История дома Гираев: от Джучиева улуса Великой Орды до Крымского ханства

09.12.201718:40443
1

 

В середине XV века могущественная империя Чингисидов не исчезла. Великий Улус, Великое государство, более известное в историографии как Золотая Орда, не распалась. Ее земли перешли под власть крымских правителей улус-беев – прямых наследников Чингисхана. Административный центр, находившийся ранее в столице Великой Орды – Сарае, переместился в город Солхат, или Къырым. Отныне отсюда крымский хан начинает править своей огромной империей.

Историки все еще продолжают задаваться вопросом, почему Великую Орду унаследовали именно потомки улус-беев Крыма? Ведь они, в отличие от своих родственников, ранее никогда не претендовали на верховную власть в Орде.

Сегодня нам предстоит узнать, как это случилось и кто такие улус-беи Крыма? В каком родстве состояли с Чингисханом и его ближайшими потомками? Как завоевали верховную власть Орды и образовали новое государство и новую династию?

История династии Гираев более удивительна, чем может показаться на первый взгляд. Ведь ни один источник до 1441 года не упоминает имени Гираи. Мы и сейчас не знаем наверняка, было ли это имя собственное или же оно принадлежало определенному роду. Известно только то, что в истории первым Гираем стал Хаджи – прямой потомок Чингисхана.

Это был один из прославленных и почитаемых монархов, которому суждено было изменить ордынский мир. Модернизировать устаревшую систему, утвердить новые законы и принципы правления.

Но прежде чем говорить о Хаджи Гирае, следует заглянуть на 750 лет назад, чтобы выстроить цепочку событий и узнать, когда и при каких условиях выступили на историческую арену предки Хаджи Гирая. Хорошо известно, что Хаджи вел родословную от первого сына Чингисхана – Джучи.

У Джучи хана было многочисленное потомство, второй сын Бату хан и его потомки наследовали престол Великой Орды в Сарае, а вот потомкам тринадцатого сына Джучи Тукай-Тимура был отдан в управление Крымский улус-юрт, входивший с середины XIII века в состав империи Чингисидов.

Произошло это в 1260-х годах в правление верховного хана Орды внука Бату хана – Менгу-Тимура. Именно Менгу-Тимур официально утвердил Крымский улус за своим родственником Уран-Тимуром, сыном Тукай-Тимура, который положил начало наследственной власти не только на полуострове, но и на прилегающей материковой части северных земель бассейна Черного моря.

О самом Уран-Тимуре известно немного. Ряд исследователей склоняются к тому, что при нем, а точнее с ним, итальянцы официально заключили в 1266 году договор о создании торговых факторий на полуострове. Договор предусматривал, что все торговые операции должны осуществляться в городе Солхате, куда отныне прибывали караваны товаров с Востока.

Именно при улус-беях Солхат стали называть Къырым. Очень скоро это название перешло на весь полуостров. Существует версия, что Къырым переводится как «крепость».

Впервые топоним Къырым использует арабский писатель и ученый-географ рубежа XIII–XIV веков Абу-л-Феда. Но этот топоним и сегодня еще остается темой для дискуссий в научных кругах, так как имеются множество гипотез, и ни одна из них удовлетворительного решения пока не получила.

2

Согласно летописям, в городе находился ханский дворец. Но в нем никогда не жили ханы Великой Орды. Он служил резиденцией наместникам крымского улуса-юрта. Кроме соборных мечетей, здесь действовали и квартальные.

Отдельно возвышались медресе. И это было неслучайно, ведь в Солхате жила целая плеяда ученых, и находились они под особым покровительством ханов Крыма.

В свою очередь, ханы не жалели средств, создавая условия для культурной и духовной элиты не только Солхата, но и всего улуса-юрта. Очень скоро по всему полуострову стали открываться крупные научно-религиозные центры, где ученые могли заниматься научными изысканиями. Одним словом, правители Крыма были не пассивными хозяевами доверенного им региона, а делали все, чтобы Крым процветал.

