Луиза Усеин: Нам сейчас как никогда требуется единство и понимание происходящего

24.12.201614:26667
luiza_3

 

Известную крымскотатарскую актрису Луизу Усеин мы видели в самых разных ролях – от комедийных до драматичных (недаром ведь она является артисткой драмы высшей категории), и в каждый образ она воплощается так мастерски, что сложно себе представить, что это всего лишь очередная маска профессионального актера. Роль леди Макбет принесла Луизе Усеин признание не только на Родине, но и далеко за ее пределами, а сам спектакль обрел крымскотатарский колорит. Поэтому мы и позволили себе назвать знаменитую артистку «крымскотатарской леди Макбет». В интервью газете Avdet она поделилась своим видением настоящего и будущего крымскотатарской драматургии и театра, заявила о необходимости формировать национальную школу театрального искусства, чтобы обеспечить преемственность поколений и рассказала, в каком случае «удерживать» и развивать крымскотатарскую культуру с каждым годом будет все сложнее. 

– Что лично Вас больше всего восхищает и удивляет в театральном искусстве? Поделитесь какими-нибудь удивительными фактами.

– Для меня театр – это такая кафедра, с которой можно многое поведать зрителю. Человек приходит в театр за впечатлениями, эмоциями. И наша задача – открыть новый, преображенный мир страстей и жизни, освежить душу разнообразными впечатлениями так, чтобы зритель, выйдя со спектакля, стал лучше, добрее, умнее. И если происходит эмоционально-духовное единение между зрителем и сценой, когда ты как актер делаешь посыл энергии в зал, а в ответ тебя не только слушают, но и слышат, ловят каждый твой вздох, каждое слово, плачут и смеются вместе с тобой, – меня это всегда восхищает.

Удивительные факты? За 27 лет работы в театре, конечно же, есть, что вспомнить. Бывало, зритель настолько проникается происходящим на сцене, что начинает комментировать или вслух вести диалог с героями действа. Еще был забавный случай: во время спектакля «Еди къоджалы Урмус» («Семь мужей Урмус» – прим. ред.) на сцену пританцовывая, с плиткой шоколада в руках вышел пожилой мужчина-зритель. И мы, не выходя из образа, так же пританцовывая, под всеобщий хохот проводили его со сцены.

Какая из ролей Ваша самая любимая?

Каждая роль, сыгранная мною, а их более сорока, по-своему мне дорога, потому что в каждую вкладываешь частичку себя, своей души. Но есть роль, которая для меня не просто любимая, она — знаковая. Это роль леди Макбет. Именно во время работы над этим образом я училась, что называется, «выворачивать душу», заглядывать в самые потаенные уголки своего нутра, чтобы был нерв, яркая палитра психофизического состояния человека: от радости до гнева, от любви до ненависти, от куража до отчаяния…

Это моя персональная школа. Я благодарна судьбе, что мне посчастливилось играть эту роль в спектакле «Макбет» незабвенного Уильяма Шекспира в постановке Владимира Андреевича Аносова. Кстати, за эту роль на международном фестивале тюркоязычных театров в Уфе (Башкортастан) мне присудили победу в номинации «лучшая женская роль».

Таких спектаклей как «Макбет» очень не хватает в репертуаре нашего театра. Он актуален во все времена, но сейчас как никогда. Как говорил Владимир Андреевич, это спектакль о психологии власти, о том, как из доблестного, отважного воина, Макбет превращается в «смертоносную машину» по убийству. В силу каких причин с личностью происходят эти метаморфозы – вот об этом спектакль.

luiza_6

Как бы Вы оценили нынешнее положение современной крымскотатарской драматургии? Не увлекаетесь ли написанием пьес Вы сами?

Проблема «драматург-театр» – извечна. Я считаю, что у нас катастрофически не хватает хорошей, актуальной, современной крымскотатарской драматургии. Поэтому нам и приходится обращаться к переводному материалу. Транспонировать его на нашу национальную среду, «окрымтатаривать», так сказать. Это «звоночек» для наших писателей. Попытки писать были, но, как говорится, пока «в стол». Может, со временем придет вдохновение, посетит муза.

luiza_4

Веяния каких культур испытывает нынешнее крымскотатарское театральное искусство?

