для кого не секрет, что голоса покупают, а нардепы, получив солидные суммы, отдают карточки для голосования коллегам.

На Курултае такого и близко не было. Надеемся, не будет. Были жаркие дискуссии, прения, но подлинная демократия заключается не в формальных процедурах, а готовности меньшинства подчиниться результатам честного голосования. При этом победившее большинство гарантирует проигравшим, что их права не будут ущемлены. Именно таким был итог последнего Курултая.