Также в городе функционировали текие дервишей, постоялые дворы, бани, публичные библиотеки и другие общественные заведения. Среди государственных учреждений тех лет в городе находился Монетный двор. Первая монета ордынского периода, которая здесь чеканилась относится к 1266/1267 году. Но, кроме всего, Солхат при Уран-Тимуре становится центром международной торговли.

Род Уран-Тимура формально правил в ранге эмиров – ханских наместников, реально же в их руках была сосредоточена власть в Северном Причерноморье и Крыму. Уран-Тимур добился, чтобы крымский трон переходил только его наследникам, от отца к сыну. Так продолжалось около столетия. Каждый из ханов Крыма, а именно так их иногда называли в источниках, был потомком Уран-Тимура и стремился увековечить свое имя в истории Крыма. Наглядный пример – величественная мечеть Узбека. Она сохранилась до наших дней и считается самой старой из уцелевших культовых построек начала XIV века в Крыму. Рядом с ней руины одноименного медресе.

Соборная мечеть была выстроена в честь хана Великой Орды Узбека, официально утвердившего ислам государственной религией. Автором идеи выступил правнук Уран-Тимура, наследственный эмир Крыма, чингисид Тулек-Тимур и ближайший родственник верховного хана Орды.

Правление хана Узбека, а это 28 лет, исследователи называют золотым веком Великой Орды, временем ее наивысшего политического и экономического расцвета, подъема военной мощи и градостроительства, укрепления международного авторитета.

Хан Узбек провел широкомасштабные реформы по внедрению ислама во все сферы жизнедеятельности человека. Создал эффективно работающую систему государственной власти и управления».

Этот правитель, что немаловажно, пользовался поддержкой и уважением своих подданных. И, видимо, неслучайно уже через полтора года его правления крымская община сообщает, что в городе Къырыме построена соборная мечеть с упоминанием имени хана Узбека.

Сам хан никогда в городе Къырыме не был, и нет никаких данных, что именно он выделил из государственной казны средства на столь масштабное строительство тех лет. На самом деле мечеть была выстроена на личные средства наместника Крымского улуса-юрта хана Тулек-Тимура, а инициаторами выступили старейшины города.

Мечеть начала функционировать с 1314 года. Один из первых имамов, который читал в этом храме проповеди, был имам хана Тулек-Тимура – Садеддин.

Сегодня не сохранилось ни проекта, ни архитектурных чертежей культового сооружения и, к сожалению, не сохранилось описаний, как выбиралось и освещалось место, как проходили подготовительные и непосредственно строительные работы.

Неудивительно, что дореволюционные авторы, а после и советские, тут же сделали предположение, что архитектор был выходцем из Бухары. Но это не подтверждает ни один письменный источник тех лет.

Мечеть Узбека принадлежит к базиликальному типу. Изначально ее венчал купол. Но со временем поврежденный купол заменили на двускатную крышу, крытую черепицей. В юго-восточный угол мечети был встроен высокий минарет.

На первый взгляд мечеть выглядит сдержанно строго, и в этом ее особенная красота.

Главный вход расположен в северной стороне. Обрамлен он высоким каменным порталом с тонкой резьбой и сложными узорами на резных капителях, гармонично переходящих в арабскую вязь.

Надпись содержит: дату строительства, имя хана Мухаммеда Узбека и имя архитектора. Им был Абдуль-Азиз-Юсуф, сын Ибраима.

Особый интерес представляет внутреннее убранство храма. Когда-то стены мечети были облицованы голубой плиткой и расписаны растительным орнаментом. Вероятно, пол был выложен мраморными плитами и покрыт циновками и коврами. Сегодня его заменяют каменные плиты.

