Нузет Умеров: Маршак назвал меня «симферопольским скорпионом»

09.01.201711:56393
Нузет Умеров

 

Помните доброго сказочника, который рассказывал детям сказки перед сном в эфире телеканала ATR? Признайтесь, это было так искренне и по-настоящему, что и нам самим вместе с детками хотелось слушать этого дедушку в национальном костюме и с такой приятной речью. Ведущим программы «Акъшам масалы» был Нузет Умеров. Но сказочник он не только на экранах телевизоров.

Нузета Умерова можно уважать за многое – он известный журналист и писатель, автор множества художественных произведений разных жанров как прозы, так и поэзии. Но самая главная его заслуга – он подарил маленьким крымским татарам детство с национальным колоритом. В беседе с Avdet он рассказал о своем творческом пути, о знакомстве с Самуилом Маршаком и Корнеем Чуковским и о том, как порой становится ребенком.

– Как Вы пришли в литературу?

– Наверное, я человек везучий. В 1958 году был принят в Литературный институт имени Горького при Союзе писателей – единственный в мире литературный институт. Конкурс тогда был огромный – 2200 заявлений на 25 мест. Я отправил два детских стихотворения, одно совсем короткое:

Ах, какие кони, кони с бубенцами.

Удила рвут кони, землю бьют ногами.

А какие санки, быстрые, стальные.

Не страшны им даже горки ледяные!

     Кони с бубенцами – то Руслан и Ната.

А стальные санки – старая лопата…

(раньше была в ходу большая совковая лопата, в конце рукояти короткая поперечина – прим. Нузета Умерова). Выручил Корней Чуковский, который сделал пометку: «Со стихами ознакомился. Надежда есть. Парень он веселый, толк из него будет. Какой есть, таким и берите». Вероятно, это был приказ. Оказывается, в течение нескольких лет я был единственным «детским», подающим надежду.

В конце учебного года в нашу группу вошла заочница из Татарстана Марзия Файзуллина, автор целого ряда книг для детей, изданных в Казани. Как-то утром захожу в аудиторию – сидит и ревет. Спрашиваю: «Кто избил?» Шмыгает носом: «Пошла в «Детгиз» (Детское государственное издательство – прим. ред), понесла подстрочники, а они их забраковали…». После лекций, до глубины возмущенный таким отношением к родственной душе, направляюсь в это издательство – благо недалеко от института. Вхожу, сидят за столами молодые симпатичные девушки. Знакомлюсь с главным редактором переводной литературы Галиной Московской.  В ответ на мое возмущение она выкладывает на стол папку подстрочников:

– Читайте!». Потом спрашивает:

– Вы тоже для детей пишете?

– Пишу.

– Прочитайте последнее.

Читаю вступление к поэме о 9-й Ангренской шахте, где я работал.

– А как будет называться?

– Об этом я еще не думал.

– Приходите в понедельник, принесите название и паспорт.

Прихожу, приношу название – «Шахтерский городок». Галина Ивановна заполняет договор. Договорились, что в сентябре я принесу рукопись. Забрасываю крючок:

 – Галина Ивановна, а я ведь перевел Марзию Файзуллину на нормальный русский язык…

  Она смеется:

 – Читайте!

  Читаю одно, второе, третье… Качает головой, достает из папки еще один договор… Вот так я вошел в детскую литературу и в один день вышел с двумя договорами в кармане …

– Кто на Вас повлиял как на автора произведений для детей?

– К сожалению, до войны в руки мне не попало ни одной детской книжки на крымскотатарском языке. Не помню ни одной детской передачи по радио. В детском саду мы учили наизусть стихи Самуила Маршака. В сентябре вернулся из Ангрена и привез рукопись. Галина Ивановна прочитала, одобрила, положила в папку и сверху написала: «Нузэт Умеров. Родился 13 ноября 1931 года. Место рождения – гор. Симферополь» и положила папку поверх стопки на столе. Приходит в издательство Маршак. Он был шефом этого издательства. Увидел папку:

— О! Еще один скорпион! Да еще и симферопольский!.

Самуил Яковлевич родился 3 ноября, а Симферополь считал родным городом. Книжка вышла полумиллионным тиражом и была рекомендована для чтения в школах страны. Позже вышли и две книжки Марзии Файзуллиной.  Маршак тепло отозвался о моих переводах. При встрече спросил:

– А она красивая?

– Красивая.

– Я в молодости тоже щедрый был…

– Писать для детей – это ответственность. Ставите ли Вы себя на место ребенка, создавая образы для детей?

