Татарбунары – забытые страницы ногайской истории

08.10.201711:35553
Остатки крепости

 

Остатки крепости в Татарбунарах

1346 год. В Византии разразилась гражданская война за престол между императрицей Анной Савойской и ее недругом Иоанном Кантакузеном. В ходе боевых действий стороны активно прибегали к помощи правителей соседних государств. В конфликт были вовлечены эмир Осман (основатель Османской империи) и эмир Сарухана. Не остался в стороне и выступил на стороне византийской регентши Анны и некий кыпчакский князь из Северного Причерноморья по имени Балихан.

К сожалению, сегодня мы уже не знаем, кем был этот отважный кыпчакский хан или князь Балихан, упомянутый в книге о Крымском ханстве историка Иоганна Тунмана, но знаем, что он жил в Северном Причерноморье. Ученый XVIII века Дмитрий Кантемир утверждал, что резиденцией князя Балихана был город Карабун. Такой город действительно был и находился он на правом берегу реки Когыльник вблизи впадения ее в лиман Сасык. Сегодня на его месте, в Одесской области, стоит современный город Татарбунары.

Насколько князь Балихан из Карабуна оказал помощь и поддержку Анне Савойской, увы, неизвестно. В итоге после продолжительной борьбы за право быть регентшей при своем сыне она вынуждена была подписать мирное соглашение и удалиться в тень истории. К сожалению, неизвестна и дальнейшая судьба Балихана. Быть может, он погиб в кровопролитной борьбе, отстаивая права женщины, или же вернулся в родные края, сюда в Карабур или Татарбунары, исправил в землях кыпчаков, которые чуть позже станут именоваться Буджак.

Говоря о городах Буджака, необходимо несколько слов сказать и о самой исторической области на юге современной Украины. Ее естественными границами были реки Турла (Днестр) и Дунай. Эта местность представляла собой сплошную равнину без гор и лесов. Однако чрезвычайно плодородная почва компенсировала местному населению этот недостаток хорошим урожаем зерна. Вот только в жаркие летние месяцы ощущалась нехватка воды.

Самая большая река этого региона – Когылник – в летние месяцы пересыхала. Поэтому местные жители, буджакские татары или ногайцы, сооружали во внутренних районах этой области глубокие колодцы. У буджаков, впрочем, как и у остального населения Крымского ханства, вырыть колодец стало доброй традицией и делом чести.

Эти места не были богаты лесами, но предприимчивые буджакцы нашли выход и из этого положения. Они вынудили кодрянов – одно из молдавских племен, живущих у границы с Буджаком, заключить с ними договор, по которому те должны были ежегодно доставлять крымским татарам определенное количество бревен из молдавских лесов.

Буджакцы были известны как хорошие земледельцы, скотоводы, охотники и пчеловоды. Пшеница, рожь, ячмень и просо и даже виноградники культивировались в этом регионе. Излишки отвозились на продажу в приморские города – Аккерман и за Дунай и в Килию.

Конечно же, соседство с молдаванами приводило к постоянным стычкам. Между этими разными народами почти никогда не было мира. Приграничные села как молдаван, так и ногайцев постоянно страдали от «набегов» друг на друга.

Буджак всегда был оживленным регионом. Здесь в разные времена оседали многие народы и племенные союзы. Однако аборигенами этих земель принято считать фракийские племена. Позже автохтонов ассимилировали скифы. Их сменили сарматы, затем готы, гунны, печенеги, кыпчаки и ордынцы. С XV века земли кыпчаков периодически формально и номинально переходили во власть соседей: сначала валахам, при которых за Буджаком закрепилось название Бессарабия, а после и мадьярам.

В источниках за 1399 год говорится, что земли Буджака принадлежали некоему Мирзе (возможно, из местных кыпчакских князей), но с 1412 года часть этих земель числится уже за молдавским князем Александром.

С 1469 по 1474 год западной Бессарабией якобы владел знаменитый валашский князь Дракул, но в 1474 году он передал эти земли османскому султану Мухаммеду II Фатиху. Спустя несколько лет Буджак снова завоевали – на этот раз молдавский господарь Стефан Великий. А через два года эти земли стали татарскими, точнее ногайскими. Первоначально здесь осели более 30 000 ногайских семейств.

Свой этноним – буджакские – ногайцы получили от названия населенного пункта Буджак, расположенного в районе Днестровского лимана. Предположительно этимология названия города и региона восходит к тюркскому слову «буджак» («угол»). Именно этот город на некоторое время становится так называемой столицей Буджака.

