История в лицах: Энвер Сеферов

16.12.201813:41205

«Через несколько минут после начала работы дверь моего кабинета распахнулась, и двое сотрудников КГБ с пистолетами в руках, направленных на меня, двинулись к моему рабочему столу. Около двух открытых окон торчали еще две руки и два пистолета».

Из воспоминаний Энвера Сеферова

Так был арестован в 1961 году Энвер Сеферов – один из старейших участников Национального движения крымских татар за возвращение на Родину.

Он родился 20 августа 1924 года в деревне Буюк Ламбат. Отец Энвера занимал ответственные хозяйственные посты, в связи с чем они переехали в г. Симферополь. Кровавая и жестокая бойня тоталитарного режима охватила и семью Энвера Сеферова. В 1938 году арестован его отец и расстрелян как «враг народа». Участь миллионов семей «врагов народа», преследуемых режимом, не обошла и их. Мать и троих детей изгнали из занимаемой квартиры, детей – из школы.

В годы фашистской оккупации в 1942 году был схвачен и увезен на принудительные работы в Австрию. После окончания войны в 1945 году вернулся на Родину, где попал в руки рыскавших по всему Крыму в поисках крымских татар НКВД и в числе других вернувшихся с фронтов военных и партизан насильно отправлен в Среднюю Азию.

После смерти Сталина и некоторого смягчения диктаторского режима, при Хрущеве, Энвер Сеферов был одним из немногих крымских татар, которые в конце 50-х – начале 60-х смогли получить высшее образование. С 1957 года участвует в Национальном движении.

Совместно с группой крымских татар Энвер составлял листовки, обращения и иные документы, где разъяснялось, что над народом был совершен геноцид. Разоблачались преступления, совершаемые против крымских татар. В те же годы участвовал в создании организаций «Союз освобождения крымских татар» и «Союза Крымской молодежи». Документы от имени этих организаций призывали крымских татар к борьбе, к возвращению на Родину. 8 июля 1961 года Энвера Сеферова арестовали.

Из обвинительного заключения уголовного дела №18: «Следствием установлено, что Сеферов Э. еще в 1959 году активно проводил работу по возбуждению среди крымско-татарского населения, проживающего в г. Чирчике, стремления к возвращению в Крымскую область. С этой целью он тогда же с четырьмя своими товарищами составили письмо в адрес ЦК КПСС с требованием разрешить вернуться крымским татарам на жительство в Крымскую область. Это письмо он намеревался зачитать на собрании крымских татар, которое предполагалось собрать, и направить от имени собрания в ЦК КПСС. Однако собрание не состоялось и письмо послано не было.
Будучи человеком враждебно настроенным по отношению к мероприятиям, проводимым Коммунистической партией и Советским правительством, Сеферов Э. решает изготовить и распространить документы, в которых изложит свои антисоветские взгляды, направленные на подрыв и ослабление Советской власти и возбуждении национальной вражды.

С этой целью в мае месяце 1961 г. Сеферов Э. составил тексты «обращения» к крымско-татарской молодежи от имени «Союза освобождения крымских татар» их листовки, начинающихся со слов «Господа коммунисты» от имени «Союза крымской молодежи», которые затем размножил фотоспособами стал рассылать в анонимных письмах лицам крымско-татарской национальности, проживающим в г.Чирчике, Намангане, Фергане и Сухуми, адреса которых ему были известны».

Для доказательства виновности и в поисках крамолы против Энвера органы КГБ устремились в дома и квартиры семей крымских татар. Как ни странно, после отбирания любых документов, относящихся к Национальному движению, истории, языкознанию и вообще культуры крымскотатарского народа, искались такие улики, как шпионские связи, документы, рация и валюта. Всего было проведено по его «делу» 33 обыска. Не оставили в покое и Амет-Хана Султана в г. Москве.

