История успешной крымской татарки: Улькер Муртазаева отметила юбилей

13.12.201518:58189

С годами все чаще оглядываешься на прожитые годы и начинаешь все анализировать и задаешься вопросом, чего же ты добился в этой жизни. Героине нашего рассказа есть, что вспомнить, и есть, чем гордиться.

Улькер Муртазаева родилась 18 ноября 1930 года в г. Бахчисарае. Отец ее Сулейман Абдуллаев 1904 г.р. был рабочим типографии. Мать Шефика родилась в 1905 году. Ее корни исходят из известного крымскотатарского рода Тарпи.

Первое время они жили у родителей отца. Вскоре Сулейману Абдуллаеву предложили работу в типографии в Албате, и семья переехала туда. В 1937 году семье вновь пришлось сменить место жительства, отправившись за отцом в Акъмесджит, где он получил новую работу. Здесь они поселились в доме № 4 на улице Минаретной (ныне ул. Холмистая) в доме маминой тети. Жили в стесненных условиях. Юная Улькер помнит, как однажды ночью пришли в дом два солдата и увели тетиного мужа, простого рабочего по специальности. Сколько они впоследствии ни пытались выяснить его судьбу, так ничего не нашли. Это были суровые годы репрессий.

В 1938 году Улькер пошла в первый класс школы № 36 на ул. Кантарной. В 1940 году им выделили квартиру на ул. Кирова в доме № 30 во дворе Горторга. Далее она перевелась в школу № 41 и проучилась там три класса. Училась она на «отлично». В школе с юных лет отличалась активностью, постоянно занималась общественной работой. В школе был организован струнный оркестр, в который входила и юная Улькер. По воспоминаниям женщины, перед 1 мая был устроен концерт в здании кинотеатра им. Субхи. Интересная деталь: ее учительницей во 2-3 классах была Анна Вениаминовна Полякова, бабушка известного в Крыму краеведа, доктора исторических наук Владимира Полякова.

Вот так бы и жить, набираться знаний и опыта, но неожиданно нагрянула война. Годы войны были тяжелыми. Поэтому таким радостным оказалось освобождение Крыма в апреле 1944 г. Но радость была недолгой. В ночь на 18 мая отец был на работе, но чудом сумел присоединиться к семье. В ссылке попали в узбекский город Беговат. Условия жизни были ужасные, жили в землянках. Об этом узнали их родственники по линии мамы, которые были в 30 годах раскулачены и выселены в Сталинабад (ныне Душанбе). Тетя Урие приехала, чтобы забрать хотя бы детей, чтобы облегчить участь остальных. Но ей не разрешили. И она в отчаянии пошла на риск и буквально похитила их. Дети были устроены в школу. Улькер окончила 7 классов и поступила в вечернюю школу, а днем работала корректором в местной газете. После окончания школы поступила на гидро-метеорологический факультет Таджикского сельхозинститута. Учеба Улькер-ханум давалась легко. Она преуспевала, как в точных науках, так и в гуманитарных. Здесь хочется привести шуточное четверостишие, которым подписана ее фотография в соломенной шляпе времен студенчества. Это четверостишие свидетельствует о ее поэтическом даре:

“Биение подземных вод,
Их УГВ, дебит и прочье
Мы познавали через пот,
Лопатой твердь земли вороча!”

Примечание: УГВ—уровень грунтовых вод.

 


Студенческие годы. На практике, 1953 г.