С самого начала в Буджаке выделяются два наиболее влиятельных клана: Орак-Оглы и Орумгет-Оглы. Главы этих родов подчинялись крымскому хану и при необходимости могли выставить от 30 000 до 56 000 воинов. Эти воины отличались не только своей выносливостью и отвагой, но и неспокойным нравом и свободолюбием. Буджакские аскеры пользовались уважением и особой привилегией. Со временем многие из ногайцев Буджака состояли в личной ханской гвардии – капы-кулу.

Чтобы контролировать свободолюбивых буджакцев, крымский хан из числа своих братьев, сыновей или племянников назначал в Буджак сераскира, то есть военачальника или военного наместника, который жил и правил в этом регионе и при надобности мог привести необходимое число воинов. Ставкой сераскиров был город Татарбунары. Однако не все сераскиры справлялись с этой непростой задачей.

Один из сыновей хана Халима Гирая Тохтамыш Гирай нетактично повел себя с местными буджакскими беями, оскорбив их вековые традиции, чем и восстановил против себя местных жителей. Крымский хан Халим Гирай вместо того, чтобы вразумить сына поддержал его и велел арестовать подстрекателей назревавшего бунта, чем и вызвал бурю негодования против себя. Для Халима Гирая все закончилось печально. Он вынужден был сложить с себя полномочия крымского хана.

Иначе обстояли дела с последним крымским ханом Шагином Гираем. Известно, что в последние годы правления Шагина Гирая бендерский паша с согласия османского султана сделал все возможное, чтобы сместить назначенных ханом начальников и чиновников в Буджаке, и попытался привести Буджак в подданство Османской империи. Однако формально османские власти не смогли подчинить себе своевольных буджакцев, которые до последнего лелеяли надежду вновь возвести на трон своего хана – Шагина Гирая.

И если бы это не получилось в Бахчисарае, они готовы были образовать новое Крымское ханство со столицей в Буджаке и во главе с Шагином Гираем. А все, потому что во второй половине 60-х годов XVIII века, тогда еще молодой принц Шагин Гирай был сераскиром в Буджаке. Именно тогда он сумел завоевать доверие и расположить к своей персоне местных татар.

Что касается общей характеристики буджакских татар, то, по отзывам путешественников, они честны, добродушны и гостеприимны. В домашнем быту, обычаях, привычках, языке и религии они схожи с остальными ногайцами. Они подвластны своим мурзам и беям, которые входили в государственный совет – Диван.

Примечательно, что именно в Буджаке было несколько резиденций крымского властителя. Это города Каушаны и Бендеры, ныне территория Молдовы. Здесь возвышались великолепные дворцы, где мог остановиться крымский хан вместе со всем своим многочисленным пышным двором и нередко задерживался на долгие месяцы.

Кроме упомянутых резиденций, здесь также росли и процветали другие города: портовый город Аккерман, Тобак – город у озера Ялпуш. Небольшой городок с крепостью Бир на Днестре, Гура-Курудер ныне поселок Сарата. А также Татарбунары – город на реке Когылник.

Сегодня уже мало кто может представить, что всего двести лет назад территория современной Одесской области именовалась Буджак и входила в состав Крымского ханства. А ее жителями были крымские татары, более известные в этом регионе как буджакские ногайцы. Однако сегодня о местных жителях напоминают только сохранившиеся топонимы. Одним из таких топонимов дошедших до наших дней является первоначальное название города – Татарбунары. В настоящее время этот город пестрит многонациональным населением, но вот основавших его жителей больше в нем нет.

tatarbunary-0007

В современном городе Татарбунары не сохранилось ни одной архитектурной постройки, относящейся к ханскому периоду. Источники XIX века говорят о том, что первые переселенцы начали разбирать крымскотатарские дома. Постепенно за ненадобностью исчезли мечети, были заброшены, а после и вообще стерты мусульманские кладбища. За 1816 год сохранилось описание, как разрушили и растащили по камням старую Татарбунарскую крепость. Пожалуй, дольше всех сохранялась старинная крымскотатарская баня – хамам, служившая единственной городской баней, но и ее впоследствии «перепрофилировали» в водяную мельницу.

Несмотря на то, что облик города старательно пытались изменить, он не утратил свой особый колорит и, быть может, к нему еще будет проявлен интерес историков, ведь вполне возможно, что земля этих мест хранит много интересных артефактов, связанных с временем, когда эти места были частью государства Крымское ханство.

Буджак особо не баловал местных жителей полноводными реками и озерами, поэтому здесь была особая традиция, как можно больше сооружать колодцы. В самом городе и в его окрестностях и сегодня еще можно видеть множество колодцев, выложенных камнем. Так когда-то делали буджакцы.

