Быть или не быть?

07.04.201412:23

На минувшей неделе Меджлис крымскотатарского народа по поручению Курултая определился с кандидатурами на должность в крымское правительство. Решение было непростым. Несколько заседаний представительного органа проходили безрезультатно – никак не удавалось прийти к единому мнению. Камнем преткновения были не сами кандидаты, а время вхождения крымских татар во власть и целесообразность этого именно на данном этапе.

«За» и «против»

Мнения членов Меджлиса разделились, хотя говорить о расколе было бы преувеличением.

22 человека поддержали решение войти во власть, а девять оставшихся выразили другую точку зрения.

Несмотря на то, что сторонников этого мнения было изначально меньшинство, после того, как они стали доказывать свою правоту, у них появилась поддержка из противоположного лагеря. Так, к следующему голосованию один из занимавших позицию «за» отозвал свой голос.

Понимание, что участвовать во властной жизни на полуострове крымские татары – коренной народ – обязаны, было, несомненно, у всех членов Меджлиса. Вопрос заключался лишь в том – когда.

Сторонники мнения повременить с окончательным решением утверждали, что вхождение во власть сейчас означает ее фактическое признание. А это противоречие себе. Весь месяц оккупации Меджлис наделял власть эпитетами самозваная, самоназначенная, незаконная. Поэтому, согласившись сотрудничать, Меджлис как бы наступает на горло собственной песне. По мнению членов представительного органа, на данном этапе необходимо было входить в комиссию по созданию Конституции Крыма, а с вхождением во власть – подождать, убедиться в гарантировании реализации обещаний российской власти. Ведь гарантий того, что крымских татар, делегированных Меджлисом, не выкинут из власти так же, как и нынешних руководителей республики, нет. Однако противившиеся вхождению крымских татар во власть на этом этапе оказались в меньшинстве, и Меджлис делегировал двух кандидатов на должность первого вице-премьера и главы Рескомнаца. Но под давлением девятки несогласных в решение Меджлиса внесли несколько поправок: в частности, ту, в соответствии с которой заместитель Рефата Чубарова Заур Смирнов вышел из состава Меджлиса (Ленур Ислямов не входит в состав представительных органов крымских татар). Кроме этого, по настоянию несогласных делегированным дали двухнедельный срок, по окончании которого Меджлис пересмотрит свое решение. Кроме этого, глава представительного органа Рефат Чубаров, рассказывая о принятом решении, отметил, что направлении двух крымских татар в органы власти продиктовано исключительно необходимостью решать практические вопросы обустройства народа. Это ни в коей мере не означает признание «политических, правовых, культурных и иных изменений, которые сейчас происходят в Крыму». Он также заверил, что рекомендованные кандидаты не являются политиками и не будут представлять в органах власти Меджлис. “Это не политики, и они там не будут нести политическую загрузку. Она остается за Меджлисом и Курултаем”, – сказал Чубаров.

Вопрос о других кандидатах на заседании Меджлиса не рассматривался.

“Нам пока этого достаточно, чтобы не только понять, что происходит, но и чтобы они посмотрели самые безотлагательные практические вопросы, связанные с обустройством крымских татар”, – отметил глава Меджлиса.

Международный вектор

Члены Меджлиса, не поддержавшие выдвижение крымских татар во власть, предлагали наладить тесную взаимосвязь с международным сообществом, чтобы добиться признания крымскотатарского народа коренным народом всем миром. Это в будущем дало бы возможность иметь своего представителя в ООН.

И тут «могилевские татары». Или теперь они «путинские»?

Одним из аргументов сторонников делегирования Меджлисом своих кандидатов был мотив: если не мы, то они. Имелось в виду, что если Меджлис не захочет представить во власть своих кандидатов, это сделают бывшие «могилевские татары». Аргумент многих убедил. В день, когда Меджлис объявил о своем решении, с «оппозиционерами» даже произошел небольшой казус. 17 человек, известных своей оппозиционностью к Меджлису, пригласили в Совет министров Крыма на встречу с премьером Сергеем Аксеновым и представителем президента России Олегом Белавенцевым. После получасового ожидания гостям объявили, что встречу переносят. Это произошло как раз тогда, когда все узнали о решении представительного органа. Многие сторонники Меджлиса злорадно усмехнулись.

 

Однако через пару дней стало известно о новых рокировках во власти. Те должности, которые ранее предлагали Меджлису и который их не обсуждал, решили отдать так называемым крымскотатарским оппозиционерам.

