О слове написанном. Крымскотатарская литература

08.04.201915:0138

Кроме устной речи, крымскотатарский язык имеет еще и слово письменное, то есть литературный язык и литературу. Литературный язык появляется у народа в тот момент его истории, когда народ начинает осознавать себя единым целым.

Крымскотатарская литература имеет многовековые традиции. Но она прошла через несметное количество потерь. Древние авторы, которые творили на полуострове, известны нам в лучшем случае по именам или по отрывочным сведениям и отдельным отрывкам из произведений, сохранившихся в библиотеках востока и запада. Сейчас нас убеждают в том, что наша литература зародилась чуть ли не в XVII веке. И это при том, что одно из красивейших произведений, написанных на коранические мотивы, было создано в Крыму в XII веке, автор его известен как Махмуд Къырымлы. Это поэтическое произведение противоречит утверждениям о том, что ислам в Крыму появился лишь в XIII веке, показывает как глубоко проникли в сознание крымцев коранические мотивы, и, следовательно, что ислам уже в XII столетии был образом жизни, а притчи и истории из жизни пророков были также популярны как и народные сказки и легенды.

В библиотеках Средней Азии, Германии, Голландии хранятся рукописи замечательных произведений крымских авторов. Это и философский трактат “Къалендернаме” Эбубекира Мухаммеда (Ташкент), и дестан “Мунис уль-Ушшакъ” Абдульмеджита эфенди (Лейден), и суфийский трактат “Китаб аль-Масабих фи аль-Тасавур” Абу Бекира Юсуфа ибн аль-Хасан аль-Васытия, и многие другие. По всему мусульманскому миру были известны имена Дии ибн Мухаммеда аль-Къырыми, Рукн эд-Дина аль-Къырыми, Такълыходжа, Ахмедходжа, мевляны Исхакъа и других. Они творили на языке своей эпохи, но их язык так близок и понятен нам, ныне живущим.

Сызды теним, тюкенди сеэр шемъидек яныб,

Эй-вах, не къалды, корь, башыма беля, гонъуль.

Пишет Абдульмеджит эфенди в XV веке, и нам понятно каждое слово нашего великого предка.

Позже под влиянием арабской и персидской литературы несколько изменился словарный состав произведений, это в большей степени отразилось на так называемой придворной литературе. Хотя крымские ханы, многие из которых прославились не только как тонкие знатоки восточной поэзии, но и как одаренные поэты вдохновенно продолжали творить на родном наречии:

Тикен бардур барургъа такъатым ёкъ,

Будур халым ки, озьге халетим ёкъ.

Тикеннинъ джебринден кельдим бу ерге,

Ки ёкътыр такъатым алымны дерге.

(“Гуль ве бульбуль” Борагъазы Герай хан, 16 век.)

И все же изысканый язык дворцов не приемлем для народных поэтов. И рождаются такие как Эдип эфенди (“Сефернаме”), Ашыкъ Умер (хотя его язык более усложнен), Абибулла Керем, Эшмырза къарт (“Кефе” дестаны).

XVIII и начало XIX веков становятся периодами упадка как в общественной жизни, так и в сфере литературы, культуры и искусства.

Русское самодержавие любыми путями сдерживает ростки свободомыслия, национальной самоидентификации. В немалой степени помогает ему и мракобесы от ислама, воспитанные этой самой властью. Но и среди этого необозримого поля невежества, появляются здравомыслящие, стремящиеся к просвещению и заботящиеся о своем народе люди.