Конечно же, эта традиция не могла не отразиться на названии будущего города, возникшего на месте бывшей резиденции кыпчакских ханов в XV веке. «Татарский колодец» или родник, именно так переводится название города Татарбунары.

Впервые населенный пункт на месте Татарбунары указан на карте Украины французского военного инженера и картографа Гийона Левассера де Боплана, датированной 1648 годом. Однако на карте город указан под названием: «Татаребарлат». Скорее всего, это искаженное название «Татарбунар».

Ошибки в написании населенных пунктов Причерноморья были распространенным явлением. И неудивительно, ведь в те времена информацию собирали устно или использовали уже существующие карты местности. Поэтому ошибки кочевали из одной карты в другую. А вот в документах и картах османских историков впервые город Татарбунары упоминается как Татар Пинары под 1694 годом.

 

Несмотря на удобное расположение, город никогда не был резиденцией крымских ханов, к примеру, как Каушаны, или столицей, как одноименный город Буджак на Днестровском лимане, но и в стороне от исторических событий не оставался.

Татарбунары не возник на пустом месте. Издревле эта земля была облюбована людьми. Археологи находят здесь могильники эпохи бронзы. Здесь оставили след скифские племена. А с середины XI века на месте современного города появилось первое укрепленное поселение, относящееся к кыпчакским временам. Со временем здесь вырос кыпчакский город. О руинах древней крепости упоминал еще в начале XVIII столетия Кючук-Кан-Темиром-оглу, более известный как князь Дмитрий Кантемир.

Как большинство городов предшественник Татарбунары начинал застраиваться на холме и постепенно спускался в долину к реке. Очевидно, здесь на холме была заложена первая крепость. Как она выглядела, сведений не сохранилось. Но известно, что в 1646 году она была основательно перестроена и укреплена неким Кенаном пашой, губернатором города. Именно в обновленном виде ее и застал известный османский путешественник Эвлия Челеби, побывавший в Татарбунары в 1657 году.

По словам путешественника, эта цитадель представляла собой четырехугольник с высокими башнями по углам, окружностью в тысячу шагов. В южной ее части были ворота. В самой крепости находились мечеть, военный гарнизон в сто пятьдесят воинов, арсенал и зерновой склад.

Остатки крепости

Остатки крепости

За крепостными стенами располагались жилые кварталы. Эвлия Челеби упоминает о более двухсот домов горожан. В городе был постоялый двор, одна общественная баня – хамам. Мечети и один мектеб – начальная школа. Несмотря на близость лимана, в городе не было рынка, только лавки с товарами местного производства и привозимых из соседних городов Килии и Аккермана. И, конечно же, ни один крымскотатарский город невозможно представить без кофейни и, возможно, даже не одной.

Эвлия Челеби отмечает, что за городской чертой раскинулись виноградники и сады. Климат и почва этого места вполне позволяли выращивать хорошие сорта винограда.

В конце XVII – начале XVIII веков известно, что Татарбунары становится на какое-то время резиденцией сераскира Буджака. С 1748 года история города связана с именем сераскира Буджака, отважного воина и мудрого политика, будущего крымского хана, а пока еще принца из династии Гираев Крым Гирая.

Молодому сераскиру удалось подчинить своему влиянию и завоевать признание своенравных буджакцев. Крым Гирай много времени проводил в поездках по своим обширным владениям, занимаясь системой безопасности границ от внешнего северного врага. Его целью было отодвинуть от рубежей ханства вплотную придвинувшуюся цепь русских крепостей и военных поселений.

Политика сераскира Крыма Гирая приобретает международные масштабы. В 1750 году, возможно, из своей ставки в Татарбунары он направляет собственное посольство к королю Пруссии Фридриху II Великому с целью завязать крымско-прусские отношения с перспективой на будущую взаимную поддержку против набирающих военную силу соседей. И Фридрих Великий откликнулся.

Между монархом Пруссии и буджакским сераскиром завязывается переписка, из которой становится ясно, что Крым Гирай готов оказать королю военную поддержку. Однако дальше обмена любезностей дело не пошло. Крым Гирай еще не обладал той мощью, которая позволяла бы сыграть решающую роль в европейской политике. Это произойдет чуть позже, когда он станет крымским ханом, а в этом ему помогут едисанцы и буджакцы.

К сожалению, времена, когда Крым Гирай был сераскиром и жил в Татарбунары миновали. Город после нескольких лет яркой и шумной жизни снова превращается в провинциальный город Буджака.

