Всемирно известный фильм «Лагерь смерти «Освенцим»» снимал крымский татарин

14.08.201614:491 092

Занимаясь исследованиями об участии крымских татар во Второй мировой войне, я обнаружил еще одну очень яркую и даже сказал бы историческую личность — известного кинооператора, автора фильма «Лагерь смерти «Освенцим» Кенан Кутуб-заде.

14-08-2016-kenan
Если бы не депортация нашего народа, то Кенан Кутуб-заде был бы одним из мировых корифеев документального кино и его имя было бы овеяно громкой славой и мировым признанием. В городе Ростов-на-Дону, в котором проживал Кенан Кутуб-заде, его помнят и чтят. В Крыму о нем, к большому сожалению, не знают. Только Республиканская крымскотатарская библиотека им. И. Гаспринского 12 августа организовала тематическую полку «К 110-летию со дня рождения военного кинооператора, участника Великой Отечественной войны Кеннана Кутуб-заде», на которой представлены материалы о биографии и военной жизни фронтовика. И все.

14-08-2016-kenan1

20 мая 2016 года, в Крыму была опубликована моя статья в газете «Голос Крым»  №20 (60) «Кенан Кутуб-заде – главный оператор фильма «Лагерь смерти Освенцим».

14-08-2016-kenan2
Эта статья уже могла бы послужить информацией для крымскотатарского телевидения, чтобы подготовить несколько видео сюжетов о знаменитом земляке Кенане Кутуб-заде, который свою деятельность в документальном кино начал еще с 1927 года с Ялтинской киностудии. Обязательно нужно и продемонстрировать на телевидении его знаменитый на весь мир фильм «Лагерь смерти Освенцим».

14-08-2016-kenan6
По большому счету 110-летие со дня рождения военного кинооператора, участника Великой Отечественной войны Кеннана Кутуб-заде, в Крыму должно было быть проведено на государственном уровне.

Для информации – в этом году, в начале сентября, родной сын Кенана Кутуб-заде – Исмет Кенанович, 1933 года рождения проживающий в Москве, совершит турне по местам проживания своего отца. Он посетит город Ростов-на-Дону, где работал в Ростовской киностудии его отец и установлен памятник военным операторам, где высечено и имя Кенан Кутуб-заде, а затем посетит Крым.

Я очень признателен Московской общине крымских татар и хочу выразить ей благодарность за финансовую поддержку Исмету Кенановичу Кутуб-заде для осуществления этой поездки. Выражаю свою благодарность редакциям газет «Голос Крыма», «Татарский мир» (российская федеральная газета), «Янъы дюнья» за издания моей документальной статьи, посвященной 110-летию со дня рождения известного кинооператора Кенан Кутуб-заде.

 

