Реабилитация: достижения и трагедии

02.06.20198:28180

(в сокращении)

Где тот целитель, который вылечит глубокие нравственные раны, нанесенные многолетним изгнанием, и когда это изгнание окончится?
А. Некрич «Наказанные народы»

У истоков становления Ингушской республики стояли герои ингушского народа: И. Базоркин, А. Газдиев, Ж. Зязикова,
Д. Картоев, Х. Муталиев, Х. Хаматханов и другие. Они также, как и представители других репрессированных народов, боролись за возвращение на Родину из мест депортации: с риском для себя писали обращения в центральные органы власти, а также добивались личного приема у их представителей.

Однако возвращение репрессированных народов на Родину во второй половине 50-х гг. XX века обернулось для них очередной трагедией, ибо на сталинский произвол наложился отпечаток половинчатости хрущевской реабилитации. Ни для одного из «наказанных народов»: калмыков, карачаевцев, крымских татар, немцев Поволжья, ингушей, чеченцев, не восстановили национально-государственные образования в том виде, в котором они были до их депортации в 40-х гг. XX в. Репрессированные народы, не имевшие своих автономий: аккинцы, балкарцы, греки, корейцы, курды, поляки, турки, хемшилы возвратились в места традиционного проживания лишь частично.

Одной из вех борьбы ингушского народа за возвращение Пригородного района, незаконно отторгнутого хрущевским режимом при аморальном лоббизме осетинской власти, стал митинг в Грозном в 1973 году. Его организаторами, руководителями и авторами, предшествовавшего ему обращения в ЦК КПСС и Президиум ВС СССР, стали И. Базоркин, А. Газдиев, Д. Картоев, А. и Б. Костоевы, А. Куштов, С. Плиев и другие (всего 27 человек). Митинг был разогнан, а его участников подвергли репрессиям.

С началом перестройки «наказанные народы» вновь подняли вопрос о своей полномасштабной реабилитации. Свой вклад в эту борьбу внес и ингушский народ, когда его представитель — Х. Фаргиев, с благословения Базоркина, впервые за полвека после начала депортаций, 29 мая 1989 г. на Съезде народных депутатов СССР публично – на всю страну, поднял вопросы о реабилитации репрессированных народов и, во-вторых, восстановлении Ингушской автономии.

В последнем вопросе автор опирался на память народа о Идрисе Зязикове и Али Горчханове, загубленных сталинским режимом за отстаивание ингушской автономии. Во-вторых, на борьбу И. Базоркина и его соратников в 50-х – 70-х годах. В-третьих, на опрос, который провел среди ингушского населения Чечено-Ингушетии и Пригородного района весной 1989 года Демократический Союз Ингушетии «Нийсхо» (Справедливость) во главе с Иссой Кодзоевым, с формулировкой «Я – за Ингушскую АССР». Собрали 62 тыс. 600 подписей. Их вместе с обращением в ЦК КПСС и ВС СССР  доставили  в Москву и вручили адресатам в начале апреля 1989 г.*

6 июня 1989 г. М. Дарсигов в Совете национальностей ВС СССР повторил запрос о восстановлении ингушской автономии. 14 июля по предложению поэта и писателя О. Сулейменова принято Постановление ВС СССР с поручением рассмотреть и подготовить предложения по вопросу «осуждения практики репрессий… народов… и полной их реабилитации».

Итогом деятельности депутатов от «наказанных народов» С. Авторханова, А. Айдамирова, Р. Аушева, М. Дарсигова, Д. Кугультинова, С. Хаджиева, Х. Фаргиева и их сторонников, в том числе А. Сахарова и О. Сулейменова, стала Декларация Верховного Совета СССР «О признании незаконными и преступными репрессивных актов против народов, подвергшихся насильственному переселению, и обеспечению их прав».

В процессе ее подготовки вайнахи, составили немало запросов, подписанных и другими депутатами.** Они распечатывались и распространялись среди депутатов ВС СССР. Это была, помимо других, одна из форм агитации за реабилитацию «наказанных народов». В процессе принятия Декларации выступили А. Сахаров, Д. Кугультинов, С. Авторханов, М. Дарсигов, Х. Фаргиев и другие. Представление о ее значении дает выдержка из преамбулы Закона «О реабилитации репрессированных народов», где сказано, что ВС РСФСР принимает его, «опираясь на международные акты, Декларацию Верховного Совета СССР от 14 ноября 1989 года…» и другие правовые документы.