Последним сераскиром, который жил в Татарбунары был принц Шагин Гирай, которому предстояло стать последним крымским ханом. Да он был любим своими буджакцами, но такой харизмой, как у его дяди, Крым Гирай не обладал. Поэтому здесь в Татарбунары еще долго вспоминали время, когда здесь жил один из величайших военных и политических деятелей Крымского ханства – Крым Гирай. Город продолжал жить своей жизнью, расширять свои границы, увеличивать численность жителей, пока не наступил первый переломный момент в его истории.

Во время разразившейся в 1768 году так называемой русско-турецкой войны 22 сентября 1770 года город-крепость Татарбунары был захвачен российскими войсками под командованием полковника Федора Денисова. Но через четыре года по условиям Кучук-Кайнарджийского мира (1774 г.) русские вынуждены были возвратить город крымскому хану.

Очередной удар Татарбунары да и весь Буджак испытал в 1783 году после того, как Крымское ханство перестало существовать. Россия начинает целенаправленную политику вытеснения буджакских ногайцев из родных степей.

Игнорируя международные нормы тех лет, не обладая юридическим правом собственности, российское правительство отдавало на «освоение» ногайские земли сомнительному дворянству. А те, в свою очередь, облагали свободолюбивый народ податями и относились к ним как к зависимым крестьянам. С этим ногайцы смириться не могли.

Первый исход буджаков произошел в 1784 году. Однако Татарбунары все еще продолжал оставаться ногайским городом, пока в сентябре 1807 года его население не увеличилось за счет прибывших сюда задунайских казаков, ушедших в свое время в Османскую империю после разгрома Запорожской Сечи, а в начале XIX века пожелавших вернуться назад.

Сечи их больше не было, но они получили от российского правительства разрешение селиться «по ордам татарским». В Татарбунарах некоторое время находилась резиденция кошевого Задунайской Сечи. А в 1812 году город, согласно Бухарестскому трактату, в результате военной кампании 1806-1812 гг. в составе Бессарабии окончательно отошел к России.

В начале XIX столетия в Татарбунарах проживали не только буджакские татары, но и беглые украинские крестьяне, солдаты, казаки. Со временем город стали умышленно заселять разноэтничным людом и притеснять коренное население. Так, если в 1816 году в Татарбунарах постоянно проживало всего 365 человек, то спустя лишь два года, в 1818-м, число жителей увеличилось до 901 человека.

Карта расселения в Татарбунарах в XIX веке. Желтым помечены крымские татары

Карта расселения в Татарбунарах в XIX веке. Желтым помечены крымские татары

В городе интенсивно стали возводить казенные здания и сооружения. А возводились они из камней крымскотатарской крепости, которую разобрали. Переселенцы не заботились о культурном наследии места, в котором отныне им предстояло жить.

Последние крымские татары покинули родной город в период Крымской, Восточной войны 1853-1856 гг., переселившись в ближайшую Османскую империю. А те, кто не смог покинуть родину со временем растворились в пришлом населении. Сегодня о бывших жителях этих мест напоминает только чудом сохранившейся топоним – Татарбунары.

Недалеко от Татарбунары находятся еще два города Измаил и Килия, которые тесно связаны с историей Крымского ханства. И хотя принято считать, что эти города были частью Османской империи, они находились на пограничной территории Буджака с Османской империей. К сожалению, ни крепостей, ни каких-либо построек, напоминающих о ханских временах, здесь не осталось, за исключением мечети в Измаиле, предположительно выстроенной в начале XVII века. Сегодня, как и в ханские времена, Измаил находится на границе, только уже Украины и Румынии, эти две страны разделяет Дунай. Измаил был портовым городом и являлся вакуфом Мекки и Медины. В нем насчитывалось две тысячи домов. Три квартала были мусульманскими, где в основном проживали буджакские татары, а остальные населены христианским и иудейским населением.

Все постоялые дворы, кофейни и мечети, а их было в Измаиле восемь, находились в мусульманских кварталах. Здесь была заложена мечеть. Впоследствии она оказалась на территории крепости Измаил. Ей удалось пережить все разрешительные войны, которые вели Османская империя и Крымское ханство с Россией.

После того, как город был штурмом взят во время очередной войны в 1790 году, мечеть потеряла минарет, боковые колонны и колодец для омовения, его просто засыпали землей. И самое главное – сегодня в здании мечети находится музей, точнее диорама «Штурма крепости Измаил».

Мечеть в ИзмаилеМечеть в Измаиле

Гульнара АБДУЛАЕВА

 

Редакция AVDET

Автор: Редакция AVDET

Редакция AVDET