Психология геноцида

06.07.201911:01324

Как крымскую татарку меня с детства интересовал вопрос: КАК МОГЛИ ТАК ЖЕСТОКО ПОСТУПИТЬ С ЦЕЛЫМ НАРОДОМ? События 1944 года ужасны и бессмысленны. Что это было массовое помешательство? Хочется верить, что преступная власть как бы «заразила» людей безумными и жестокими идеями. Но есть большое НО – большинство тех, кто «выполняли приказ» – это психически здоровые люди.

Все дело в том, что геноцид никогда не возникает на пустом месте. Для того, чтобы вполне нормальные добропорядочные люди вдруг ополчились против своих, говорящих на другом языке или молящихся другому Богу соседей, недостаточно появления преступника или маньяка у власти.

Стремясь объяснить явление геноцида, американский психолог Ирвин Стауб ввел понятие «тяжелых времен», которые, по его мнению, всегда предшествуют геноциду.

1. Тяжелые времена – это ощущение депрессии, безнадежности, окруженности врагами, ощущение несправедливости, совершаемой по отношению к «моему народу».

За годы «тяжелых времен» в обществе накапливаются раздражение и агрессия, которые потом находят выход в варварских актах геноцида

2. Необходимо наличие врага, который, во-первых, ответственен за неприятности и несчастья, и, во-вторых, с устранением которого жизнь станет лучше. Не в том дело, что «они» (крымские татары, евреи, месхетинцы) виноваты в наших несчастьях, а в том, что, если «их» не станет, то жизнь станет лучше.

3. Геноцид невозможен без острого чувства ненависти. Эта ненависть должна быть столь сильной, что позволяет человеку нарушать даже заповедь «не убий». Эта ненависть долго воспитывается и развивается. Корни ее – в школьных учебниках, где рассказывается о том, какой замечательной была жизнь моих предков в прошлом, когда еще не было «их», каким могущественным и справедливым было мое государство до того, как пришли или даже напали «они». Думаю, суть ясна.

 

В конце 60-х канадский психолог Мелвин Лернер разработал т.н. теорию веры в справедливый мир. Согласно этой теории, люди предпочитают верить, что мир, в котором они живут, сам по себе справедлив. Добро в нем вознаграждается, а зло наказывается. Следствием этой веры является, в частности, жестокое отношение к жертвам различных несчастий

Если человеку не повезло, значит он сам и виноват. Если жестоко обошлись с целым народом, значит есть В НИХ САМИХ что-то такое эдакое. Именно поэтому есть представление, что сторона жертвы просто не способна к сопротивлению, так как не заслуживает «дать сдачи». Представление о несопротивлении и о полной безнаказанности входят и в идеологию геноцида. Любой ответ их действиям они воспринимают как агрессию со стороны жертв и как нарушение некой неписаной конвенции. Они абсолютно убеждены в том, что никогда не предстанут перед судом (официальным или общественным).

Соответственно, когда жертвы, несмотря на многократно превосходящие силы нападающих, начинают оказывать сопротивление, это сопротивление бывает весьма эффективным. Это касается и физического сопротивления, и сопротивления морального. Помимо жертвы и нападающей стороны, в актах геноцида есть и третий участник – СВИДЕТЕЛЬ

Роль свидетелей исключительно важна. Без их одобрения и поддержки массовое насилие невозможно. Люди не делают того, что делать стыдно, и те, кто участвует в актах насилия, нуждаются в том, чтобы их действия были признаны акциями героическими и правильными.

Свидетелями, строго говоря, являются и соседи, и сограждане, и мировое сообщество. Осуждение на всех этих уровнях, психологическая изоляция (если нет возможности юридического преследования) могут заронить в нападающей стороне сомнения в правильности их действий, а значит и снизить вероятность новых актов геноцида.

Этот год знаменателен тем, что уже Латвия и Литва ПРИЗНАЛИ ДЕПОРТАЦИЮ КРЫМСКИХ ТАТАР ГЕНОЦИДОМ. Я благодарна за вклад этих стран в восстановлении исторической справедливости. НО ДЕЙСТВИТЕЛЬНО ЛИ ТЯЖЕЛЫЕ ВРЕМЕНА ДЛЯ МОЕГО НАРОДА ОСТАЛИСЬ ПОЗАДИ?

Мнение автора может не совпадать с мнением редакции

Эрисмаль ИСМАИЛОВА

 

Редакция AVDET

Автор: Редакция AVDET

Редакция AVDET