Передел территории Ингушетии разжег нестихающий бунт

05.04.201911:19452

Участник митинга против предлагаемых границ размежевания Ингушетии и Чечни. Фото: РИА Новости

В республике Ингушетия не угасает недовольство местных жителей, которое периодически выражается протестами. Новая фаза конфликта, разгоревшегося осенью 2018 года после передела территорий между Чечней и Ингушетией, началась с многотысячного митинга 26 марта.

Протестующие потребовали отставки главы республики Юнус-бека Евкурова, которого обвинили в несогласованной с народом передаче части территорий соседней республике, роспуска парламента и отмены договора о границе с Чечней. Старейшины, почти все тейпы и имамы Ингушетии поддержали митингующих.

Яблоком раздора стал участок земли площадью в 30 тысяч гектаров, который по соглашению глав двух республик был передан во власть Чечни. На данной территории расположен девственный лес.
По словам местных жителей, спорная территория никогда не была населена чеченцами, эта территория исторически принадлежала группе тейпов, которые объединены под общим названием Орстхой. Кроме национально-культурной ценности (в этой местности расположены культовые сооружения), эта территория имеет экономическую привлекательность. По свидетельствам местных жителей, в лесу находятся месторождения нефти и газа.
Более того, передача такой большой части территории имеет и демографическую сторону. Ингушетия – это республика с самой большой плотностью населения – более 134 человек на квадратный километр.

Еще одним методом выражения протеста ингушскими активистами, кроме круглосуточных акций и митингов, стало перекрытие участка федеральной автотрассы «Кавказ» в районе так называемого Экажевского круга. Протестующие столпились на федеральной трассе, соорудив из камней и строительного мусора импровизированную баррикаду.

Протестные акции повлекли за собой громкие отставки руководства МВД республики и рядовых правоохранителей. Поговаривают, что их причиной этому стало нежелание силового разгона митингов и акций.

Протесты получили «обратную связь»: в связи с участием в митингах в республике прошли обыски и задержания активистов.

Обыски, которые начались в 5-6 утра, проводились по классической схеме, с большим количеством машин, вооруженных военных в масках. В итоге за участие в акциях протеста на 10 суток арестованы председатель Совета тейпов Ингушетии Малсаг Ужахов (ему также назначен штраф в размере 150 тысяч рублей) и член Ингушского комитета национального единства Муса Мальсагов и оппозиционер Ахмед Барахоев, а также несколько активистов. Помимо этого, некоторые протестующие получили штрафы в размере 20 тысяч рублей. Их признали нарушителями порядка проведения митингов. Находясь в нальчикском спецприемнике, Барахоев объявил голодовку. В отношении девяти ингушских активистов, доставленных в изолятор временного содержания в Нальчике, возбуждены уголовные дела о применении насилия к представителю власти.

По сообщениям СМИ, в республике эпизодически перерывалась работа мобильного интернета, начиная с митинга 26 марта. Осенью прошлого года во время первых акций протеста в республике также полностью отключилась 3G/4G связь. Операторы «большой тройки» – МТС, «Мегафон» и «Билайн» – тогда отказывались признать возникновение каких-либо технических проблем как в разговоре со СМИ, так и в ответ на жалобы абонентов.

 

Оказалось, что отсутствие интернета действительно не связано с техническими проблемами. Газета «Коммерсант» и агентство «Рейтер» в ноябре рассказывали об ответах Роскомнадзора на обращения жителей республики, которые жаловались на действия операторов. Из писем следует, что сотовые компании следовали статье 64 российского закона «О связи». Она позволяет отключать сети на основании «мотивированного решения правоохранительных органов».

Историческая подоплека

26 сентября минувшего года президенты Чечни и Ингушетии Рамзан Кадыров и Юнус-Бек Евкуров подписали соглашение об установлении новой границы между Ингушетией и Чечней. Это вызвало волну протестов в Ингушетии.

Конституционный суд Ингушетии в октябре прошлого года это решение отменил и призвал власти провести по этому поводу референдум. Но Конституционный суд России как конечная инстанция признал соглашение законным. Руководство республики отозвало из парламента поправки, делающие обязательным проведение референдума. Однако это не остановило протесты ингушей.

Данным событиям предшествовали несколько исторических событий. Один из них осетино-ингушский конфликт.
Граница не была официально определена со времен распада Чечено-Ингушской АССР в начале 1990-х годов. Спорный Пригородный район, полноценные боевые действия в 1992 году, сразу после распада СССР – мир был тогда восстановлен, но проблема осталась. Для ингушей административная граница внутри России стала одновременно и национальной, практически государственной. На бумаге может быть все, что угодно, но фактический запрет на переселение, пропускные пункты и вооруженная охрана – все это создает полноценное ощущение госграницы.

Второй факт – это разделение бывшей Чечено-Ингушской республики тогда же, в начале 1990-х годов, на которое потом наложились первая и вторая чеченские войны. Границы между двумя «братскими» вайнахскими республиками устанавливали разными способами: и путем переговоров, и с помощью военной силы. Реальная граница часто не совпадала с формальной. Это сопровождалось установками блокпостов и пограничным режимом.

По материалам СМИ

 

Редакция AVDET

Автор: Редакция AVDET

Редакция AVDET