 

В то время, когда он томился в подземелье в ожидании приговора, органы распространяли всяческие сплетни, слухи и строили явные клеветнические доводы, по которым якобы Энвер Сеферов завербован и является иностранным разведчиком, выполнял задание (т.е. составлял обращения к народу с призывами к возвращению на Родину). Или же – в 1961 году с огромной иностранной валютой и рацией пытался нелегально перейти турецкую границу.

Чуть позже: «Обезврежен валютчик, фальшивомонетчик. Пойман с поличным у себя дома во время изготовления фальшивых денег». Так, находясь в застенках КГБ до суда, Энвер «неоднократно менял свою профессию».
Но более абсурдной и коварной была следующая «версия», по которой в лучшем случае его ожидало 15-летнее тюремное заключение. Версия о том, что Энвер мог во время оккупации Крыма быть добровольцем из татарского истребительного батальона №152. Этот вариант для КГБ был самым подходящим и приемлемым. Были перерыты все военные архивы Крыма, найдены все люди, с которыми он тогда проживал. Но получилась осечка.

Через полгода, со дня ареста, на одном из допросов, председатель госбезопасности Узбекистана, генерал-лейтенант Наймушин признался, что «в документах Крымской области во время оккупации порочащих документов в отношении тебя не обнаружены, и поэтому теперь нам легче будет закончить твое следствие».

Истинную причину его ареста перед народом сказать боялись. Правда их не устраивала. Им нужна была ложь.
10-11 октября 1961 года в окружении шестерых автоматчиков Энвер Сеферов был доставлен в здание суда Кировского района г. Ташкента. Туда же тайно были приведены «свидетели». Суд проходил при закрытых дверях, в особой секретности.

Никто, даже из родственников и близких, в здание суда не был допущен. Помещение, в котором было устроено судилище еле поместило состав суда из пяти человек (чуть более Сталинских троек), шестерых автоматчиков и Энвера Сеферова. Этот «суд» осудил его на семь лет и отправил в лагеря Мордовии.
После освобождения, в 1968 году, добился направления на постоянное жительство в г. Симферополь. Однако он опять был схвачен в городе и вместе с 35-ю крымскими татарами выброшен за пределы Крыма. Затем Энвера Сеферова и Эмиля Меметова в течение месяца содержали в заключении, после чего Энвера отправили в г. Чирчик, где он с 1946 г. по 1961 г. (до ареста) жил и работал преподавателем и установили над ним надзор. С истечением срока надзора 15 июня 1969 года переехал в г. Запорожье, где ему милиция предложила в течение 24 часов покинуть город. После многих мытарств смог обосноваться в Херсонской области.

Ни тюремное заключение, ни лагеря Мордовии, ни преследования не смогли сломить Энвера Сеферова. Он также активно участвует в борьбе своего народа за возвращение на Родину: постоянно находится в гуще событий. Писал критические статьи, продолжал раскрывать преступления, направленные против своего народа. Собирал материалы по реабилитации репрессированных крымских татар в годы сталинского режима, в том числе и своего отца.

Жизнь его оборвалась трагически. 30 сентября 1989 года в результате автомобильной катастрофы погиб, погиб и его друг, активист национального движения Планджиев Шабан.
Врагов у Энвера было много, о нем распускали всевозможные небылицы, клеветали на него.

Семью продолжают преследовать даже после его смерти. За то, что его дочь не захотела вступить в комсомол, ей снижают оценки по поведению. Ее классный руководитель ей заявляет: «Если ты по своим убеждениям не вступаешь в комсомол, значит ты против советской власти». Здесь явно виден сталинский почерк. И до тех пор, пока крымскотатарский народ не добьется своих прав, Энвер Сеферов будет бороться.

Статья была напечатано в журнале «Qasevet» (Къасевет) 1989 г. № 3 \ 17

Шевкет КАЙБУЛЛА

 

Редакция AVDET

Автор: Редакция AVDET

Редакция AVDET