День Победы…. как он был от нас далек…

08.05.201912:12372

Дед автора (слева) со своим боевым товарищем

В нашей семье еще при жизни дедушки 9 мая не отмечалось с размахом. Это больше был выходной, чем праздничный день. Да и выходным, кстати, во всем Советском Союзе он стал только через 20 лет после окончания войны. Дедушка, конечно, ходил на всякие торжественные собрания, встречи со школьниками, получал очередные юбилейные медали (с которыми я потом благополучно игралась дома), ездил по местам боевой славы. Но относился к этому очень спокойно. У него были на то свои причины.

Деда призвали в армию в 1939 году с 1 курса Симферопольского сельхозинститута под предлогом необходимости омоложения армии в связи с началом Финской войны. Вернуться домой он, естественно, не успел – началась Великая Отечественная. Дед был призван в железнодорожные войска на Амурскую железную дорогу, но дошел аж до Маньчжурии. Многие вообще не знают, что там была советская армия, но, тем не менее, наш дедушка служил там до 1948 года – попал в третью очередь демобилизации.

Часть была смешанная, поэтому на национальность внимания тогда не обратили. Младший брат деда вошел в Берлин уже 2 мая 1945 года. За это время успели депортировать из Крыма весь крымскотатарский народ, а они об этом даже не знали…

После демобилизации дедушка решил поступать в высшее командное училище, раз уж провел в армии целых 9 лет и дослужился до старшего сержанта. Тут-то все и выяснилось… В графе анкеты «место рождения» он написал «Крымская АССР». Принимавший документы начальник училища раскричался, что такой не существует.

Деда из Крыма не депортировали – его туда просто не пустили. Он поехал искать родственников в Узбекистан. Когда уже в Андижане вставал на учет в военкомате, у него отобрали имевшиеся на тот момент награды и документы. Дедушка снова поступил в институт – на этот раз, на физико-математический факультет. И даже доучился на нем до 3 курса. Затем бросил вуз по собственному желанию, так как в это время появилось распоряжение не брать крымских татар на работу в качестве преподавателей.

 

Дед устроился на работу столяром, впоследствии получил самую высокую квалификацию – краснодеревщика. Он вообще был мастером на все руки. Трудовую деятельность закончил прорабом строительного управления.

Фронтовое и армейское прошлое дедушке пригодилось совсем в других целях – в 1966 году он, как участник войны, вместе с другими представителями крымскотатарского народа ездил на приемы в Центральный Комитет Компартии в Москву с просьбой разрешить вернуться в Крым. Правда, безрезультатно. Еще и на работе начались проблемы из-за этой поездки, хотя она состоялась во время законного отпуска. Пришлось уволиться и устроиться на другое предприятие.

Когда семья, не дождавшись никаких разрешений, все же рванула на Родину в 1987 году, в купленном доме прописали только деда – побоялись отказать ветерану-инвалиду. Через несколько лет к нам пришли домой «тимуровцы» из нашей же школы с предложением помочь дедушке по хозяйству. Он посмеялся и отправил их обратно. А я в это время с одноклассниками перекапывала огород другому ветерану в нашем селе.

Сегодня не могу даже представить, что чувствовал бы мой покойный дед в связи с нынешними событиями…

Эльзара БЕШУЙЛИ, крымчанка

Источник: Крым.Реалии

 

Редакция AVDET

Автор: Редакция AVDET

Редакция AVDET