Взаимодействие национальных культур, в том числе родственных,  – процесс закономерный, тем более в эпоху интернета. В силу близости языка, традиций и обычаев, музыкальной культуры нам близки турки. Кстати, в Турции, театральное искусство очень развито: драматургия и режиссура на хорошем профессиональном уровне, талантливые актеры. В этом мы могли убедиться во время поездок на театральные фестивали в Турцию. В репертуаре нашего театра было несколько постановок по пьесам турецких драматургов: «Къадынчыкълар» («Женщины»), «Еди къоджалы Урмус» («Семь мужей Урмус»), «Айнеджилер» («Хитрецы»). Зрители великолепно принимали эти спектакли. За годы депортации узбекская культура так или иначе отразилась на нашем народе. По узбекским пьесам тоже было несколько постановок. Спектакли прошли на «ура». При этом мы же не стали больше турками или узбеками. Я хочу сказать: не нужно бояться веяний той или иной культуры. Если зрителю нравится, если его «цепляет за живое» то, что происходит на сцене, то постигая смысл действа, он становится духовно богаче, многограннее как личность. И это здорово!

Каким образом передается национальная основа?

– Основной составляющей самобытности нашего театра, в первую очередь, должен быть язык. И актеры, как носители этого языка, должны как можно шире, ярче использовать богатство нашего языка.  Национальная музыка и костюмы добавляют колорит. Но это еще не все. Есть такие понятия, как «национальный характер», «национальный дух». Знаете, когда мы выпустили «Макбет», режиссер Владимир Андреевич сказал: «Он получился крымскотатарским». Позже мы посмотрели постановку «Макбет» Роберта Стуруа в Тбилисском театре, и это был грузинский «Макбет», хотя на сцене не было никакой национальной атрибутики. Понимаете? Значит, есть еще нечто, характерное только для нас. Другой вопрос в том, что нам необходимо эту национальную основу укреплять, развивать, формировать национальную школу театрального искусства, дабы была преемственность поколений.

luiza_5

 

Что сегодня может способствовать сохранению и развитию крымскотатарского театрального искусства?

Опять же язык, не просто сохранение нашего языка, но и изучение. Пользуясь случаем, хочу призвать всех своих соотечественников: изучайте сами, обучайте своих детей, внуков. Дети обязательно должны слышать дома родную речь, слушать крымскотатарскую музыку. Разговаривайте, читайте, не ленитесь, обогащайте свой лексикон. Вы знаете, очень чувствуется, когда мы играем бытовой спектакль с простой бытовой речью, зритель все понимает, хорошо реагирует и принимает. Если же драматургия сложнее и глубже, соответственно, и литературный язык должен использоваться во всех своих красках. И тут перед нами всякий раз встает дилемма, будут ли понимать, приходить, смотреть?! Мы все должны научиться мыслить на родном языке!

С какими знаменитыми людьми и при каких обстоятельствах Вы общались?

– Специфика моей профессии, участие в международных театральных фестивалях дали возможность общаться со многими знаменитыми и просто интересными людьми актеры, режиссеры, музыканты, писатели, общественные деятели. Всех сразу и не припомнишь… Но мне хотелось бы вспомнить знакомства не с коллегами «по цеху», как говорят, а знакомства, которые оставили неизгладимый след в моей душе и памяти.

Примерно в 90-х годах я присутствовала на каком-то общественном мероприятии. Рядом со мной сидел интеллигентного вида мужчина в годах. Периодически делал какие-то пометки у себя в блокноте. Когда один из докладчиков в очередной раз произнес слово «докУмент», мой сосед, наклонившись, тихо спросил меня: «А вы знаете, чем отличается «докумЕнт» от «докУмента»»? «Нет», – недоуменно ответила я. На что он сказал: «ДокумЕнт» хранится в «портфЕле», а «докУмент» – в «пОртфеле». Затем его тоже пригласили для выступления на сцену. Тогда я узнала, что рядом со мной сидел Рефат Аппазов — доктор технических наук, профессор, создатель космических ракет, который работал вместе с академиком Сергеем Королевым. Как он говорил! Тихо, без надрыва, без каких-либо заготовленных шпаргалок, о таких важных для всех нас проблемах и все, затаив дыхание, слушали и внимали каждому слову. Позже мне посчастливилось быть ведущей на его юбилейном вечере. Рефат-агъа кладезь знаний, ума и при этом человек редчайшей скромности и интеллигентности. Помню, я взахлеб прочитала книгу его воспоминаний «Следы в сердце и в памяти».

