Мавзолей Джанике-ханым на Чуфут-Кале

19.04.201511:10

Дюрбе Джанике-ханым

Гора Чуфут-Кале под Бахчисараем – удивительное место. С ее плоской вершины открываются прекрасные пейзажи от края степей до горной глуши и черноморского берега. Эта немыслимая широта обзора еще в византийские времена стала одной из причин строительства тут мощной крепости, откуда можно было зорко наблюдать за окрестностями.

Плоская вершина с трех сторон окружена пропастями и покрыта густою сетью троп и дорог. Некоторые из них довольно широки и прорезаны глубокими колеями, что за столетия были выбиты в скальном грунте колесами множества повозок. Другие едва заметны среди густых зарослей, но, если приглядеться, становится заметным, что это не случайные лесные тропы, а бывшие городские улицы: расходясь и пересекаясь в определенном порядке, они сохранили на местности план давно разрушенных городских кварталов. Тут же можно видеть и остатки домов: беспорядочные груды камней, разделенные едва заметными дорожками – бывшими улицами.

Все это помогает убедиться, что в прошлом на вершине действительно существовал настоящий город. К нашему времени он давным-давно превратился в руины, и его сохранившиеся наземные постройки можно буквально пересчитать по пальцам. Четыре из них принадлежали караимам: это две жилых усадьбы и два молитвенных дома (кенасы). А пятое сооружение – мавзолей Джанике-ханым – представляет историческое наследие Золотой Орды, и сегодняшний очерк посвящен именно ему.

Пройдя по центральной улице Чуфут-Кале мимо уцелевших караимских усадеб в ворота византийской оборонительной стены, мы окажемся на широкой площади. От нее в разные стороны расходятся несколько улиц, и в ордынские времена эта площадь была, без сомнения, центром Чуфут-Кале. Впрочем, говоря об ордынской эпохе, город правильнее называть не Чуфут-Кале, а Кырк-Ер. Ведь нынешнее название крепости возникло лишь в начале 17 столетия, когда проживавшие в ней крымские татары, греки, армяне переселились вниз, поближе к ханской столице, и единственными обитателями полузаброшенного города осталась караимская община.

19_04_2015_cami Развалины мечети Кырк-Ера (Чуфут-Кале)

Главным зданием на центральной площади Кырк-Ера была мечеть. Фундамент этой постройки уже в наше время откопан из-под заросших завалов. По виду развалин трудно определить, как здание выглядело изначально. Но не исключено, что оно походило на мечеть Узбек-хана в Старом Крыму. Здесь тоже имелись колонны внутри, невысокий минарет на углу здания, а в кладку стен вмурованы камни с резными орнаментами в сельджукском стиле. На одном из этих камней даже высечена дата: 746 (1345/46) год, которую принято считать годом постройки здания. Кырк-ерскую мечеть нередко называют «Мечетью Джанибека» по имени ордынского хана, что правил в тот год. Но не так все просто с определением ее возраста. Ведь здесь же был найден осколок и другой плиты – без даты, но с именем Хаджи Герая. Полный перевод текста на ней был записан еще в 17 веке, и этот текст сообщал, что мечеть выстроена в 1455 году Хаджи Герай-ханом. Так когда же было возведено это сооружение? Скорее всего, мечеть существовала с ордынских времен, а Хаджи Герай обновил и перестроил старое здание. Известно, что первый крымский хан вплотную занимался благоустройством Кырк-Ера: помимо мечети, его имя связывают и со строительством тут медресе (остатки которого пока не найдены).

Метрах в 20 от «мечети Джанибека» пролегает обрыв, с края которого открывается захватывающий вид на живописное ущелье Ашлама-Дере далеко внизу. Здесь же, на самом краю пропасти, возвышается небольшой мавзолей под черепичной крышей. Это и есть дюрбе Джанике-ханым. Территория, прилегающая к нему, сегодня пуста, но в прошлом тут находилось кладбище с башташами ордынских времен. Жители Бахчисарая называли это место Кале-Азиз, а также Кыз-Азиз. Портал здания украшен резными сельджукскими узорами, а у входа высечена арабская каллиграфическая надпись: это тексты хадисов, в которых, среди прочего, встречаются слова «Этот мир есть жилище суеты, будущая же жизнь вечна».

19_04_2015_1928 Прорисовка надписей на памятнике Джанике-ханым (по О. Акчокраклы, 1928)

За решеткой, что преграждает путь досужим туристам внутрь гробницы, в полумраке помещения видны белый мраморный памятник с искусной каллиграфической резьбой и каменная плита, что прежде была вмурована над входом в здание. На обоих камнях высечено имя Джанике-ханым, дочери ордынского хана Тохтамыша, которая умерла, как сообщает надпись на плите, в рамазане 841 (т. е. в марте 1438) года. Буквы арабской вязи в надписях заплетены столь затейливо, что у читающих издавна возникало сомнение: как правильно прочесть разделенное по слогам имя ханской дочери? В 19 веке общепринятым считалось прочтение «Ненкеджан», но в 1928 году крымскотатарский ученый Осман Акчокраклы поправил, что правильное прочтение имени — «Джанике». К слову сказать, Акчокраклы занимался не только строго научным изучением этого памятника, но и написал о Джанике-ханым красочную фантастическую повесть, творчески переработав в ней старинные крымские легенды об этой женщине.

 

Сказаний про «Ненкеджан» в Крыму, действительно, существовало немало. Она выступает в них то жертвой запретной любви и отцовского гнева, то спасительницей народа, которая во время изнурительной осады ценой собственной жизни раздобыла для защитников крепости воду… Кем же на самом деле была Джанике? К счастью, ее реальная биография не «затерялась в веках» и сравнительно подробно отражена в исторических источниках.