В результате запросов, поданных ингушскими депутатами и организованной ими поддержки со стороны делегатов, в том числе всех чеченцев,*** мощного давления восьмидневного стотысячного митинга ингушей, созванного организацией «Дякасте»,**** поддержанного Народным Советом Ингушетии и «Нийсхо» и выступления С. Хаджиева 26 марта 1990 г. была создана Комиссия Совета Национальностей ВС СССР во главе с А. Беляковым. В нее, наряду с другими, вошли Председатель ВС ЧИ АССР Доку Завгаев и М. Дарсигов. В ее работе с правом совещательного голоса участвовали Р. Аушев, Б. Богатырев, И. Костоев и Х. Фаргиев в Москве и Ингушетии, куда выезжала Комиссия. Она признала необходимость и обоснованность включения Пригородного района в границах 1944 г. в состав ЧИ АССР.

Весомый вклад в вопрос о создании Ингушской республики внес и ВС ЧИ АССР во главе с Д. Завгаевым. 30 марта и 12 июня 1990 г. были приняты обращения к Первому съезду народных депутатов и ВС РСФСР с просьбой ускорить рассмотрение вопроса о восстановлении автономии ингушского народа. Следующий шаг — Декларация о государственном суверенитете Чечено-Ингушской Республики (27. 11. 1990 г). Ее статья 17 констатировала «справедливость требования ингушского народа о восстановлении государственности и необходимость решения вопроса возврата территорий, отторгнутых в результате сталинских репрессий. Союзный договор будет подписан Чечено-Ингушской Республикой после… возврата отторгнутых территорий Ингушетии».

Эти Обращения и дополнения в Декларацию о суверенитете инициировали 24 ингушских депутата ВС ЧРИ: А. Албогачиев, Х. Арчаков, С. М. Беков, Х. Дзейтов, М. Дикажев, М. Зурабов, М. Келигов, И. Кодзоев, Б. Манкиев и другие. В их числе были и А. Алмазов, А-Х. Аушев и Р. Татиев, возглавившие ингушские районы в итоге кадровой революции, осуществленной «Нийсхо» в начале 1990 г. Они всегда отстаивали вопросы реабилитации и восстановления ингушской автономии.

С. Беков – Председатель Совмина ЧИ АССР, нанес «удар» и по партийной линии. Он, выступая в секции «Национальная политика КПСС» на XXVII съезде партии, четко заявил о необходимости реабилитировать репрессированные народы и восстановить «автономию ингушского народа в ранге автономной республики» с возвращением ему «исконных территорий с центром в правобережной части г. Орджоникидзе».

 

Было бы крайней степенью несправедливости и благоглупости утверждать, что выступления отдельных деятелей имели гораздо большее значение, чем Обращения и Декларация, принятые высшим государственным органом ЧРИ — Верховным Советом, и партийный натиск Председателя Совмина С. Бекова.

Однако аморально и необъективно не указать на самого главного организатора и двигателя процесса реабилитации – все репрессированные народы. Именно они на протяжении всего рассматриваемого времени проводили митинги, демонстрации, пикеты, подписывали обращения в органы власти, избирали депутатов, поддерживали движения и организации,**** которые, стоя на плечах своих народов и от их имени, боролись за реабилитацию. Все они, включая и национальные органы власти, в борьбе за реабилитацию опирались на то, что уже было сделано их предшествениками. Таким образом, это был консолидированный натиск всех «наказанных народов».

Кульминационной точкой этой борьбы стало принятие Закона «О реабилитации репрессированных народов» (26 апреля 1991 г.). Большую подготовительную работу, обеспечившую его прохождение, своими выступлениями, запросами, разъяснительной и пропагандистской деятельностью среди депутатов провели Председатель ВС РСФСР Р. Хасбулатов, В. Дорджиев, А. Аслаханов, И. Алероев, А. Арсанов, Б. Богатырев, С. Джамалдинов, И. Костоев, С–Х. Нунуев и другие. Ее завершающим аккордом стал Закон «О реабилитации репрессированных народов», автором проекта которого был И. Костоев. Проекты других депутатов, ВС РСФСР не принял к рассмотрению в силу их юридической и политической слабости. И. Костоев разработал также и проект закона «Об образовании Ингушской Республики», принятого 4 июня 1992 г. Данный факт автор подтверждает как очевидец и участник различных заседаний Съезда и ВС РСФСР, в том числе в день принятия Закона, и архивной выпиской.*****

Однако процесс реабилитации репрессированных народов, в конечном счете, обернулся для них трагедией. В чем заключалась трагедия процесса реабилитации «наказанных народов» в 1989 – 1992 гг? Одновременно с ним был запущен механизм показательной для всех репрессированных народов расправы – этнической зачистки Пригородного райна от ингушей в октябре — ноябре 1992 г. Таким образом, государство одной рукой писало реабилитационные акты, а другой – готовило их торпедирование в духе Иосифа Сталина.