Очень интересное знакомство и общение у меня произошло в больнице, куда я попала с травмой ноги. Профессор, доктор медицинских наук Александр Блискунов. Ученый с мировым именем и при этом очень простой, веселый собеседник, безудержный оптимист и романтик. Был знаком с Высоцким, Вознесенским, Ахмадулиной и Евтушенко. Был вхож в их среду, при этом сам замечательно рисовал, играл на музыкальных инструментах, декламировал стихи и рассказывал анекдоты. Типичный «шестидесятник», без напускной важности. Тогда я поняла, что можно шагать по жизни с улыбкой и при этом быть человеком и профессионалом с большой буквы. Что интересно, я думаю, он на тот момент уже знал о своем смертельном диагнозе.

Не могу не вспомнить о Мустафа-агъа Къырымогълу. Знакомы-то мы были давно, но приятная беседа за чашечкой кофе в аэропорту, когда мы большой делегацией летели в Стамбул на «Дни крымскотатарской культуры», запомнилась мне надолго.  Человек с несгибаемым духом, стержнем, огромным авторитетом и при этом в общении искренний, открытый и душевный, с хорошим чувством юмора. Кстати, я заметила, что для людей талантливых, умных, с большим сердцем характерно это качество.

Пресловутый глобализм, ассимилируя наш язык и культуру, бросает нам вызовы. Каким будет наша культура в будущем? Какая культурная система ценностей даст возможность сохранить идентичность нашего народа?

 Глобализм – угроза для всех малочисленных народов. К сожалению, этот процесс остановить очень сложно, если мы собираемся жить как все нормальные люди в цивилизованном мире. При таких темпах ассимиляции трудно себе даже представить, что будет лет через 20-30. Хотя появились очень хорошие тенденции в нашем народе, и меня это очень радует. Многие проводят старинный свадебный обряд «Хна геджеси». Стало модно использовать в своих нарядах элементы национальной одежды: фес, къушакъ, къалпакъ. Это необходимо популяризировать, чтобы это принимало массовый характер. И вообще, каждый крымский татарин в буквальном смысле должен быть «заточен» на национальной идее. Каждый на своем поприще. Мы должны понимать, что на нашем поколении и поколении наших детей лежит миссия сохранения идентичности нашего народа для потомков.  Если мы не будем укреплять в сознании нашего народа национальную идею, то удерживать и развивать культуру с каждым годом будет все сложнее.

Что является определителем уровня образованности, сознательности и интеллигентности?

Сплав лучших интеллектуальных и морально-нравственных черт в одном человеке. Интеллигентный человек образован и эрудирован, постоянно совершенствуется, при этом он культурен и тактичен в любой социальной среде, невзирая на уровень, уверен в себе, но при этом не унижает других. А вот материальное положение к этому понятию отношения не имеет. Приходилось встречать богатых людей, но при этом моральных уродов.

На Ваш взгляд, какие характерные черты присущи крымскотатарскому народу?

Наш народ терпеливый, сильный духом, мудрый и великодушный, потому что пройти через столько бед и невзгод и остаться такими миролюбивыми… Я очень надеюсь, что Всевышний вознаградит мой народ за эти качества.

Формируется ли историческое самосознание крымского татарина и в целом крымскотатарского народа?

События, произошедшие в последние годы, конечно же, вызывают тревогу. Нам сейчас как никогда требуется единство и понимание происходящего. Опыт прошлого нашего народа, его историческая память, я надеюсь, будут противостоять разобщенности. Мы просто обязаны сейчас быть морально и духовно чисты и честны перед самими собой и перед будущими поколениями. Передать им это как традицию. Эти процессы впоследствии обязательно найдут свое место и на сцене театра, и в литературе, и в кино. Я думаю, так формируется историческое самосознание.

Формирование сценического образа и создание смыслов влияют ли на Вашу личную жизнь?

То, что в тех образах, которые я создавала на сцене, есть частичка меня – факт, потому что это я, как Луиза, как личность перевоплощаюсь в тот или иной персонаж. Я нахожусь в предлагаемых драматургом и режиссером обстоятельствах. Такая раздвоенность и есть тот грех лицедейства, который категорически неприемлем религией. При этом персонажи бывают разные, как положительные, так и отрицательные. И я, конечно, задавалась вопросом: влияют ли на мою личность сыгранные роли? Как, оставаясь самим собой, стать другим? Со временем я научилась дистанцироваться от образов, создаваемых мною. Я как адвокат своего персонажа. Ведь адвокат, который защищает в суде преступника, не становится сам преступником. И потом я – уже сформировавшаяся, зрелая личность, со своими моральными принципами и ценностями. Я, образно говоря, в душе поставила фильтр, персонального цензора и впускаю в себя только то, что считаю нужным впустить. Человек сам формирует себя как целостную личность.

luiza_2

 

Редакция AVDET

Автор: Редакция AVDET

Редакция AVDET