Заместителем представителя российского президента назначили Васви Абдураимова. Бывший член Партии регионов Эдип Гафаров возглавил парламентскую комиссию по межнациональным отношениям и проблемам депортированных граждан. Кроме этого, пост заместителя председателя Симферопольской райгосадминистрации занял глава благотворительного фонда “Ватандаш-соотечественники” Рустем Халилов. Заместителем министра экономического развития и торговли Крыма стал руководитель сельхозпредприятия из Кировского района Ибрагим Бай; а замминистра культуры Крыма – заведующий сектором организации и развития библиотечно-информационных ресурсов Минкульта Павел Ибадлаев.

Некоторые эксперты считают, что таким образом российские власти решили разъединить крымских татар, да и ответственность за совершенные и несовершенные действия будет невозможно определить. Смогут ли работать, преследуя одну и ту же цель, такие разные люди – тоже вопрос. Кроме этого, власти поставили крымских татар в неудобное положение. Кандидат от Меджлиса Заур Смирнов должен будет отчитываться перед депутатами в комиссии по межнациональным отношениям, которую возглавил Эдип Гафаров.

Такой внезапный шквал назначений неслучайно произошел именно после того, как Меджлис озвучил свое решение, для российских властей было важно, чтобы первый шаг сделал представительный, выборный орган крымских татар. А «могилевских» отблагодарили за многолетнюю преданность и лояльность пророссийским властям.

Лучше поздно, чем никогда

Как известно, уже после официальной аннексии Крыма Россией в Верховной Раде Украины приняли постановление о признании крымских татар коренным народом страны, а Меджлиса и Курултая – его официальными и представительными органами. Это решение даже лидер крымских татар Мустафа Джемилев назвал запоздалым. Но и его могло не быть, если бы представители крымских татар не отправились в Киев и не провели там основательную работу с народными депутатами, рассказав им о плюсах этого решения для страны. Однако, как видим, все равно это решение осталось декларативным, да и в оккупированном Крыму его вряд ли признают законным. Лидер крымских татар в интервью одному из украинских изданий отметил, что все 23 года украинские власти рассматривали коренной народ как электоральный объект.

«Не было признания того, что крымскотатарский фактор очень важен для целостности Украины, и того, что этот народ нужно поддерживать в любом случае, независимо от того, как он проголосует», – считает Джемилев.

– 1

Один из несогласных с решением Меджлиса его член решил выйти из состава представительного органа. Энвер Куртиев не смог принять решения о вхождении представителей крымскотатарского народа в «нелегитимное и непризнанное всем мировым сообществом правительство Крыма, на основе устных договоренностей». По его мнению, данное решение будет способствовать легитимизации оккупационной власти в Крыму.

«Считаю, что участие в работе Меджлиса, который ради нескольких портфелей в нелегитимном правительстве дискредитирует крымскотатарский народ, является аморальным. Я останавливаю свое участие в работе Меджлиса до отмены данного решения Курултаем крымскотатарского народа и принятия базовых принципов участия в органах государственной власти, указанных в данном заявлении», – сказано в его заявлении.

В этом же документе Куртиев пояснил, что крымскотатарский народ как коренной народ Крыма имеет историческую возможность реализовать свое право на самоопределение в форме национально-территориальной автономии под эгидой ООН, в рамках которого также необходимо разработать рекомендации по квотному представительству во всех ветвях власти автономии, гарантирующие свободное социальное, экономическое и культурное развитие крымскотатарского народа. Квотное представительство в парламенте Крыма, городских, районных советах и органах исполнительной власти должно быть не менее 36%. Государственные языки – крымскотатарский, русский, украинский.

«Эти базовые принципы должны быть поставлены в основу Конституции Автономии, в законы о выборах в Верховный Совет и органы местного самоуправления. После урегулирования всех принципов формирования государственной власти в Крыму, крымскотатарский народ будет гарантированно представлен во всех ветвях власти», – уверен бывший член Меджлиса.

Как бы там ни было, а двое представителей крымских татар уже вступили на должности. Тот факт, что власти республики продолжают с ехидством обращаться к Меджлису, еще раз подтверждает, что представительный орган крымских татар они не признают и не желают с ним считаться, а предложения должностей – это лишь повод сказать, что в Крыму все согласны с новой властью и готовы работать совместно. Не зря ведь после сообщения о назначении на должности «могилевских татар» крымский спикер Владимир Константинов заявил, что “представители крымскотатарского народа войдут в органы власти Крыма без привязки к какой-либо организации”. Спрашивается, тогда почему весь месяц первый заместитель премьера Рустам Темиргалиев обивал пороги Меджлиса?

Вполне ожидаемо, что принятое Меджлисом решение о вхождении его представителей во власть будет способствовать снижению его рейтинга среди крымских татар.