Довоенная биография

13 августа 1906 года в Константинополе (Турция) в семье крымского татарина Абдуреима Кутуб-заде родился сын, которому родители дали имя Кенан.
В ноябре 1906 года семья Абдуреима возвращается в Крым и поселяется в городе Бахчисарай.
В Бахчисарае прошли годы детства и юности Кенана Кутуб-заде. Он был свидетелем революционных событий и гражданской войны в Крыму. После установления советской власти в Крыму, в 1920 году, Кенан поступает в Бахчисарайский художественно-промышленный техникум на отделение полиграфии. В 1925 году молодой Кенан оканчивает техникум и, получив специальность техника-полиграфиста, направляется на работу в Ялтинский райком комсомола, в бюро юных пионеров.
Однажды по приглашению своего друга Кенан случайно побывал на Ялтинской кинофабрике Всеукраинского фотокиноуправления, где в это время одновременно снимались 13 кинокартин. Эти съемки произвели на него неотразимые впечатления. Он буквально заболел кинемотографом.
23 февраля 1927 года Кенан становится помощником оператора. Ему страстно хотелось научиться снимать самому. Ходил по улицам и ловил себя на мысли о том, что он всю дорогу идет с кинокамерой и улавливает камерой то, что ускользает от человека в повседневной жизни.
В 1928 году на Ялтинской кинофабрике состоялось знакомство Кенана Кутуб-заде со знаменитым поэтом Владимиром Маяковским, который часто бывал на съемках.
С 1930 по 1932 годы Кенан уже работает ассистентом оператора на Ялтинской кинофабрике «Восток-фильм».
В течение пяти лет (1930-1935) Ялтинская киностудия находилась в ведении трестов «Восток-кино», «Востокфильм». В это время здесь готовили специалистов второго звена — монтажеров, осветителей, декораторов и костюмеров для национальных киностудий Узбекистана, Казахстана, Киргизии и Туркмении, а также снимали фильмы о борьбе с кабальными устоями быта восточных народов.
С 1932 по 1936 годы Кутуб-заде работает уже в Москве на киностудии «Востокфильм», а в 1938 году становится кинооператором Центральной студии документальных фильмов.
В 1932 году Кенан Кутуб-заде хотел поступить в Московский Всесоюзный Государственный институт кинематографии на операторский факультет, но его не приняли — помешала графа в паспорте, где место рождения было указано Истамбул, Турция. А отец Кенана Кутуб-заде, спасаясь от репрессий — он был муллой , — в 1930 году как турецкий подданный уезжает в Турцию. Все это в дальнейшем отразилось на судьбе Кенан Кутуб-заде.
В Москве у молодой супружеской пары Кенана Кутуб-заде и Эсмы Куртсеитовой  1 мая 1933 года рождается сын Исмет. В будущем он пойдет по стопам отца и станет телекинооператором на Центральном телевидении «Останкино» в Москве.

В 1939 году Кенана принимают в ряды Всесоюзной Коммунистической партии (большевиков).
В Москве семья Кутуб-заде проживала по адресу – Колхозная площадь, дом 16/18, кв.14а (ныне Большая Сухаревская площадь).

В некоторых информационных источниках встречается неправдивая информация о том, что Кенан Кутуб-заде учился во ВГИКе и в 1941 году окончил его с красным дипломом.
Это выдумка его ученика Юрия Щербакова, ныне известного кинооператора и кинорежиссера. Щербаков об этом не мог знать, так как он предполагал, что такой знаменитый его наставник Кенан Кутуб-заде должен был по роду своей операторской деятельности обязательно закончить ВГИК, а Кенан Абдуреимович, по-видимому, своему подопечному об этом не говорил.
В личной анкете, которую собственноручно заполнял в 1942 году Кенан Кутуб-заде, он ни в одной графе не указывает, что он учился во ВГИКе.
Его сын Исмет Кенанович подтверждает, что его отец горел желанием еще в 1932 году поступить во ВГИК.

Война. Фронтовая хроника

В 1941 году, когда началась Великая Отечественная война, Кенан Кутуб-заде работал кинооператором в Москве на Центральной студии кинохроники и как опытный оператор был направлен на передовую — капитаном действующей армии. Карьера началась с фронтовых репортажей.
«Я счастлив, — вспоминал он позднее, — что мои первые шаги в кинохронике совпали с 1930-ми годами — эпохой невиданного энтузиазма. Война ворвалась в это прекрасное время дерзких планов и надежд. Для меня, военного корреспондента, от начала до конца войны оружием была кинокамера».
Благодаря кинокамере он «видел великое горе и великую стойкость» и считал своим долгом запечатлеть для потомков беспримерный подвиг советского народа в минувшей войне.

Боевой путь и проявленное мужество кинооператора Кенана Кутуб-заде наиболее полно отражены в его наградных листах:
«Оператор КУТУБ-ЗАДЕ начал свою работу на 1-м Украинском фронте с киносъемки боев в районе Малина. Двигаясь с передовыми частями, все время находясь в боевых порядках, КУТУБ-ЗАДЕ
дал яркий, интересный репортаж с поля боя, в районе Белая Церковь.

