В Карасубазаре снесли дом, где рождались «Крымские эскизы»

16.08.201922:1988

Печальное событие, недавно произошедшее в городе Карасубазаре (Белогорске), вынудило меня обратиться к одному из популярных жанров газетной журналистики.

Впервые некролог приходится писать не по поводу смерти ушедших из жизни близких мне людей, а в связи с демонтажем родного каждому жителю здания, да, пожалуй, и гостям нашего города, по вине не только городской власти, а в равной степени – и каждого из нас, к сожалению, не попавшего в гарантированный законом перечень объектов культурного наследия Крыма – кофейни «Сырлы къаве» Эбубекира, в настоящее время больше известного как «Дом Спендиарова».

В центре некогда сказочного, старого Карусубазара, в самом его сердце не стало еще одного уникального здания, где почти рядом располагалась резиденция хана Фатих-Гирея, Городская дума города Карасубазара, караван-сарай Ашагъы Ташхан, а чуть поодаль во всем своем великолепии мечеть Шор-Джами со своим известным на весь полуостров целебным источником… На сегодняшний день из перечисленных объектов сохранилось лишь здание Городской думы города Къарасубазара и небольшой фрагмент стены самого большого на территории города и полуострова караван-сарая Ашагъы Ташхан.

В конце 80-х годов прошлого века на дом Спендирова «положили глаз», чтобы «разрушить до основания, а потом…» на его месте построить новый, где счастливо и весело будут жить белогорцы. Для того чтобы заручиться поддержкой народных масс, в СМИ стали публиковать письма трудящихся, которые единогласно одобряли решение о сносе объекта культурного наследия, для которых он не представлял ни культурную, ни историческую, ни архитектурную ценность. Может быть, именно статья Э.Тав-Даирлы, опубликованная в газете «Сельская новь» №69(7428) от 6 июня 1989 г., остудила горячие головы и благодаря ей дом Спендиарова оставили в покое. На фасад дома повесили новую мемориальную табличку, но не ту, которую он заслуживал – «Дом-музей А. Спендиарова», и, ожидая своей участи, он просуществовал, преданный забвению еще 30 лет, пока не случилось непоправимое…

А ведь в свое время выдающийся композитор А. Спендиаров (настоящая фамилия Спендиарян) большой интерес проявил к нашему городу, известному своим богатым музыкальным фольклором, жил и работал в Крыму, впоследствии подарил миру свои популярные сюиты «Крымские эскизы», исполняемые Большим симфоническим оркестром, звучавшие, в том числе и за рубежом – в Германии и Дании, в Италии и США, достойно вошедшие потом в золотой музыкальный фонд.

Творчество композитора развивалось под весомым влиянием крымскотатарского музыкального фольклора. Еще в юношеские годы впечатлительный и глубоко одаренный Спендиаров вобрал в себя все богатство народных мелодий. На творчество композитора не могло не повлиять само место и его окружение.

Именно опора на народную музыку роднит его с основоположниками русской классической музыки М. Глинкой, Н. Римским-Корсаковым, А. Глазуновым и другими, которые в своем творчестве использовали мелодии крымских татар. Крымскотатарское песенное народное творчество оказывает определенное влияние на Н. Римского-Корсакова, при создании им сюиты «Шехерезада» и вступления «Океан – море синее» к опере «Садко», на А. Глазунова – в его Четвертой симфонии, в сюите «Восточный танец».

 

Ученик Римского-Корсакова, друг Глазунова, Спендиаров встречается с А. Чеховым, Л. Толстым, Ф. Шаляпиным, А. Горьким. Не раз бывал Глазунов гостем Спендиарова в Крыму.

