Две крайности крымских татар

13.01.201417:55

В последние недели в социальных сетях крымские татары дискутируют на тему вероотступничества. Болезненно восприняли соотечественники информацию о появлении в среде крымских татар людей, перешедших в другие религии.

Всполошила всех информация о том, что крымские татары, исповедующие баптизм, устроили в массиве Борчокъракъ праздник, посвященный Рождеству, и пригласили на него детей крымских татар. В дом, где собирались организовать праздник для детей, приехали журналисты и, как они себя назвали, неравнодушные люди. Позже сказали, что эти неравнодушные являются сторонниками другой крайности – последователи партии «Хизб-ут Тахрир».

Особенно шокировал лично меня не столько сам этот факт, сколько то, как на сорванный праздник отреагировали родители. Одна из женщин заявила, что не видит ничего страшного в том, что ее ребенок будет отмечать Рождество и «славить Бога». «Они же дети, что они понимают? А мы верим в Аллаха», – заявила одна из них. А другая, не на камеру, заявила, что незваные гости сорвали праздник детям и что она сама решит, какую религию исповедовать ей и ее детям.

В ее словах, конечно, есть доля истины. Свободу вероисповедания никто не отменял и никто не имеет право насаждать кому-то свои взгляды. Но, с другой стороны, крымские татары, которых по официальным данным, около 350 тысяч не могут позволить себе такую роскошь. Ведь религия, наряду с языком и культурой, являются объединяющим фактором для крымскотатарского народа. Другое дело, если бы наше количество раза в три преобладало реальное и у нас была бы своя государственность.

По неофициальной информации, среди крымских татар уже достаточно много последователей баптизма, свидетелей Иеговы, евангелистов, адвентистов седьмого дня и т.д. а причина их появления проста до неприличия: крымские татары просто не знают основ религии, которую исповедуют со времени своего основания.

Не раз говорили о том, что христианскую литературу активно переводят на крымскотатарский язык, естественно, называя Бога Аллахом. Не только наивные, но и не просвещенные в исламе принимали подаваемую информацию за чистую монету.

 

Активизация христианских сект и их пропагандистская деятельность не остались незамеченными крымским муфтиятом. Заместитель муфтия Айдер Исмаилов напомним, что мусульмане верят, что Иисус, как историческая личность, существовал.

«Мы верим, что в истории был Пророк по имени Иисус, сын Марии, и ему было ниспослано откровение, которое называется – Инджиль (Новый завет). Однако мы принимаем его в качестве Пророка, который был в истории, но не в качестве предводителя для мусульман. В качестве предводителя мусульман Аллах после Иисуса ниспослал людям последнего пророка Мухаммеда, да благословит его Аллах и приветствует, и, поэтому мусульмане следуют его учению, потому что он действующий пророк до Судного дня. Тем самым, людям, которые ищут истину, следует прислушаться к последней версии божественного учения, которое было ниспослано посредством Пророка Мухаммеда – Корану», – подчеркнул он.

Кроме этого заммуфтия предупредил, что принятие пропагандистской литературы, ее чтение и распространение является запретным – харам, а также напомнил, что вероотступничество является смертным грехом.

«По исламскому канону мусульманам запрещено здороваться с этим человеком, есть приготовленную им пищу, вступать в родственные отношения, хоронить по мусульманским обычаям и на мусульманском кладбище», – сообщил заммуфтия.

В социальной сети разгорелась нешуточная дискуссия под блогом крымского тюрколога, филолога крымскотатарского языка Максима Миреева. Он написал, что не видит в том, что крымские татары становятся последователями других религий трагедии. Кроме этого, он недоумевает по поводу того, что некоторые крымские татары слишком болезненно и иногда даже агрессивно настроены на тех, кто принял, скажем, христианство. По словам Миреева, некоторые родители даже отказываются от своих детей.

Однако самое страшное для крымских татар даже не активизация среди них христианских проповедников, а то, как они реагируют на это. Если по отношению к девушкам в хиджабе у наших соотечественников выработался некий инстинкт самосохранения. А вот проповедником иных вероучений мы распознавать еще не научились.