Исключительную смелость и отвагу проявил КУТУБ-ЗАДЕ при съемке ликвидации Корсунь-Шевченковской группировки. Будучи зaброшен в район окружения на самолете, снимая в труднейших условиях снежной метели, передвигаясь с киноаппаратурой пешком, будучи тяжело больным, КУТУБ-ЗАДЕ не сорвал порученного ему задания и под сильным артогнем противника, пытавшегося прорваться из кольца, дал волнующие эпизоды разгрома немецкой группировки. По окончании этой съемки, будучи уже не в состоянии передвигаться, oпeратор КУТУБ-ЗАДЕ был отправлен в Москву на излечение. После выздоровления КУТУБ-ЗАДЕ возвратился на 1-й Украинской фронт и принял участие в съемках боев в районе Бучач.
Во время июльского наступления оператор КУТУБ-ЗАДЕ находился в частях и снимал боевые эпизоды района Львова. Войдя в город одним из первых, КУТУБ-ЗАДЕ дал исторический, неповторимый репортаж о вхождении Красной Армии в город Львов и встречу ее с населением.
Сейчас КУТУБ-ЗАДЕ находится в районе Вислы и снимает форсирование ее нашими войсками.
Оператор Кутуб-Заде вполне достоин правительственной награды – ордена Отечественной Войны 2-й степени»ю
«Военный кинооператор КУТУБ-ЗАДЕ один из основных кинооператоров киногруппы фронта. Во время наступления в сентябре 1944 года, находясь с передовыми частями в Карпатах, Кутуб-Заде был ранен но, не ожидая окончания выздоровления вернулся на фронт. В наступательной oпeрации 1 Украинского фронта с 8 января — май 1945 года оператор Кутуб-Заде непрерывно работал в боевых порядках частей, проявляя при этом смелость и отвагу. 6 фашистских самолетов обстреляли колонну машин, в том числе, и машину в которой находился Кутуб-3аде, но несмотря на это, oпeратор Кутуб-Заде рискуя своей жизнью спас киноаппаратуру и весь, снятый киноматериал.
Оператор Кутуб-Заде был главным оператором на съемке фильма лагеря Освенцима.
Оператор Кутуб-Заде достоин правительственной награды орденом «Красной звезды».

Свой фильм «Наша Москва» военный кинооператор Кенан снял вместе с режиссером М.Слуцким. Он должен был поднять боевой дух советских людей, вселить в них веру и мужество.
Эту тему развивает и другой снятый им фильм — «День войны». В нем показаны рабочие Новокузнецкого металлургического завода в Сибири — героические люди, ковавшие в тылу Победу.
«Комсомол», «А.Покрышки», «Освобожденная Чехословакия», «Победа на Правобережной Украине», «Освенцим», «Кинодокументы о зверствах немецко-фашистских захватчиков» — вот фильмы, в которые вошла хроника, снятая Кутуб-заде. Кадры из его лент использовали в художественных фильмах режиссеры С.Колосов («Помни имя свое»), М.Ромм («И все-таки я верю!», западногерманские режиссеры в фильме «Совет богов».
За мужество и героизм, проявленные в годы Великой Отечественной войны, кинооператор Кутуб-заде был награжден орденом Красного Знамени, двумя орденами Отечественной войны, многими медалями.

Пленка обвинения

 

В мировую кинохронику Кенан Кутуб-заде вошёл прежде всего как автор фильма «Лагерь смерти «Освенцим»». Он был первым советским оператором, вошедшим в освобождённый концлагерь «Освенцим» 28 января 1945 года. «Я был с танкистами, которые ворвались в Освенцим и освободили его,— вспоминал Кенан-бей.— Еще дымились печи… Когда я увидел детей, на которых фашисты ставили свои опыты, когда увидел горы обуви и волос, думал, сердце остановится. Снимал и плакал…»
И первое, что снял Кутуб-заде – это горы трупов; заключённых косили из пулемётов. А вот маленькая чешская девочка, больше суток уговаривающую встать свою расстрелянную бабушку. Он плакал, но снимал всё – и циничную надпись на воротах «Каждому своё», и крематорий, где сжигали живых, и аккуратные мешки с семью тоннами человеческих волос, горы мешков с очками, детскими горшками, ботиночками, туфельками.
Кенан Абдуреимович начал снимать эту ленту вместе со своим фронтовым другом Быковым. Но Быков вскоре уехал — не выдержал, хотя прошел всю войну.
Кутуб-заде плакал и снимал то, на что нельзя было смотреть: чудовищное нагромождение чудовищного, и снимал так, чтобы за всеми ужасами «Освенцима» чувствовалась великая нравственная сила узников гитлеровского лагеря смерти, их несгибаемая вера в торжество справедливости.
Весь мир обошли страшные кадры протянутых к оператору детских ручонок с фашистскими шестизначными лагерными тавро под закатанными рукавами полосатых роб. Перед камерой Кутуб-заде, будто кролики, уцелевшие в этом лагерном аду, малыши бредут между рядами колючей проволоки – многим тогда не было ещё и восьми лет.
Один из них белокурый мальчик – белорус Гена Муравьёв. В «Освенциме» фашисты разлучили его с матерью. Позднее поляки его усыновили и дали новое имя, но в глубине памяти эхом отзывались последние материнские слова – «Помни имя своё, Гена!..»