Современное российское государство, не исполняя  закон «О реабилитации репрессированных народов», взращивает условия для новых катаклизмов… Неисполнение данного закона, при невозможности отмены «любви к отеческим гробам», является одной из бомб замедленного действия.

«Обоснования» политиков и экспертов о невозможности полномасштабной, а не демагогической, реабилитации репрессированных народов не имеют ни малейшего отношения к понятиям право и мораль. Конституция РФ не предполагает отказ от исполнения законов, исходя из учета сложившихся реалий сталинско-хрущевского беззакония и грабежа, политической конъюнктуры и прихотей власть предержащих. Следовательно, государство не устраняет, а закрепляет сталинско-хрущевский правовой произвол и безнравственность в отношении репрессированных народов.

Государство, не исполняя этот Закон, подрывает единое правовое пространство страны и выступает не в роли его хранителя и защитника, а диверсанта-подрывника… Это не злобные измышления автора, а вывод, следующий из Конституции. Россия — правовое государство (ст. 1, ч. 1). Его основной признак — верховенство закона, а не пожелания и прихоти власть имущих. Тем более подлежит исполнению закон «О реабилитации репрессированных народов», который признан Конституционным Судом РФ соответствующим Конституции (1 декабря 2005 г.). Его решение «окончательно и обжалованию не подлежит». Де-факто Российское государство наперекор Конституции РФ и решению Конституционного Суда РФ отказывается от исполнения данного Закона.

Что делать? И какая польза будет от предпринятых действий? Вот два вопроса, стоящие сегодня перед нами. Писать обращения, как показала практика прошедших  двух десятилетий, совершенно бесполезно, но тем не менее их надо писать. Во-вторых судебные иски.

Хамзат ФАРГИЕВ,
член Политсовета ДСИ «Нийсхо»

* Эти подписи вместе с обращением доставили по адресату Р. Х. Аушев, С-С. Ахильгов, А. Базоркина, Д. Кодзоева, А. Котиев, М-С. Плиев, В. Хамхоев, М. Яндиев.

Сбор подписей в Малгобекском районе проводили друзья и соратники автора, в их числе ныне покойные: М. Гелисханов, М.К. и М.Х. Дзейтовы, М. Льянов, М-Г. Цечоев, Т. Эгиев; и здравствующие: А. Албогачиев, С. Батыров, Б. Газиков, М. Нашхоев, Р. Ужахов, М. Хамчиев, Б. Харсиев и Х. Фаргиев. Всего было собрано 8  тыс. подписей.

** Копии запросов, в том числе по поводу создания Комиссии по ингушскому вопросу, датированные  июнем 1989 — мартом 1990 гг., подготовленные автором, подписанные большим числом депутатов, хранятся в его архиве.

*** Вопрос о востановлении Ингушской автономии, поднятый автором 29. 05. 89 г. был встречен в штыки чеченскими депутатами. Особенно тяжелые споры по этому поводу у автора были с С. Хаджиевым и С. Авторхановым. Однако впоследствии все чеченцы до единого поддерживали запросы и начинания, касающиеся этого вопроса.

**** «Дякасте» (Отечество) – общ.-полит. организация. Ее создали Н. Кодзоев, Я. Медов, В. Хамхоев и М. Яндиев, ранее входившие в число основателей «Нийсхо».

***** Решение Комиссии Совета Национальностей по национально-государственному устройству и межнациональным отношениям ВС РСФСР за подписью ее Председателя Сыроватко В. Г.: «В соответствии с Постановлением Съезда народных депутатов РСФСР от 21. 06. 1990 года «О подготовке и рассмотрении проектов законов РСФСР», направляется проект закона РСФСР «О реабилитации репрессированных народов», подготовленный членом Верховного Совета РСФСР Костоевым И. Ю. и доктор юридических наук Коваленко А. И.» (Гос. архив РФ, фонд р 10026, опись 4, дело 961).

 

Редакция AVDET

Автор: Редакция AVDET

Редакция AVDET