Первый Курултай крымскотатарского народа

19.11.201715:31178
3-2

 

После Февральской революции у крымских мусульманских политических деятелей появился шанс создать свое национальное образование. 25 марта (7 апреля) 1917 г. в Акмесджите открылось общее собрание мусульман Крыма, образовавшее Временный мусульманский (крымскотатарский) исполнительный комитет (Мусисполком).

Его председателем стал Н. Челебиджихан, одновременно избранный верховным таврическим муфтием.

Второй важной задачей Всекрымского мусульманского съезда стали выборы комиссии из 35 человек, которая должна была сформировать легитимный светский орган руководства обществом – Крымский Мусульманский Исполнительный Комитет. Прошло несколько дней, пока оповещенные телеграммой из Акмесджита новоизбранные муфтий и глава вакуфов добрались из Одессы до Крыма. По прибытии в Акмесджит Челебиджихан и Сейдамет явились в здание Духовного суда на Кантарной улице, где было созвано заседание упоминавшейся выше комиссии по созданию Крымского Мусульманского Исполнительного Комитета (Мусисполкома). Заседание открыл Сеит-Джелиль Хаттатов. Был сформирован состав Мусисполкома из 50 членов. Единогласно председателем Мусисполкома избрали Номана Челебиджихана и управляющим делами (серкятиб) Али Боданинского. Таким образом, все дела крымских татар перешли в ведение Мусисполкома, которому подчинялись местные мусульманские комитеты Крыма. Под контролем Мусисполкома находились политическая деятельность, культура, религиозные дела, экономика. Исполком имел во всех уездных городах свои комитеты, в деревнях также были маленькие комитеты.

Али Боданинский писал, что задача Мусисполкома – «неуклонное стремление к организации демократических татарских масс, стремление к внедрению среди них сознательного и преданного отношения к идеям общероссийской и, в частности, крымскотатарской революции, стремление стать во всех проявлениях татарской жизни центром, не повелевающим, не распоряжающимся, а регулирующим и контролирующим». Не везде по Крыму установление местных организаций Мусисполкома проходило гладко. Однако члены Мусисполкома разъезжали по полуострову и проводили разъяснения. Об одном таком собрании красочно повествует Джафер Сейдамет. «Из ялтинского комитета поступило сообщение, – пишет Джафер, – что в Дерекое готовится многолюдное собрание, созываемое по инициативе уже известного нам Ибраима Тарпи и местного богача Мемета Бекирова». В Дерекой выехали сам Джафер, Сеит-Джелиль Хаттат и Амет Озенбашлы. Целью организаторов оппозиционного собрания было невнесение изменений в некоторые статьи программы Мусисполкома, а разрушение его в целом. «Bu cereyanda arlk taraftar Ruslarn tesiri de kuvvetle sezilmekte idi» – пишет Джафер Сейдамет («Было понятно, что этот ход событий находится под сильным влиянием русских сторонников царского режима»). Тем не менее представителям Мусисполкома удалось склонить большинство собравшихся на сторону проводящихся реформ, при этом противники национальной революции с гневными криками покинули ими же организованное собрание.

23 июля (5 августа) муфтий Н. Челебиджихан и командир 1-го крымскотатарского батальона прапорщик Шабаров были арестованы севастопольской контрразведкой по подозрению в шпионаже в пользу Турции. Но под давлением общественности уже 25 июля (7 августа) задержанные были освобождены.

Национально-освободительная борьба крымских татар встретила поддержку и сочувствие со стороны украинцев в лице Центральной Рады. Крымскотатарская делегация во главе с одним из лидеров «Миллий фирка» Аметом Озенбашлы официально присутствовала на состоявшемся 8–15 (21–28) сентября 1917 года в Киеве в «Съезде народов Российской республики».

Тем временем крымскотатарские деятели готовились к созданию Курултая. 31 октября (13 ноября) состоялось первое заседание созданного по их инициативе Крымского революционного штаба. Возглавил эту структуру один из руководителей Мусисполкома Джафер Сейдамет. Согласно распоряжению генерального секретаря Центральной Рады по военным делам С.В. Петлюры, в начале ноября в Акмесджит прибыли первые сотни Крымского конного полка, 17 (30) ноября – запасной полк мусульманского корпуса. Как вспоминает очевидец: «Татары конного полка разъезжали по улицам Симферополя». Общая численность крымскотатарских войск достигала 6 тысяч человек. Был также сформирован крымскотатарский конно-пулеметный и 1-й пехотный полки.

26 ноября 1917 года в бывшем Ханском дворце в Бахчисарае открылся Курултай, или «Национальное Учредительное собрание крымскотатарского народа», подавляющее большинство делегатов которого составляла национальная интеллигенция. В этот день были приняты «Крымскотатарские основные законы» и создано «Крымскотатарское национальное правительство» или «директория», состоявшее из пяти министров (директоров). Возглавил правительство муфтий Челебиджихан. Директором по внешним и военным делам стал Джафер Сейдамет.

