Алие Кендже-Али: Я верю, что Золотая Колыбель возродится и станет видимой всем нам

15.09.201714:52477

Avdet завершил публикацию романа «Колыбель» крымскотатарской современницы Алие Кендже-Али. В интервью Avdet автор рассказала, как к ней пришла идея написать роман, какой смысл она вложила в понятие «Золотая Колыбель», почему она мечтает, чтобы весь народ был похож на ее главного героя Джелиля, с какой целью в романе были использованы крымскотатарские символы-образы и как необходимо вселить соотечественникам веру в силу Золотой Колыбели.

– О чем Ваше очередное произведение «Колыбель»? Какой его авторский жанр?

– Когда я думаю о «Колыбели» и пытаюсь посмотреть на это произведение со стороны, у меня невольно возникает улыбка. Для меня это авантюрный эксперимент, который создавался легко, который стал для меня больше, чем произведение. Главные герои возникли, словно бы сами, и начали жить своей жизнью, мне оставалось только записывать их приключения. Я назвала этот жанр романом, хотя можно добавить – фантастический роман.

– Как пришла идея его написать? Что Вы хотели сказать этим произведением?

– Идея возникла из разговоров и размышлений о Золотой Колыбели – артефакте крымских татар, в существовании которого у меня нет ни малейшего сомнения. Что хотела сказать? Наверное, главное: наш народ хранит Золотая Колыбель, или душа нашей Родины, или Высшие силы – называйте, как хотите. И еще – надо верить в волшебство и сказку, которые непременно станут реальностью.

– Какие эпохи затронуты в Вашем романе и почему?

– История, мало того, что циклична, она, на мой взгляд, существует не линейно, как принято считать, а параллельно. Все прошедшие века, все наши предки, все наши потомки – это и есть МЫ сейчас, наше сознание, наши гены, наша связь с крымской землей. Поэтому герои романа легко перемещаются во времени, попадая в прошлое и будущее. В прошлом они оказываются в значимый для судьбы народа период – правлении последнего крымского хана Шагин-Гирея.

– Вы поднимаете в своем произведении очень много проблем: положения своего народа в настоящем и будущем, проблему преемственности поколений, исторической памяти, проблему отношения к прошлому, утраты памяти, корней, сохранения родного языка, веры и религии, поиска жизненного пути и предназначения, самопожертвования и много других. Вы пишете о любви к близкому, родному. Какая все-таки проблема стоит для Вас на первом месте (в произведении) и как вы считаете, удалось ли Вам ее решить?

– Эти проблемы даже затрагивать не надо, они возникают сами, если начать говорить о крымских татарах. Основная проблема или, другими словами, идея, которую я хотела донести – это то, что в нашей истории достаточно примеров, когда совершались ошибки, решающие судьбу крымскотатарского народа и нашей Родины. Так имеем ли мы право совершать ошибки сейчас? Чем обернется через двести-триста лет то, как поступаем мы в своей реальности? Да, безусловно, вы скажете, что многое зависит не от нас, что есть внешние обстоятельства. Но разве мы можем оставаться равнодушными, разве можем позволить подменять наши ценности, наш язык, нашу веру, нашу культуру? Несломленный за столько столетий дух разве может сломаться сейчас? Я хочу, чтобы каждый крымский татарин стал Джелилем из моего романа и спас свой народ и свой Крым.

– Как Вы считаете, каждый ли крымский татарин может оказаться (достоин быть) Джелилем в современном мире?

– Да, конечно! У многих сейчас сознание словно замутнено (возвращаясь к сюжету романа – воздействие злых сил), мы же все живые люди, поддаемся, сами не замечая, и чужим культурам, и чужому языку. Но если на минуту остановиться, прислушаться к своей сути, истину можно разглядеть. Мы по своему рождению – Джелили, герои, силачи, мы все можем! Даже те, кто как Шагин-Гирей в прошлом, ошибаются сейчас (да, их тоже ненавидит народ), по своей сути другие, но они словно в плену иллюзий, которые рано или поздно разрушатся.

– Главная героиня Вашего романа Назмие в будущем была правительницей крымскотатарского государства. Как Вы думаете, в нашем современном мире такое возможно? Есть ли у нас женщины-лидеры, которые взяли бы на себя такое ответственное задание?

– Женщина у крымских татар всегда брала на себя особенную роль в семье, достойно переживая трудности и беды, сохраняя ценности, часто проявляя невероятную стойкость и выносливость. Не жалуясь, не упрекая, наши женщины жили в депортации в нечеловеческих условиях и воспитывали достойное поколение. Это они возвращались с мужьями на Родину и снова жили в землянках и палатках, умудряясь на костре готовить блюда национальной кухни, стирать белье в ледяной воде и быть опорой своим мужьям и детям. Да, женщина у нас всегда стоит за мужчиной, который главный во всем, но это не значит, что она не может решать важные вопросы и даже стать правителем. Врожденная мудрость и тактичность, ум и скромность крымских татарок, я верю, во многом спасали и спасают наш народ.
И сейчас у нас есть женщины-лидеры, не стану называть имен, но они многое делают для нас. Может быть, в будущем крымскотатарское государство и возглавит женщина, кто знает.