Потолок был деревянным, возможно, его покрывали узоры. Само помещение разделено на три нефа двумя параллельными рядами 8-гранных колонн со сталактитовыми капителями, продольно соединенных стрельчатыми арками. Два ряда окон, нижний и верхний, давали больше света и создавали особую атмосферу внутри помещения.

Старые мастера были прекрасными специалистами акустики. В стены мечети горизонтально они вмонтировали специальные кувшины. И сегодня только в стене над михрабом можно насчитать пять отверстий-голосников.

Но самым главным украшением, конечно же, был и есть михраб, расположенный в южной стене здания. Он прекрасно сохранился.

Его украшает изящная резьба по камню и надпись молитвы «Аят Аль-Курси». Исходя из архитектурных особенностей, мы можем смело допустить, что такую мечеть мог построить только местный мастер, хорошо знакомый с почвой местности, со строительным материалом, доставляемым с других регионов Крыма. К тому же зодчий Абдуль-Азиз-Юсуф прожил всю свою жизнь в Солхате и был похоронен в центре прилегающего к мечети кладбища.

Как гласит один из хадисов: религия без науки хрома, и наука без религии слепа. И когда мы говорим о мечети, мы подразумеваем целый комплекс. Как и положено, рядом с мечетью находилось медресе с величественным двенадцатиметровым порталом. Медресе появилось позже мечети – в 1332 году. Оно упоминается в трудах известного арабского путешественника Ибн Баттута, посетившего Крым в 1333 году. Надо отметить, что это медресе относится к одному из наиболее ранних крымских храмов науки.

На этот раз меценатом и инициатором грандиозной постройки выступила первая дама Крыма, супруга улус-бея Тулек-Тимура – Инджи-Бек-хатун. Мы можем сделать предположение, что сама Инджи-хатун была образованной и утонченной женщиной-мусульманкой, происходившей из знатного крымского рода бея Кылбуруна. Она лично выбрала место, где, по ее мнению, должно было находиться медресе.

Примечательно, что до того, как заработали кирки строителей, закладывая фундамент медресе, на этом месте находился ремесленный район и шумные торговые ряды.

Инджи-хатун это не смутило. Ей удалось договориться с владельцами торговых лавок и перевести их в другое место, а этот участок использовать под строительство грандиозного по тем временам строительства.

По размерам медресе было в четыре раза больше мечети Узбека. Это было квадратное в плане здание, облицованное красивым камнем с внутренним двором, фасадами, ориентированными по сторонам света.

Вход вел с востока и был украшен высоким красивым порталом.

Все помещения, аудитории, галереи завершались сводами. Внешние формы здания были монументальны со ступенчатым силуэтом стен. Двор был открытый, выстлан плиткой.

 

Посередине бил фонтан. По обе стороны южной и северной находились большие помещения – аудитории. Здесь занимались сохты – студенты, преподавали им лучшие в те времена учителя. Следует отметить, что Инджи-хатун не просто финансировала строительство медресе, она была покровительницей ученых Крыма и стремилась привлекать в обитель науки лучшие умы. Спустя сорок лет не стало Инджи-хатун. Очевидно, что она завещала похоронить себя на территории своего главного детища. Ее волю исполнили. Аудиторию в северной части медресе перестроили под мавзолей основательницы, что сопровождалось существенной перепланировкой здания.

Тулек-Тимур финансировал строительство не только главной мечети Крыма. На его счету городские фонтаны и благотворительный фонд, им, очевидно, руководила его жена Инджи-хатун. Жители Крыма относились с уважением к своим правителям, которые после себя оставили достойное поколение. Сын Тулек-Тимура и Инджи-хатун Кутлуг-Тимур наследовал крымский трон отца и вместе со своей женой Ир-Султан-хатун продолжили дело родителей.