Эта биография начинается вдали от Крыма. Хотя Джанике и могла иметь корни на полуострове (считается, что ее дед по матери был ордынским наместником Кырк-Ера), родилась она, скорее всего, на территории нынешнего Казахстана – на Мангышлаке, где жил в молодости ее отец, будущий хан Тохтамыш. Когда Джанике выросла, Тохтамыш отдал дочь замуж за своего верного товарища, бека Эдиге. Но вскоре ее семейству пришлось спасаться бегством: Тохтамыш впал в немилость верховного правителя Золотой Орды и, опасаясь за свою жизнь, бежал со всеми родичами в Самарканд, к знаменитому Тамерлану. Тот давно враждовал с Золотой Ордой и потому радушно принял беглецов: Тамерлан решил сделать Тохтамыша ордынским ханом, чтобы превратить Орду из врага в союзника. После нескольких попыток ему это удалось. В 1380 году Тохтамыш стал правителем Золотой Орды, и Эдиге с Джанике переселились вслед за ним в ордынскую столицу Сарай на нижней Волге.

Но Тохтамыш не желал оставаться послушной марионеткой в руках Тамерлана и со временем восстал против своего былого покровителя. Бунт дорого обошелся ему: Тамерлан вышел на Тохтамыша войной и сбросил его с престола. Вдобавок ко всему хана предал и Эдиге, выступивший против тестя на стороне Тамерлана.
После разгрома и изгнания Тохтамыша Эдиге стал первым лицом в Золотой Орде. Не будучи прямым потомком Чингиз-хана, сам он не мог претендовать на ордынский трон, однако стал самым влиятельным лицом во всей степной империи. Современники писали, что ордынские ханы, которых он по своему усмотрению возводил и низвергал с престола, «имели только имена, но не имели никакого значения». На протяжении тринадцати лет Эдиге безраздельно распоряжался государством и являлся, по сути, фактическим правителем Золотой Орды. Естественно, что и Джанике-ханым при таком положении супруга стала первой дамой страны.

19_04_2015_nikitin_0 «Джанике-ханым» (картина Ю. Никитина, 2007)

Эдиге поочередно возвел на престол трех покорных себе ханов, но на четвертом споткнулся. Вместо того, чтобы исполнять волю Эдиге, очередной подставной правитель пожелал править самостоятельно, восстал против могущественного бека (в точности как когда-то Тохтамыш против Тамерлана) и прогнал его из столицы. Эдиге с семьей бежал в Хорезм и скрылся за стенами Ургенча, а хан преследовал его и осадил там.

История Золотой Орды в то время была непрестанной чередой схваток и переворотов, когда престол в Сарае то и дело на короткое время вырывали друг у друга многочисленные маловлиятельные ханы. Так случилось и теперь: пока взбунтовавшийся хан осаждал Эдиге в Хорезме, власть в Орде захватил Джелял-эд-Дин – сын Тохтамыша и брат Джанике. Надо сказать, что многочисленные сыновья Тохтамыша не оставляли надежд вернуть отцовский престол. И важную роль в их борьбе играл Крым, потому что семейство Тохтамыша пользовалось поддержкой влиятельного крымского рода Ширин, а также ордынских наместников Крыма – предков рода Гераев. И сам Тохтамыш, и его сыновья не раз укрывались в Крыму от неприятеля, собирали там войска и готовили силы для очередного броска на ордынскую столицу.

Джелял-эд-Дин тоже пытался осаждать Эдиге, требуя, чтобы тот выдал ему сестру из окруженного Ургенча. Но одолеть Эдиге он не смог, и тот остался кочевать в прикаспийских степях, став основателем Мангытского улуса – ногайского государства, фактически не подчинявшегося ордынским ханам. Пока Эдиге со своим улусом кружил возле ордынской столицы, поджидая момента захватить ее, Джанике-ханым в 1416 году отправилась в хадж в Мекку. Ее сопровождал отряд из трехсот всадников. Проезжая по пути через сирийский Дамаск, Джанике была принята там с большим почетом, потому что слава ее супруга, могущественного Эдиге, распространилась далеко за пределы ордынских степей по всему Ближнему Востоку.

New Subject

Дюрбе Джанике-ханым (рис. М. Вебеля, 1848)

В 1420 году жизнь Эдиге оборвалась. Против него выступил из Крыма очередной сын Тохтамыша: Кадыр-Берди. В этой борьбе Кадыр-Берди погиб, но та же участь постигла и Эдиге. Куда теперь было податься лишившейся мужа Джанике-ханым? Ни один из ее братьев не сумел надолго удержаться на ордынском престоле и вследствие этого путь в Сарай был для нее закрыт. Потому Джанике направилась в Крым, где жили друзья и союзники ее отца и братьев. Возможно, там еще помнили и о ее деде Хаджи-беке, который когда-то занимал пост наместника Кырк-Ера. С прибытием в Крым многолетние скитания Джанике закончились: она провела на полуострове остаток своих дней, а когда скончалась (судя по всему, в весьма почтенном возрасте), то была с почестями похоронена в особом мавзолее в самом центре Кырк-Ера.
Страдая всю жизнь из-за вражды между самыми близкими ей людьми (отцом, мужем, братьями) и пройдя долгими дорогами от Волги до Самарканда и от Мекки до Кырк-Eра, Джанике ушла в легенду. Памятником ее удивительной судьбе и ее бурной эпохе поныне стоит мавзолей, чудом уцелевший среди давно превратившегося в руины города.