Как утверждают современные российские исследователи, в последний день работы, 13 декабря Курултай провозгласил Автономную Крымскую Демократическую Республику в составе России, утвердил ее Конституцию (Крымскотатарские основные законы), избрал руководство Курултая. Председателем стал А.С. Айвазов, членами президиума – Дж. Аблаев и Абляким Ильмий, секретари – С. Таракчи и А. Боданинский). Сорока голосами против двадцати был назначен Совет директоров (Директорию) – Национальное правительство. Председателем и директором юстиции был избран Н. Челебиджихан; директором внешних и военных дел был назначен Дж. Сейдамет, директором финансов и вакуфов – С.Дж. Хаттатов; директором по делам религии – А. Шукри; директором народного просвещения – А. Озенбашлы. Курултай обратился к населению Крыма с «Объявлением Крымскотатарского национального правительства». Его основное содержание: «Крымскотатарское национальное правительство заботится о счастии и спасении не одного только татарского народа; оно считает священной своей обязанностью защиту личной, имущественной безопасности и чести всех своих крымских соотечественников и защиту высоких лозунгов великой революции». Крымскотатарское национальное правительство категорически и неуклонно решило поддерживать порядок и спокойствие на полуострове; оно решило положить предел царящим в крае голоду, финансовой разрухе, всевозможным захватам и уже показывающей свою голову анархии.

Дж. Сейдамет особо остановился на задачах Штаба крымских войск (куда, кстати, еще от Мусисполкома вошли А.Озенбашлы, А.Боданинский, А.Тален). Они ему виделись так: «Штаб крымских войск, являясь высшим краевым военным органом, ставит своей ближайшей задачей: путем организации военной силы края – организации национальных частей народов Крыма – установить правопорядок в крае, обеспечить спокойствие населения и довести его до Крымского Учредительного собрания».

Конституция Крымской Народной Республики, носила демократический характер. Крымские социал-демократы (меньшевики) благожелательно оценили курултаевскую конституцию. На заседании Крымского комитета РСДРП 19 декабря звучали такие речи: «Становиться в воинственную позу нам, социал-демократам не к лицу. Большинство народностей стремятся к децентрализации. Это все мелкобуржуазные по составу народности, и самое движение, конечно, не пролетарское, а мелкобуржуазное; но оно имеет здоровые корни… Татары стали на здоровую, общедемократическую точку зрения, они не стремятся к преобладанию татарской народности».

 

Кадет и сионист Даниил Пасманик [В 1906-1917 гг. член ЦК Сионистской организации России, после Февральской революции вступил в партию конституционных демократов (кадетов), в 1918 году избран председателем Союза еврейских общин Крыма] немедленно откликнулся на это событие восторженным панегириком в издаваемой им газете «Ялтинский Голос»: «Как это случилось, что веками угнетенные татары дали чудный урок государственной мудрости русским гражданам, бывшим до революции единственными носителями русской государственности. И все нетатарские жители Крыма, которым дороги порядок и законность, равная для всех свобода и социальная справедливость, спокойное развитие экономических и духовных сил края, должны всеми силами поддержать стремление татар к государственному строительству. Поддерживая его, мы спасем Крым, а косвенно и всю Россию, от анархии и разложения…».

Однако, к большому сожалению, Курултаю не суждено было долго существовать и достигать своих целей. Большевистский революционер Яков Мовшевич Свердлов отправил в Крым своих эмиссаров, чтобы они вели пропаганду среди матросов и рабочих. Буйная матросня поверила агитаторам и подняла мятеж против демократического Курултая. Произошли крупные вооруженные столкновения между большевиками и крымскотатарскими эскадронцами, а под Ялтой татарам даже удалось разгромить и отогнать матросские отряды. Однако крымскотатарские силы иссякали, а матросы удвоили свои, и в январе 1918 года большевикам удалось захватить Крым и разогнать Курултай. Взяв Крым, матросы и красноармейцы развязали массовый террор. В одном Акмесджите было расстреляно более 700 человек. В феврале террор еще больше усилился. За 22-24 февраля в Ак-Яре было расстреляно и утоплено более 600 человек, среди которых были адмирал Львов, муфтий Номан Челебиджихан, художник Казас (караим) и многие другие.

Список литературы

Ю. Кандым. Курултай 1917 года, как это было, – 1991 г.

В. Возгрин. Исторические судьбы крымских татар, – Москва, 1992 г.

В. Дюличев. Крым. История в очерках ХХ век, – Симферополь, 2006 г.

С. Мельгунов. Красный террор в России, – Москва, 1990 г.

С. Исхаков. Российские мусульмане и революция, – 2004 г.

Информация из особой следственной комиссии по расследованию злодеяний большевиков, состоявшая при А. И. Деникине.

Подписывайтесь на наши страницы в соцсетях FacebookВконтакте, Одноклассники, а также на канал в Telegram и будьте в курсе самых актуальных и интересных новостей.

 

 

Редакция AVDET

Автор: Редакция AVDET

Редакция AVDET