Режиссер С. Н. Колосов признался зрителям, что основой для драматургической и изобразительной разработки его картины «Помни имя свое!» стал документальный фильм Кенан Кутуб-заде «Освенцим». Большинство его кадров непосредственно вошло в изобразительный ряд игровой картины. Так трагическая судьба Гены Муравьева, случайно оказавшегося перед камерой Кутуб-заде, стала основой драматического сюжета советско-польского игрового фильма.

В кинозале Освенцимского музея и сегодня для экскурсоводов показывают документальный фильм «Хроника освобождения», подзаголовок которого гласит: «Кинодокумент о гитлеровских преступлениях в Освенциме». Далее следуют фамилии авторов-операторов, в числе которых значится фамилия Кенана Кутуб-заде. Эта кинолента, выпущенная в 1945 году Центральной студией документальных фильмов в Москве, и сегодня волнует каждого.
Кадры, снятые Кенаном Кутуб-заде в освобожденном от нацистов Освенциме стали свидетелями обвинения на Нюрнбергском процессе.
Когда на Нюрнбергском процессе показывали эту ленту, кое-кто из военных преступников сначала скептически ухмылялся. Но это продолжалось недолго. Даже для них, создавших индустрию уничтожения людей, это зрелище оказалось слишком тяжелым. Бывший генерал-губернатор Польши, на территории которой находился Освенцим, Ганс Франк разрыдался, глядя на дело рук своих.
«В 3 часа 37 минут 9 февраля советский фильм, снятый фронтовыми кинооператорами, представлен суду, — пишет в своем дневнике известный советский писатель Всеволод Вишневский. — Это один из крупнейших документальных фильмов мирового значения. Мне слышно в наушниках, как срывается дыхание у иностранных переводчиков, как от волнения они пропускают слова. Подсудимые впились глазами в экран. Не смотрят только Геринг и Гесс. Потом не выдерживает и Геринг. Он берёт наушники и грузно повернувшись, смотрит на дело рук своих».
На экране — дети, бредущие между рядами колючей проволоки. Среди 2818 спасенных было 180 детей. Пятидесяти двум из них еще не исполнилось и восьми лет. Дети были оставлены для опытов, они служили для медицинских экспериментов лагерных палачей…

Фильм окончен. В зале включен свет. Стоящий рядом с Герингом рослый американский солдат шатается. Слезы текут из его глаз, и он не пытается их удержать.
— Ссылки и тайные аресты, — говорил на Нюренбергском процессе главный обвинитель от США Р. Джексон, — были с юмором вампира названы «Ночь и туман». А на бумагах заключенных ставились две буквы, означающие «Возвращение не желательно». Они означали нечто более страшное, чем расстрел. Они означали лагерь смерти.
И одним из первых фильмов об операции «Ночь и туман» в Освенциме был снят операторами Первого Украинского фронта, среди которых был капитан К. А. Кутуб-заде, и смонтирована на ЦСДФ в 1945 году Е. Свиловой, женой легендарного документалиста Дзиги Вертова.