Мы не знаем обо всех благих делах нового улус-бея Крыма Кутлуг-Тимура, но благодаря чудом сохранившейся записи археолога Османа Акчокраклы, снятого с надписи над главным входом в полуразрушенную мечеть села Шейх-Кой (около современного Симферополя), знаем, что это здание возведено в правление ордынского хана Бердибека по повелению крымского эмира Кутлуг-Тимура, сына Тулек-Тимура.

А над другой дверью была помещена дата строительства: месяц Шабан 760 года Хиджры – то есть, лето 1359-го.

Однако это культовое здание не совсем мечеть. В первой надписи оно названо «дар-уль-хиффаз», то есть «домом хафизов». Хафизы – это духовные лица, знающие наизусть Коран. Они пользовались непререкаемым авторитетом и были главными идеологами тех лет. То есть могли оказывать влияние на общественное мнение. К ним часто обращался за советом не только простой народ, но и представители знати.

Помимо «дома хафизов» в Шейх-Кое, имя Кутлуг-Тимура высечено и на плите фонтана, сооруженного в том же 1359-м году в селе Отуз (современная Щебетовка под Феодосией). Зная, что знаменитое семейство эмиров, улус-беев или ханов Крыма занималось благотворительностью, можно говорить наверняка: это были далеко не единственные архитектурные постройки, возведенные по повелению и на средства этих людей. Не отставала от ханов и женская половина династии. Супруга Кутлуг-Тимура Ир-Султан-хатун продолжила дело свекрови, поддерживала ученых Крыма, а ее внучка Бай-Буглы-хатун основала текие Тахир-бея.

Род крымских наместников не прерывал свою династию. Конечно, во время большой Смуты в Орде и на их долю выпали испытания, но они перенесли их с честью и почти никогда не расставались с родным Крымом. Здесь стоит пояснить. Да, род Уран-Тимура восходил к Чингисхану, но будучи правителем Крыма и крымского народа, сформировавшегося исключительно в Крыму, он всегда стремился править согласно законам и традициям этого региона. Первое правило для каждого эмира – было соблюдать права и вольности местного населения. К тому же почти у всех потомков Уран-Тимура супруги происходили из родов знатных крымцев. А их дети постепенно становились крымцами, беззаветно любившими свои родовые владения. Именно от этого рода очень скоро произойдет крымская династия Гираев.

Как уже выше было сказано, все эмиры или улус-беи Крыма были прямыми потомками Чингисхана и могли претендовать на трон в Орде. Однако ни один из них об этом и не помышлял, пока не изменились обстоятельства.

5

В 1359 году после убийства последнего хана из рода Бату Бердибека в империи Чингисидов разразилась жестокая борьба за трон. Коснулась она и Крымский юрт. Во второй половине XIV века род Уран-Тимура лишился власти.

С этим положением не хотел мириться наследственный эмир Крыма Таш-Тимур, правнук Тулек-Тимура. Чтобы вернуть принадлежавший ему трон, он объединился со своим родственником ханом Тохтамышем.

Тохтамыш еще в 1380 году при поддержке самаркандского правителя эмира Тимура провозгласил себя ханам Великой Орды. Историки считают, что с приходом к власти этого хана завершилась Смута в Орде.

Тохтамыша и Таш-Тимура объединял общий предок – тринадцатый сын Джучи – Тукай-Тимур. Оба были чингисиды, оба имели полное право на верховую власть. Но родственники сумели договориться и разделить сферы влияния. Вероятно, они заключили соглашение – поддерживать друг друга в противостоянии с внешними врагами, поэтому очень скоро Таш-Тимур снова занял дворец предков в крымском Солхате.

Сохранились сведения, что в начале 1390-х годов в Солхат прибыло посольство от литовского князя Витовта. Согласно письменному источнику конца XVI века под названием «Рисалэ-и-Татари-Лэх», Витовт просил у Таш-Тимура военной помощи против своих врагов, и хан немедля прислал под его начало несколько тысяч лучших аскеров.

Вероятно, речь шла о военном противостоянии, разразившемся между двоюродными братьями Витовтом и Ягайло, королем Польши.