 

– Нет. Просто сам становлюсь ребенком.

– Какое, по Вашему мнению, главное качество детского писателя?

– Умение писать так, чтобы дети, читая, узнавали в героях себя.  Недавно, листая страницы старых журналов «Йылдыз», читаю строчки Шакира Селима: «Вы посмотрите на этого Нузета Умерова! Он все время нас обманывает, но ты ему почему-то веришь…»

Нузет Умеров

– Есть ли у вас творческая сверхзадача? Одна большая цель, ради которой вы пишете все новые и новые книги?

Я профессиональный писатель. Написание книг – это моя работа. Сидеть, ничего не делая, я не могу, не умею. Я начал работать с первых дней войны и работаю до сих пор. Я не делю работу на роды занятий: пишу ли стихи, готовлю плов или сарыбурму, штопаю шерстяные носки – все делаю с любовью. Когда лежал с инсультом и мог двигать только глазами, языком и некоторыми мозговыми извилинами, вдруг подумал, что вряд ли теперь смогу писать стихи. Решил попробовать. Над кроватью висит ковер, я изучал его несколько дней и, наконец, решился. Вспомнил, как на одном из базаров Ташкента продавали гору цветных шерстяных мотков:

Ренкли йиплерден ренкли олды элим,

Айше битама мен токъыйим килим.

Къалемнен япкъан дюльбер ресимден,

Эр бир чызгъысын мен тутам эсимде:

Битамнынъ кою. Сельби тереклери,

Баир устюнде софалы эвлери.

Чешме азбарда. Суву чокъ ве темиз,

Мындан корюне далгъалангъан денъиз.

Келе ялыгъа къара дженк гемиси,

Къала артында копюклер сурюси.

Чыкъкъан геминынъ башына капитан,

Кимны кореджек ола о авлакъта?

Ешиль дюрбины юксек тута къолу –

Битамнынъ

    дженктен къайтмагъан

                               буюк огълу…

– Детские книги – это залог общения ребенка с родителями, чего не скажешь о компьютере…

– Если детские книги учат доброму и светлому, то компьютер притягивает мальчишек к милитаризованным играм, а если к этому добавить еще обилие фильмов о насилии, убийствах, драках, наркомании, распущенности, кризисе уважения к старшим… Есть очень точная народная поговорка: «Что посеешь – то и пожнешь». Мы с вами больше говорим о поэзии, но хочу сказать и в защиту прозы. У меня есть рассказы о довоенном Крыме, о войне, о годах оккупации, депортации, возвращении, трудностях обустройства, но в каком бы трудном, порой безысходном положении не оказывались герои, они не теряли человеческого достоинства. Давайте заглянем за кулисы телевидения. Передачи пишут и готовят журналисты и, вероятно, не всегда это люди высокой культуры, образования, понимания детской психологии, люди, которые не задумываются о будущем подрастающего поколения.

Нузет Умеров

А как мы с вами, взрослые, относимся к этому? Пишем тревожные письма на телевидение? Звоним? Помню, еще в 1968 году у меня вышла книга «Чему вас учили, ребята?» о выпускниках школы, пришедших на производство, где они сталкиваются с пьянством, воровством, сквернословием. Книга вышла тиражом в 200 тысяч экземпляров. Я получил мешок писем от учителей, учащихся, родителей. Оказывается, тема эта тревожила многих…

Как, по вашему мнению, приучить ребенка к чтению?

 – Нужны недорогие, но хорошие многоцветные книги. И самое главное – в этих книгах должны быть такие стихи, чтобы ребенок, прочитав или выслушав одно, тянулся ко второму. И еще надо, чтобы эти стихи запоминались…

Почему так мало детских писателей в крымскотатарской современной литературе?

 – Их немного во всем мире, можно пересчитать по пальцам. И наша литература не исключение. Пишущих много, а настоящих писателей единицы.

Вы считаетесь основоположником современного направления в детской крымскотатарской литературе. Что бы Вы посоветовали молодым начинающим детским писателям?

– Читать не только то, что они написали сами, но и других писателей! В библиотеке имени Гаспринского много лет работало молодежное творческое объединение «Ильхам». Среди участников этого объединения многие писали для детей. У них над головами на полках были и мои книжки на крымскотатарском, русском, украинском языках. Но, по словам работников библиотеки, ни один из них не потянулся за ними… И еще: когда они выступают перед детьми, читать стихи надо наизусть, а не уткнувшись носом в книжку.

Беседовала Тамила СЕИТЯГЬЯЕВА

 

Редакция AVDET

Автор: Редакция AVDET

Редакция AVDET