В конце XIX века происходит событие для нашего народа судьбоносное. Исмаил бей Гаспринский реформирует арабский алфавит, внеся в него так необходимые тюркским словам гласные буквы и одновременно работает над созданием общетюрского языка, взяв за основу свой родной и турецкий языки. Литературный язык конца XIX – начала XX столетий условно называют языком Гаспринского. Это своего рода прорыв. Авторы, ранее использовавшие либо турецкий литературный язык, либо писавшие на родных диалектах, участвуют в формировании единого литературного языка. Сам Гаспринский является автором не только просветительских статей в созданной им же газете “Терджиман”, распространявшейся на всей территории, где проживали тюрки России, но и талантливым писателем. Будучи либералом и социалистом, он пишет интереснейшие романы, где мусульманское общество на базе просвещения достигает невиданного идеального государственного устройства. И.Гаспринский, писатель-утопист, в реальной жизни пытается путем просвещения разбудить свой долгие годы угнетаемый, полуграмотный народ. Сподвижники и единомышленники Гаспринского проводят колоссальную работу в области просвещения. В мектебах и медресе вводятся светские дисциплины. И хотя, власти всячески препятствуют новым веяниям, это приносит свои плоды. Так появляется целая плеяда талантливых авторов: Асан Чергеев, Усеин Шамиль Токътаргъазы, Асан Сабри Айвазов, Мемет Нузет, Абдулла Лятиф-заде, Умер Ипчи, Шевкъи Бекторе, Амди Герайбай, Бекир Чобан-заде, Эшреф Шемьи-заде и другие.

Несмотря на то, что в их произведениях воспевается “новое время” (идеи социализма), они интересны тем, что отражают людей своей эпохи. И эти люди – крымские татары. Их характеры, их привычки, наклонности, их быт, ежедневные радости и горести. Не все из них дожили до революции. А те, кто столкнулся с диктатурой пролетариата, были глубоко разочарованы. Голодоморы, разкулачивание и опять голодоморы… И рождаются “Ачлыкъ хатирелери” (Воспоминания о голодоморе) Аблякима Ильми, “Аннечигим, нердесинъ?” (Мамочка, где же ты?) Асан Сабри Айвазова. Тяжелое, очень тяжелое существование простого человека показано в них. И никакого просвета.

Язык произведений, тем не менее, легко воспринимающийся, плавный и простой. Сюжеты взяты прямо из жизни соотечественников. И никакой утопии. Так рождается реализм в крымскотатарской литературе.

Эпоха сталинизма прошла катком по формирующейся новой интеллигенции. Многие писатели и поэты за одно то, что имели смелость любить свой народ больше, чем коммунистическую идею, были расстреляны, сосланы в лагеря. Другие затаились, третьи смирились и покорились.

Следующий этап – Вторая мировая война. Скольких начинающих талантливейших писателей и поэтов лишился наш народ в этой войне, пожалуй, еще никто не подсчитал. Часть интеллигенции, как бы с идеей просвещения, была отправлена в разные точки Советского Союза, в основном в азиатские республики, куда вскоре, в 1944 году высылается весь народ.

 

В условиях ссылки литература как бы замирает, бывшие интеллигенты, поэты и писатели, в лучшем случае получают место учителя в школе. Большинство же работает в шахтах и рудниках, на стройках и заводах, обрабатывает хлопковые поля. Но в них уже заложено зерно родного слова, оно рвется наружу. Национальное движение крымских татар, несмотря на жесточайшее подавление, заставляет власти дать послабление и в 1957 году появляется первая крымскотатарская (хотя это слово строго настрого, как и слово Крым употреблять запрещено) газета “Ленин байрагъы”, затем открывается секция в издательстве по изданию книг. А вскоре и отделение на филологическом факультете.

Литература этого периода втиснута в прокрустово ложе цензуры. Большинство восхваляет партию и правительство, кто-то сдержанно творит в рамках соцреализма, кто-то пишет в стол. К именам Эшрефа Шемьи-заде, Юсуфа Болата, Шамиля Алядина, присоединяются имена Айдера Османа, Урие Эдемовой, Шакира Селимова, Эрвина Умерова и других.

Главное, что литературное слово не умирает, хотя и развиваться в полной мере не может.

 

Редакция AVDET

Автор: Редакция AVDET

Редакция AVDET