В 1392 году война завершилась в пользу Витовта, он отстоял свою вотчину и получил корону Великого княжества Литовского.

А крымские аскеры вернулись домой, но ненадолго. Таш-Тимур во главе войска отправился к современному Дагестану. Здесь он соединился с армией Тохтамыша. Союзники выступили навстречу недавнему покровителю Тохтамыша, а теперь врагу, самаркандскому эмиру Тимуру.

Возможно, если бы Тохтамыш был талантливым военачальником, армию самаркандского эмира Тимура можно было бы остановить 14 апреля 1395 года на берегах Терека. Но этого не произошло. Ордынский хан потерпел фиаско и отступил.

4

Тохтамыш укрылся в городе Булгар. Что же касается Таш-Тимура, то он со своими людьми ушел в Крым. Отбив один из отрядов эмира Тимура, вторгнувшихся на полуостров, он провозгласил себя независимым ханом Крыма.

В этот же год в Солхате была отчеканена монета с именем Таш-Тимура.

Правление Таш-Тимура в статусе независимого хана Крыма было отмечено стабильностью, пока на следующий год в его земли с кучкой соратников не вторгся Тохтамыш. Не думаю, что Таш-Тимур был рад такому гостю. Потеряв трон в Сарае и лишенный стабильных доходов, Тохтамыш потребовал двойной налог с генуэзцев, чьи фактории располагались в Кефе и Судаке. Это не понравилось ни генуэзцам, ни Таш-Тимуру.

Вероятно, Таш-Тимур предложил Тохтамышу покинуть Крым, напомнив, кто в Крыму правитель. Оскорбленный, поверженный хан Орды отправился на поиски новых союзников, на этот раз в Киев, принадлежавший литовскому князю Витовту.

Наивно было полагать, что амбициозный и стремившийся вернуть власть и трон Тохтамыш простит Таш-Тимуру. Сам хан Крыма на это не рассчитывал. Но он никак не мог предположить, что Тохтамыш найдет нужные аргументы и заключит соглашение о взаимопомощи с Витовтом.

Придя в Киев, Тохтамыш был принят князем Витовтом. И вскоре они пришли к взаимовыгодному соглашению. Витовт, у которого уже была сильная и оснащенная пищалями и пушками армия, поможет Тохтамышу вернуть трон в Сарае.

Взамен Тохтамыш уступит Витовту Московский улус. Но прежде чем идти в Сарай, Тохтамыш настоял начать возврат земель Великой Орды с Крыма. Летом 1397 года литовско-татарское войско выступило из Киева и 8 сентября подошло к Крыму.

Мотивы Тохтамыша были понятны, ему нужно было выяснить отношения с Таш-Тимуром, напомнить, что не так давно он был верховным ханом Орды. Казалось, Тохтамышу сопутствовал успех.

Но в Крым уже спешили другие герои тех бурных событий, чингисид Темур-Кутлуг, который занял трон в Сарае и ордынский военачальник Эдигей. Оба были преданы союзу с самаркандским завоевателем и видели в Тохтамыше ярого врага.

Враги приходились друг другу родственниками. Тохтамыша, Тимур-Кутлуга и Таш-Тимура объединял общий предок Тукай-Тимур, а Эдигей был женат на дочери Тохтамыша Джанике-ханым. Но семейные узы только усиливали общую неприязнь, ведь все претендовали на абсолютную власть. Столкновения было не избежать. Одержал победу над небольшими силами противников Тохтамыш, это придало ему уверенности в себе. Он тут же отправил послов к Таш-Тимуру с требованием снова признать его верховным ханом, но получил категорический отказ.