Генеральный секретарь Международного Освенцимского комитета Мечислав Кета, выступая в «Красной звезде», писал: «…Я смотрел эту хронику десятки раз. Часто вместе с гостями из дальних стран, для которых гитлеровские злодеяния были умозрительным понятием. Эти люди выходили из кинозала, потрясенные виденным. И вместе с тем получали заряд энергии для борьбы за мир, за то, чтобы никогда не вернулись мрачные времена фашизма…»
Фронтовые друзья-товарищи

В составе киногруппы 1-го Украинского фронта находились три товарища, чьим основным оружием была кинокамера — Кенан Кутуб-заде, Владимир Сущинский и Николай Быков.

14-08-2016-kenan4
Этих людей связывала крепкая фронтовая дружба и общее дело – они снимали кинохронику военных событий – освобождение Польши Красной Армией.
11 января Кенан Кутуб-заде вместе Николаем Быковым снимали, как командующий войсками 1-го Украинского фронта маршал И. С. Конев инспектировал части, идя в полный рост по брустверу.

14-08-2016-kenan5
На западном берегу Вислы, метрах в 500 от советских позиций, окопались немцы. Кенан вместе с Быковым успели снять по 150 метров пленки, как за это время убили двух человек из охраны маршала. Маршал Конев так и не спрыгнул в траншею, даже не пригнулся — все так же шел в полный рост. Операторы Кенан Кутуб-заде и Николай Быков тоже рисковали своей жизнью, снимая на камеру маршала, ведь они тоже были хорошей мишенью для врага.
Одним из самых страшных кадров, когда-либо увиденных людьми — документальный фильм «Освенцим» Кутуба-заде. Кенан Абдуреимович начал снимать эту ленту вместе со своим фронтовым другом Бы¬ковым 28 января. Быков, прошагавший всю войну, не смог снимать то, что предстало перед их взором. Кутуб-заде плакал, но снимал. Снимал всё — и циничную надпись на воротах «Каждому своё», и крематорий, где сжигали пленных, и аккуратные мешки с человеческими волосами.
В послевоенное время Кенан Кутуб-заде вспоминал: «Мой коллега и друг Николай Быков не смог снимать. Уехал. Действительно, Освенцим потрясал и чувства наши, и волю. В течение тридцати пяти дней мы снимали лагерь смерти таким, каким его бросили фашисты. В одной из камер члены подпольной интернациональной организации оставили списки замученных и живых узников дпя тех, кто спасет человечество от фашизма. Советские воины нашли эти списки: в них значились тысячи имен…»
Большая и крепкая дружба связывала Кенан Кутуб-заде и с фронтовым кинооператором Владимиром Александровичем Сущинским.
22 февраля 1945 года в ходе Нижне-Силезской наступательной операции, Владимир Сущинский со своим боевым другом Николаем Быковым, снимает эпизоды освобождения Польской земли, ожесточенные бои под городом Бреслау. Сущинский, снимая материал в боевой обстановке, не думал об опасности. Боевые товарищи поражались, как он умудрялся снимать разрывы крупнокалиберных снарядов наших пушек на расстоянии 150 – 200 метров от себя: «Он снимал войну в упор такой, какая она есть».
Во время съёмки рядом с ним разорвался вражеский снаряд и один из осколков смертельно ранил его в голову. Он упал, но камера продолжала снимать. В бреду, Владимир Сущинский повторял: «Кадры… кадры… кадры… в них вся история наших побед…»
Николай Быков находился рядом и вынес друга из зоны артиллерийского огня. Сущинский умер в медсанбате.
Похороны Сущинского снимал оператор Николай Быков. Он тоже был убит в Бреслау через несколько дней во время съемок.
Владимир Сущинский и Николай Быков пали смертью героя в боях за Бреслау. Оба они были похоронены с воинскими почестями на польской земле.

Кенан Кутуб-заде, Владимир Сущинский и Николай Быков входили в когорту 250 советских военных киноопе¬раторов, которые вели съемки на фронтах жестокой войны. Свыше 40 из них не увидели светлого дня Победы. Они погибли как солдаты, со своим оружием — кинокамерой.