– Какой смысл Вы вложили в понятие «Золотая Колыбель» в своем произведении?

 

– Золотая Колыбель для меня имеет несколько смыслов. Это и артефакт народа, спрятанный от посторонних глаз, и образ самой земли, которую я представляю как колыбель, и совокупность ценностей (искусства, религии, образования) крымских татар.

– В Вашем произведении использовано много символов-образов, в первую очередь, это Золотая колыбель, фес, къалпакъ, черные косы, килим как семейная реликвия, кофе, чебуреки, ущелья, горы, скалы, в целом Крым, по нашему мнению, они привносят в роман национальный колорит. А каков, по-вашему, их философский смысл?

– Смысл этих образов в том, что это наше, родное, свое. Разве ваше сердце не радуется родному? Мое радуется как ничему другому в этом мире! Это и есть связь между веками, это и есть та параллельность реальностей и исторических эпох, о которой я говорила.

– «Колыбель появляется только там, где в нее верят, а в твоем настоящем давно нет веры в нее». Как Вы думаете, верят ли сегодня наши соотечественники в силу Золотой Колыбели?

– Для того чтобы во что-то верить, об этом надо хотя бы знать для начала. Все ли знают легенду о Золотой Колыбели? Все ли знают свою литературу, историю, культуру? Образование, в первую очередь, образование сейчас. Но это если поверхностно смотреть на вопрос. Вера должна быть даже не в артефакт, а в самих себя, прежде всего. Поднимите свое высоко-высоко, пусть весь мир увидит, кто такие крымские татары.

– На протяжении всего романа Вы умело сочетаете фантастику и реальность. Как Вам это удавалось?

– Для меня написание романа было увлекательным приключением. Я ничего не выдумывала! Все действие происходило независимо от меня. Герои поступали согласно своим характерам, реальность отражалась такой, какая она есть, а фантастика возникала из глубины сознания и часто смешила меня саму, искренне удивляя. Я не знала, что будет в следующей главе и чем закончится роман, тоже не знала, пока не поставила последнюю точку. Это можно сравнить с просмотром фильма или с чтением книги в своей голове. До слез было грустно расставаться с героями. Только не подумайте, что я странная, хотя, наверное, я странная. Но все было именно так, как я говорю.

– В конце произведения, когда главный герой Джелиль возвращается в свое время, он видит совершенно новый Крым – чистый, свежий, настоящий, богатый и цветущий. Как Вы считаете, как в нашем настоящем сделать Родину такой же. Это реально? Что необходимо сделать, чтобы «вернулась Золотая Колыбель»?

– Легко написать роман, в котором все возможно. И вернуться в прошлое, и изменить настоящее. Если было бы все так же легко на самом деле. Я вижу, как можно изменить реальность и сделать Крым цветущим и богатым, но не думаю, что готова об этом говорить открыто сейчас. Все есть в романе, все ответы. И читатель, я думаю, поймет меня и увидит все мои скрытые мысли и желания.

Колыбель не нужно возвращать, она всегда здесь была, нам нужно только поверить в нее и увидеть самих себя как ее детей.

– В Вашем романе многие проблемы решаются посредством религии и веры в Бога. Как Вы думаете, возможно, это то, что мешает нам сегодня вернуть Золотую Колыбель?

– Я тысячу раз убеждалась в силе молитвы. В момент единения с Всевышним многие вопросы находят ответы, непонятное становится очевидным, на смену сомнениям приходит гармония. Обращайтесь к Светлому, не давайте затуманивать свои головы, будьте честными с самими собой в первую очередь, и я верю, что Золотая Колыбель возродится и станет видимой всем нам, засияет над Крымом и над нашим прекрасным народом.

– Вы очень плодовитый писатель. И ваши читатели ждут-не дождутся Вашей дебютной книги. Когда это случится?

– Так часто бывает, что берешь в руки новую книгу и приятно: красивая обложка, глянцевые страницы. Но начинаешь вчитываться – а там пустота. Буквы есть, а литературы нет. Мне жаль такие книги, я так не хочу. Если я написала или напишу что-то стоящее и настоящее, книга появится, хотя даже как далекий от материального человек я должна признать, что сейчас финансово не могу позволить себе издать свою книгу. Всему свое время, если суждено. Я верю только в лучшее!

 

Редакция AVDET

Автор: Редакция AVDET

Редакция AVDET