А. Спендиаров много общался с местным населением, сам переводил тексты песен, которые ему пели ашуги Карасубазара и Таракташа (с. Дачное), Судака и Ялты. Собранный материал открывал неограниченные возможности, и одаренный композитор ими успешно пользовался. Идет скрупулезная исследовательская работа, появляются десятки вариантов той или иной песни, систематизируется, отбирается самое лучшее. Фиксируются краткие биографические данные исполнителя песен, число, месяц, год и место записи: «1910 год, 8 апреля, Карасубазар. Песни записаны от Аказана Сандыкчы, Халиля Аппаза, Халиля Рахмана…». Или под нотами песни «Кесек-кесек» запись: «Напел таракташский рабочий Мамет» и другие.

Вот что пишет ученый в области ракетно-космической техники, доктор технических наук, профессор, лауреат Государственной премии СССР, работавший под руководством С.П. Королева в ОКБ -1 над космической программой СССР, автор книги «Следы в сердце и в памяти» Рефат Аппазов: «Как известно, в Карасувбазаре долгие годы жил композитор Спендиаров. Его особняк сохранился до сегодняшних дней. Когда я его увидел в 1992 году, он являл собою жалкое зрелище. Так вот, композитор, прогуливаясь по закоулкам Карасувбазара, услышал, как под стук молотка и жужжание пилы в мастерской, заполненной запахами стружек и столярного клея, напевает свои песни Аппаз-уста. Они познакомились, и Спендиаров стал частым посетителем мастерской. После рабочего дня они не раз коротали вечера за чашечкой кофе, прерывая свои беседы песнями. Спендиаров прекрасно владел крымскотатарским языком, как своим родным. Композитор приносил с собой скрипку, подбирал понравившуюся ему мелодию и записывал. Мы все понимаем, что никакие записи не могут не только заменить, но даже передать в какой-то мере колорит народного исполнения. Чтобы сохранить кое-что из этого замечательного наследия, Спендиаров пригласил дедушку с двумя поющими сыновьями на запись нескольких граммофонных пластинок. Одному из сыновей, Халилю, было в то время чуть больше двадцати, а младшему, Асану, не больше четырнадцати. Для записи им пришлось выехать в Москву вместе, если я не ошибаюсь, с тремя музыкантами, владеющими скрипкой, трубой и бубном. Разумеется, все это было сделано на средства композитора, который каким-то вознаграждением отметил и непосредственных исполнителей».

Несмотря на армянское происхождение Спендиарова, крымские татары всегда его считали «своим», крымскотатарским композитором, еще и потому, что в депортации, слушая его музыкальные произведения по радио, «Крымские эскизы» поддерживали магическую связь спецпоселенцев, живших на чужбине, с Родиной. 

Наш древний город – это город со славным музыкальным прошлым и своими традициями. В настоящее время помечтать о празднике, в день рождения композитора, музыкантами, исполняющими на балконе дома «Крымские эскизы», пожалуй, уже не придется, и чарующую музыку композитора мы не услышим, где карасубазарские улочки и площади помнят великого композитора.
Теперь нет дома, нет стен, где рождалась музыка, осталось лишь груда безмолвных камней…, «Муза А. Спендиарова» – графическое произведение Рамиза Нетовкина, несколько любительских фотографий кофейни и бессмертная музыка Спендиарова…

Послушайте «Крымские эскизы», классическую музыку, которая под щедрым палящим крымским зноем освежает как ледяной, бодрящий вкус махсымы и остается чувство блаженства и умиротворения как после сочных янтыхов, а пьянящий аромат кофе, сваренного по особому рецепту хозяина кофейни Эбубекира, сливаясь с легким запахом степной травы – ювшан приятно кружит голову…
Прости меня, прости нас… Мои искренние соболезнования всем неравнодушным, к истории города, ее жителям. Не уберегли… А могли бы.

P.S. 25 июня 2019 г., на состоявшемся совещании в Белогорском городском совете, собственник земельного участка, где был расположен объект культурного наследия, выразил готовность привести фасад нового здания к первоначальному архитектурно-художественному облику дома.

Эскендер ИЛЬЯСОВ

 

Редакция AVDET

Автор: Редакция AVDET

Редакция AVDET