Готов выполнить любое ваше указание

Кандидат исторических наук, доцент Владимир Брошеван обнаружил в государственном архиве Республики Крым письма — документы, касающихся личности Кенана Кутуб-заде как военного кинооператора и представляющие важную историческую информацию в его биографии.
«Готов выполнить любое ваше указание» — эти строки из письма, хранившееся в государственном архиве Республики Крым. Написанное 10 июля 1943 г., оно адресовано было председателю Совнаркома Крымской АССР И. Сейфуллаеву. Начиналось оно, как и большинство писем в то военное время на имя руководителей автономной республики, временно находящихся в Сочи, с биографических данных.
«Уважаемый тов. И. Сейфуллаев!
Обращается к вам оператор Центральной студии кинохроники Союзкинохроники Комитета по делам кинематографии при СНК СССР Кутуб-Заде К.А.
До 1932 года жил в Крыму. Работал в Ялтинской киностудии с 1927 года. До этого времени работал в Ялтинском райкоме ВЛКСМ, был членом бюро этого райкома. С 1932 г. по настоящее время живу и работаю в г. Москва по специальности кинохроникера. Член ВКП(б) с 1939 г.»
Далее в письме Кутуб-Заде пишет: «Я передавал вам мое желание запечатлеть на пленке борьбу крымских партизан с немецкими захватчиками.
До сих пор попытки многих операторов в этом отношении терпели неудачи, ибо они пытались под городом Сочи, далеко от Крыма восстановить исторические факты из деятельности крымских партизан. Но это все конечно, далеко от действительности. Мне же хочется показать на экране подлинную реальную действительность показать как, несмотря на большие трудности, партизаны Крыма ведут героическую борьбу с врагом.
Как специалист cвоегo дела я вполне подготовлен выполнить такую задачу, кроме того, как патриот Крыма хочу принести хотя бы скромную пользу запечатлеть для будущих поколений эти исторические дни в жизни народов Крыма под пятой фашистской Германии.
Если дадите мне возможность, поможете в этом деле, я с большим патриотическим чувством готов выполнить любое ваше указание. Прошу вас поставить этот вопрос перед председателем кинокомитета тов. Большаковым об откомандировании меня с необходимой аппаратурой и пленкой в ваше распоряжение».
Полученное письмо было рассмотрено руководством республики, которое было заинтересовано в том, чтобы о боевых делах крымских партизан, сражавшихся не на жизнь, а на смерть с немецко-фашистскими и румынскими оккупантами, знали далеко за пределами полуострова.
28 августа 1943 года председатель СНК Крымской АССР И Сейфуллаев и 1-й секретарь Крымского обкома партии В.Булатов направили письмо под грифом «секретно» председателю Комитета по делам кинематографии при СНК СССР тов. Большакову, в котором писали: «В настоящее время имеется большая необходимость зафиксировать на кинопленку боевые дела, жизнь и быт крымских партизан, борющихся с заклятым врагом—немецкими захватчиками. В связи с этим возникла мысль о посылке в партизанские отряды Крыма на продолжительное время одного кинохроникера со всей необходимой аппаратурой и материалами.
ОК ВКП(б) и СНК Крымской АССР просят вас командировать в партизанские отряды Крыма кинохроникера Союзкинохроники (г.Москва) нашего земляка тов. Кутуб-Заде, который бы справился с этой задачей, т.к. он знаком с местными крымскими условиями.
При положительном решении просим т. Кутуб-Заде после тщательной подготовки командировать в г. Сочи для последующей отправки в Крым».
К глубокому сожалению, в архиве не удалось найти документов, из которых можно было бы узнать дальнейший ход событий.

Мирное время

Не менее интересной стала работа Кенана Кутуб-заде в мирное время — сначала на Рижской, а затем на Ростовской студии кинохроники — только здесь он проработал свыше 30 лет, преподавая одновременно в кинотехникуме фотографию и киносъемку, прибавив к боевым орденам орден «Знак Почета».

