Диалекты крымскотатарского языка

20.04.201917:2185

Как и любой другой язык, крымскотатарский язык имеет диалекты и говоры. В начале ХХ столетия языковеды выделяли три основных диалекта: южнобережный, средний или горный и северный. На основе среднего с использованием лексики двух других и был в дальнейшем сформирован ныне употребляемый литературный крымскотатарский язык.

Литературный язык претерпевает много изменений, которые обусловлены прогрессом, влиянием других языков и другим объективными и не очень факторами. В диалектах также чувствуется лексическая подвижка, но не в такой степени. Диалекты – это тот источник, который питает любой язык, придает ему своеобразие и оригинальность.

Вначале языковеды увидели в крымскотатарском языке три диалекта. Позднее некоторые ученые пришли к выводу, что основных диалектов два: северный, вобравший в себя кыпчакскую лексику, и южный, сформированный на базе огузской ветви тюркской языковой семьи. Различие между этими диалектами разительное, так, что не объединись в свое время наши предки в единый народ, мы бы рисковали иметь два народа-лилипута. К счастью, такого не случилось.

Что касается среднего диалекта, который некоторые исследователи считают просто пограничным языком, то здесь необходимо отметить, что диалектные особенности это не только язык, но и физический тип, одежда, занятия и тип жилища. Кроме того, средний (горный) тип крымских татар имеет более сложный этногенез, нежели, например, северный, сформированный на основе кипчакских племен.

Поэтому мы будем рассматривать три диалекта.

Антропологически у южнобережных крымских татар “лица совершенно европейские: белые, правильные, иногда красивые; глаза, исполненные темного огня и тенистые ресницы… (Е.Марков. Очерки Крыма. стр.212). Что касается одежды, то такая встречается у балканских народов. У мужчин – это рубаха-косоворотка, короткая куртка (зимой с мехом), шаровары, широкий пояс, мягкие сапоги-ичиги, каракулевая шапка с низкой тульей. У женщин – широкая рубаха, поверх нее платье с вырезом, юбка у платья присборена. Головной убор диференцирован возрастом, шапочка у девочек, платок у женщин. Для женщин Судакского региона характерны красные шаровары. Тип жилища “сакля”, с плоской крышей, как одно- так и двухэтажная с широкой терассой и входом со двора.

Язык жителей южнобережья певуч и мягок. Гортанные звуки не употребляются. Происходит подмена звука Къ – К или Х,  К – Х ( напр., в фамилиях Каната, Таку и др., хафес (къафес), хуман (къуман), махас (макъас) и др.), и К в Г (гозь (козь), горьмек (корьмек) и др.), М – Б (быйых (мыйыкъ), бурун и др.). Носовой Нъ заменяется Н (сон – сонъ, монну – монълу, аффикс ын/ин вместо нынъ/нинъ – бабамын(нынъ), аптемин(нинъ). Лексический состав также значительно отличается от предгорного и северного (мышыкъ – кеди, эчки – кечи, чиберек – янтых, къабакъ бурмасы – фулту, мысыр – кокюш, секирмек – ичрамах, турмакъ – хахмах и др.). Необходимо отметить, что судакские говоры, формально отнесенные к южнобережному диалекту, отличаются от него не только фонетически, но и лексически. Так у жителей деревни Ускют кеди звучит как чиди, эчки как чичи, янтых у них чыр-чыр, а хыджытан(къыджыткъан) – чангаритля. Так что, учитывая также и особеный физический тип жителей и многие другие факторы, характерные для судакского региона, их вполне можно было бы выделить в отдельный диалект.

Представители среднего (горного) диалекта, оправдывая свое серединное место, действительно используют фонетику и лексику и южнобережских и северных своих соплеменников. Фонетически это выглядит так: Быйых (юж.) – мыйыкъ (ср.) – мыйыкъ (сев.); бурун (юж.) – бурун (ср.) – мурун/мырын (сев.); ягъмур (юж.) – ягъмур (ср.) – джагъмыр/джавун (сев.); юрмек (юж.) – юрмек/джурмек (ср.) – джурмек (сев.). Есть и собственный пласт лексики: бита, тата, и др.

 

Внешне они отличаются высоким ростом, крепким телосложением, вопреки стереотипу о том, что все крымские татары смуглые брюнеты, среди них нередки блондины с голубыми или серо-зеленными глазами. Одежда мужчин схожа на одежду южнобережских крымцев, но более строгая, подогнанная к фигуре. У женщин наглухо закрытые платья с воротничком стойка, рукава заужены, поверх рукавов носятся отдельно изготовленные “къапакълар”. Головной платок полностью покрывает плечи и грудь. Шапочки здесь носили и замужние женщины. Тип жилища двухэтажный: нижний этаж – каменный, служит для хозяйственных целей, верхний этаж – плетенка из лозы, оштукатуренная глиной и выбеленая. Кровля черепичная.

Северяне, занимающие значительную площадь Крымского полуострова, как и все народы, являющиеся потомками кипчаков, унаследовали коренастую, легкую фигуру всадников. Лица их широкие, скуластые, но не обязательно узкоглазые и черные, историки утверждают, что у кыпчаков, при смуглой коже светлые волосы и голубые глаза. Таким был Атилла – вождь гуннов, таковы и и его потомки – джанкойские, керченские, акмечетские степняки-крымцы.

Фонетическими особенностями северного диалекта является то что происходит замена звука Ф на П (Фатма –Патма, фес – пес), Х на Къ (хамур –къамыр, хырсыз — къырсыз), Д на Т (деве – тюе, дагъ – тав, демир – темир), Гъ на В (агъыз – авыз, агъыра – авыра), выпадение Гъ (богъдай – бидай), Й на Дж (йыр – джыр, яш – джаш), изменения также происходят и с гласными, гласные переднего ряда о и у либо переходят в о и у ( кор(ь), коз(ь) и др), либо редуцируются до ы (юрюш — юриш, фурсат – фырсат и др.). Лексические различия также велики: атеш – от, богъаз – тамакъ, къашкъыр – боры, бакъмакъ – къарамакъ, беклемек — кутьмек и др)

Дома степняки строили в низинах, это было одноэтажное, приземистое строение, крытое соломой или черепицей, вход делался в коридор, разделявший две отдельные (по обе стороны от коридора) комнаты.

Одевались сообразно ветреной степной погоде. У мужчин были папахи особого типа, длиннополые кафтаны, зимой полушубок из овечьей шкуры, плотные брюки, высокие сапоги. Женщины поверх обычного платья одевали халат или длинные душегрейку, голову покрывали большим платком поверх феса или маленького платка.

Сейчас национальная одежда вышла из употребления. Ее можно увидеть разве что на концертах, да и то стилизованную, потерявшую свои различительные признаки.

Что касается диалектного деления, то и здесь наблюдается смешение, потому что в условиях высылки представители разных диалектов, живя бок о бок друг с другом, общались, заключали браки, заимствовали характерные блюда и обычаи. Несмотря на это, в народе сохранилась масса шутливых дразнилок и анекдотов представителей одного диалекта по отношению к другому.

Например, с тридцатых годов сохранился анекдот о северянине, попавшем в столицу и пытавшемся разговаривать “по-литературному”: “Къарасам, Фушкинскийни фенджересинде фачка-фачка фафирос…” и др.

Конечно, и сейчас легко отличить южнобережского или северного крымца по внешности, речи, манерам, но все они ощущают себя крымскими татарами, а это самое главное для национальной самоидентификации.

 

Редакция AVDET

Автор: Редакция AVDET

Редакция AVDET