Казалось бы, при сложившихся обстоятельствах отношения Великого князя Витовта и хана Крыма Таш-Тимура должны были испортиться. Однако обстоятельства приняли совершенно иной оборот. Ни один источник не дает четкий и ясный ответ, что тогда, в эти осенние дни 1397 года, произошло в Крыму? Как Витовту удалось сохранить отношения с Таш-Тимуром и почему Тохтамыш остался в Крыму, а Таш-Тимур отправился в Литву? Однако, как бы там не было, а Витовт предоставил Таш-Тимуру свои земли в самом сердце своих владений в столичном Тракае. Хана Крыма в фактическое изгнание сопровождала семья, родовая аристократия и собственно часть крымских татар. За ханом последовали еще одни жители Крыма – караимы.

До сегодняшнего дня остается открытым вопрос: почему Таш-Тимур, который большую часть жизни боролся за Крымский юрт, ушел в Литву? Была ли это вынужденная мера или его собственное желание, мы уже не узнаем. Однако Таш-Тимур попросил у Витовта убежища и был радушно принят. Вполне вероятно, что между двумя лидерами было заключено двустороннее соглашение, отвечающее интересам Литвы и Крыма. Своему другу и союзнику Витовт выделил одну из своих резиденций. А вскоре в семье сына Таш-Тимура Гияс-ад-дина на свет появился мальчик, которого очень скоро тогдашний мир узнает как Хаджи Гирая.

6

Подробнее о личности Хаджи мы поговорим чуть позже. Отметим, что его отец Гияс-ад-дин и дядя Девлет-Берди всю свою жизнь положили на борьбу за восстановление своих прав в Крымском юрте.

Хаджи предстояло завершить эту борьбу. После нескольких неудачных попыток в 1441 году он, наконец, занял трон в Къырыме, только на этот раз он провозгласил себя независимым ханом.

Он осуществил желание деда Таш-Тимура, но пошел дальше. Хаджи ведет успешную борьбу за наследие уже Великой Орды. Можно сказать, что 1466 год стал годом, когда им был разбит последний противник, родственник и одновременно претендент на трон великого хакана Чингисхана.

Именно в этот год на официальных документах появился новый титул первого крымского хана: «Я, великий хан, великий падишах Великой Орды и Великого Юрта, Дешт-Кыпчака и престольного Крыма, и всех ногаев, и неисчислимых войск, и татов с тавгачами, и горных черкесов, да поможет ему Аллах до Судного дня, от Их величества».

8

Хаджи стал первым крымским ханом и объединил под своей властью земли и народы Великой Орды. Именно с возвращением своих земель он стал именоваться не иначе как Хаджи Гирай. Откуда появилось новое имя, остается неясным. Ранее имя Гирай не встречалось в истории чингисидов. Сохранилось лишь придание, к которому историки вполне справедливо относятся скептически.

Согласно преданию, когда Хаджи вновь утвердился на крымском троне, к нему с поздравлениями приехал суфий Девлет-Гельди, человек, который был хану аталыком – воспитателем, названным отцом. Хаджи обратился к старцу со словами: на какую милость ты рассчитываешь? И тогда Девлет-Гельди попросил своего бывшего воспитанника присовокупить к имени хана Хаджи имя своего племени – «Гираи». Хаджи согласился на его просьбу и с этого времени стал именоваться Хаджи Гирай.

Традицию отца продолжил лишь шестой сын, которому суждено было стать следующим крымским ханом и войти в историю как Менгли Гирай. Подводя итоги, отметим, что Гираи и их предки из рода Чингисхана по мужской линии были наследственными правителями Крыма и Северного Причерноморья, связанные с этой землей кровными узами по женской линии. Это были сильные и мужественные люди, которым суждено было еще триста лет править Великой империей.

Гульнара АБДУЛАЕВА

Подписывайтесь на наши страницы в соцсетях FacebookВконтакте,
ОдноклассникиInstagram, а также на канал в Telegram и будьте в курсе самых актуальных и интересных новостей.

 

Редакция AVDET

Автор: Редакция AVDET

Редакция AVDET