14-08-2016-kenan9
Его первой послевоенной лентой был «День победившей страны». 160 операторов в течение 4 месяцев работали над этим фильмом в разных уголках советской страны: у хлеборобов Кубани и чабанов горного Кавказа, хлопкоробов Узбекистана и рыбаков Прибалтики, предстояло снимать вос¬ход солнца на мысе Дежнева — самой северной точке Советского Союза. Работа завершилась успешно, и в 1946 году фильм вышел на экраны страны.
Спустя год Кенан женится на Вере Гесск, с которой познакомился в период эвакуации за Урал работников Центральной киностудии, где она работала в кинохронике. В 1948 году у них родился сын Тимур, выбравший специальность геолога.
Более 20 фильмов, рассказывающих о возрождении страны, о ее могущественном росте, ее прекрасных людях, снято Кенаном в послевоенное время.
Герои документальных картин Кутуб-заде — хлеборобы, строители, ученые, военные.

14-08-2016-kenan7
Всего же за более 40 лет работы кинооператором на Центральной киностудии документальных фильмов им создано около 40 лент кинохроники. И в этом его огромная заслуга перед страной, ибо «документальные фильмы не стареют, как не стареет история»
Кенан Абдуреимович в стенах Ростовской студии воспитал и обучил целую плеяду кинооператоров. Памятуя свою нескладную учебу, он старался отдать мальчишкам, приходившим к нему ассистентами, максимум своих знаний, опыта.
Кенан Кутуб-заде скончался 22 февраля 1981 году в г.Ростове-на-Дону.
Кенан Абдуреимович Кутуб-заде… Все поколения советских кинодокументалистов знали это имя. Задолго до войны, в юношескую пору отечественной кинодокументалистики, он уже был ветераном.

14-08-2016-kenan8
Память

15 мая 2015 года у Дома кино Ростовского областного отделения Союза кинематографистов России состоялось открытие мемориального камня, посвящённого фронтовым кинооператорам
Ростовской Ордена «Знак Почёта» киностудии – летописцам Великой Отечественной войны.

14-08-2016-kenan10
«Фронтовым кинооператорам Ростовской киностудии 1941-195 гг.» — гласит надпись на памятной плите. На мемориале высечены 11 фамилий тех, кто не только отважно сражался с гитлеровцами, но и пытался сохранить на кинолентах свидетельства тех событий.
В торжественном событии участвовали представители общественности, административных структур, учащиеся Ростовского филиала ВГИКа, члены Союза кинематографистов – те, кому посчастливилось знать ростовских операторов-фронтовиков лично.
В мемориальном каменном списке человек-легенда — Кенан Абдуреимович Кутуб-заде, главный оператор знаменитого фильма «Лагерь смерти „Освенцим“». Сжимая волю в кулак и, не скрывая слез, он снимал все, что попадалось в объектив видеокамеры. Кинолента стала неопровержимым доказательством преступления, которое совершили фашисты, на Нюрнбергском процессе. До конца жизни у Кенана Кутуб-заде осталась привычка — носить с собой в карманах конфеты, которыми он угощал детей. Как признались на открытии памятной плиты его коллеги, он не мог забыть замученных ребятишек в лагере смерти.

Юрий Николаевич Щербаков — кинооператор и кинорежиссёр высшей категории, член Гильдии кинорежиссёров России, Почётный кинематографист России, Председатель Ростовского областного отделения Союза кинематографистов России так отозвался о своем наставнике:
«Кенан Александрович (по паспорту Абдуреимович) был прекрасным профессионалом, скромным, добрым и просто замечательным человеком. Прийдя на Ростовскую киностудию сразу после школы, мне довелось работать со многими фронтовыми кинооператорами. Но, более всего, вплоть до поступления во ВГИК, в качестве ассистента кинооператора я проработал с К. А. Кутуб-заде — меня даже прозвали «Кутубчонком». Кенан Александрович тогда шутил — Только поставишь горячую ещё кинокамеру, а он хватает её и давай снимать!». Это был великий мастер фронтовой и послевоенной кинохроники, первым вошедший в освобождённый Советской Армией концлагерь «Освенцим». Так что, его творчество навечно останется не только в Истории Мирового кино, но и в Памяти всей Цивилизации Земли».
Выражаю свою искреннюю признательность и благодарность Исмету Кенановичу Кутуб-заде за информацию о своем отце – Кенане Абдуреимовиче Кутуб-заде, за предоставленные семейные архивные документы и фотографии.

Ибраим Военный

 

Редакция AVDET

Автор: Редакция AVDET

Редакция AVDET