После окончания вуза ее распределили на работу в проектный институт Таджикгипроводхоз. В этом учреждении она доработала до звания главного инженера проекта. Заметив ее незаурядные способности, ее перевели главным экспертом в Министерство водного хозяйства Таджикской ССР. Здесь она проявила свои недюжинные организаторские способности и активно участвовала в общественной жизни. Ей постоянно предлагали вступить в партию. Но с некоторых пор она стала замечать, что незаметно стала ограничиваться в правах. Многие ее сверстники оформлялись и ехали на работу за границу строить плотины. Ей же это не разрешали под всякими предлогами. Не взяли ее на кессонные работы (строительство опор под водой) на реке Вахш. Как-то группу специалистов послали на лечение в Карловы Вары, а Улькер-ханум не предложили. Она сама догадывалась, что здесь начинала действовать пресловутый «пункт пятый». Но все же справедливость наступила: к 50-летию Таджикской ССР ей вручили грамоту за отличные показатели в работе. Она вспоминает с горечью, что и отцу пришлось пережить много неприятностей по поводу этого пресловутого 5-го пункта. Как-то его по непонятным причинам освободили от работы в типографии. Отец сильно переживал из-за этой несправедливости и даже впервые закурил в 50-летнем возрасте. Здоровье его пошатнулось. Он перенес три инфаркта.

В 1965 году Улькер-ханум вышла замуж. Ее супруг Сейяр Муртазаев по специальности был зоотехником и пользовался авторитетом среди своих сотрудников. Он был разносторонне образованным человеком. Автору статьи приходилось общаться с ним. Меня поражали его глубокие познания в родном языке. Его часто приглашали на диспуты в библиотеку, когда рассматривался вопрос о некоторых добавлениях в алфавит крымскотатарского языка. Он даже, давая характеристики нашим поэтам и писателям, говорил, кто из них наиболее полно владеет родным языком. Сейяр-агъа душой болел на судьбу нашего народа и был всегда в курсе этого вопроса.


Семейное фото, 1951 г.

Шли годы перестройки. На повестке дня встал вопрос возвращения народа на историческую родину. Улькер-ханум стала принимать активное участие в борьбе за реализацию этой идеи. Проводили собрания, писали коллективные письма и петиции, занимались сбором денег. В последние годы перед отъездом в Крым Улькер-ханум работала старшим научным сотрудником в отделе прогнозирования Аграрно-промышленного комплекса и однажды даже добилась проведения собрания по национальному вопросу в здании учреждения.

Надо сказать, что в их семье все дети были способными. Ее брат Эрнест был тоже гидротехником по специальности и работал начальником топографического отдела в научно-исследовательском институте. Заметив организаторские способности молодого человека, его пригласили работать директором альпинистского лагеря «Варзоб», который он заново отстроил. Любители альпинизма знают, что этот лагерь был базовым, в котором проходили тренировки сборной СССР. Эрнест и сам был незаурядным альпинистом.

Младший брат Улькер-апте Сейяр работал главным инженером в отделе промышленно-гражданского строительства в институте “Колхозпроект” и пользовался большим авторитетом в коллективе.

Наступило время перемен, и в 1994 году Улькер-ханум с супругом переехали на родину. Время было сложное, многие люди не могли найти работу. В многоэтажном доме, в котором они живут, было много недостатков: отсутствовал газ, не работал лифт, были перебои с подачей воды и электричества. Не была обустроена площадь, прилегающая к дому. Отсутствовали качественные подъездные пути. Всем памятно то время, когда женщины массива «Борчокъракъ» до транспорта шли в одной обуви, а подойдя к конечной маршрутных автобусов, переодевали обувь, чтобы ехать в город. И вот в это непростое время Улькер-ханум избрали домкомом. Во многом, что было обустроено в доме и придомовой площадке заслуга и ее, как грамотного домкома. Как человек с активной позицией, в жизни она неоднократно обращалась в печать и различные инстанции с предложениями, как восстановить родной язык, что сделать, чтобы народ стал полноценным хозяином своей Родины. Она всегда пользуется авторитетом у окружающих, благодаря высокой образованности и знанию своего дела. В эти дни Улькер-ханум отмечает годовщину своего рождения. И хотя непринято говорить о возрасте женщины, но можно смело сказать, что таким возрастом можно и нужно гордиться. Мы поздравляем именинницу, желаем ей крепкого здоровье и долгих лет жизни.