Воинская символика Крымского ханства (на материале крымских хроник)

29.11.201914:49

[Рефат  АБДУЖЕМИЛЬ]

Зримым олицетворением воинского могущества и суверенности Крымского ханства являлись бунчуки и санджаки (штандарты), а слышимым – музыкальный оркестр (мехтер). Традиции использования некоторых из них уходят корнями в древнетюркские времена. Вместе с тем очевидным было и сходство крымской и османской военной атрибутики. В исторических источниках, связанных с описаниями военной системы Крымского ханства, встречаются ценные сведения о воинских атрибутах. На их основе формируется целостное понимание и представление, насколько свято хранимыми и почитаемыми вещами являлись военные символы государства.  

Традиция использования бунчуков и знамен появилась у тюркских народов в древности и стала неотъемлемой частью жизни государств.  Бунчук в Крымском ханстве являлся прямым наследием периода Золотой Орды и древнетюркской эпохи. Он представлял собой конский хвост, висящий на длинном древке от верхнего конца, и означал военный знак – знамя. Тюркские воины отправлялись на войну с боевыми знаменами, которые обозначались термином «тугъ» (знамя, бунчук). Скифы пользовались похожими на бунчуки предметами. У древних тюрков знамена, называемые «тугъ», представляли собой изделия из меди или бронзы различных конфигураций, характерных для скифской культуры Восточной Европы [11, c. 502].

Известный польский дипломат и государственный деятель Мартин Броневский в своем сочинении «Описание Татарии» (1595) так характеризовал главные военные символы крымтатар: «При ханском отряде всегда есть знамя (бунчук), состоящее из белого лошадиного хвоста, прикрепленного к длинной палке, и шелковое турецкое знамя, зеленое с красным (санджак). Прочие знамена и бунчуки, которых очень много, бывают разного цвета» [5, c. 366].

Значение чагатайского слова «tuğ» можно найти в «Сравнительном словаре турецко-татарских наречий» Л. Будагова (1869): tuğ – знамя, бунчук, хоругвь, флаг, значок (в китайском языке ду – главное знамя армии), tuğaçı – знаменщик, рассыльный: leşker cemi’ qılurğa tuğaçılar etrafığa yibârdi – для собирания войска послал рассыльных в окрестности (Абуль-Газы); tuqçı, или tuğluq – знаменосец, пользующийся знаменем, чином, tuqçı başı – прапорщик (alemdar), tuğsa başı – полковой командир (в Бухаре знамя его tuğ), у Григорьева: tuqsaba – военный чин в ранге полковника или бригадира, tuqsaul – высший военный чин в Хиве и Коканде (Из этих примеров, как и из значения китайского слова видно, что «тугъ» первоначально – название армии, что подтверждается также словами Марко Поло, который называет так армию в 100 000 и ее знамя, см. Journ. des Savants. Mars 1867, c. 165); tuğ – хвост лошадиный на конце копья, обнесенного золотым шаром, значок; его несут впереди выезда губернаторов и командующих войсками; паша и великие визири имеют их по три, и потому называются üç tuğlu; tuğ çıqdı – значок выставлен, водружен (перед дворцом султана или великого визиря), означает отправление в поход, felân paşanıñ tuğları alındı – у такого-то паши отняты значки – он разжалован [2, c. 398].

Существует старое предание о том, как начал использоваться бунчук. Согласно ему, этот знак даровал тюркам победу, когда они обратились в бегство во время сражения. Лишившись большого штандарта, их предводитель отрубил своей саблей хвост коня, привязал его к своему копью, собрал войско и одержал над неприятелем победу [9, c. 133].

Первые бунчуки под названием «кутас» делались из хвоста тибетского быка и принадлежали мурзам. Термин «тугъ» впервые упоминается в письменном памятнике «Шине Усу языты», посвященном уйгурскому хакану середины VIII века: «Üç tuğluq Türk budunu…Ozmuş Tigin Kan bolmuş» [22] / «трехбунчужный тюркский народ… Озмуш Тигин стал ханом» (здесь и далее при отсутствии указания на источник перевод наш. – Р. А.). Хан, которому посвящено это произведение, повествуя о военных событиях, говорил: «tuğ taşıyan ileri qaraqol adamı geldi» / «прибыл слуга-бунчуконосец».

Древнетюркские шаманы пользовались тремя знаменами или бунчуком белого, красного и голубого окраса. Знамя Чингисхана и его бунчук были белого цвета. Чингисхан, став правителем своей империи, водрузил белый бунчук с девятью навершиями [22].   

Бунчуки символизировали суверенность и самостоятельность правителей. Ханы могли иметь бунчуки с хвостами в количестве до девяти штук. Такая традиция сохранилась среди тюркских народов и после принятия ислама. В словаре М. Кашгарского «Диван-и лугат-ит тюрк» (XI век) слово «тугъ» дано со следующим пояснением: «Cколькими бы землями не управлял хан, какими бы высокими званиями он не обладал, бунчук не превышает девяти хвостов, поскольку число девять приносит удачу. Эти бунчуки делались из шелка или кумача оранжевого цвета» [22]. Представление о бунчуке с девятью хвостами заключает в себе сакральность числа девять. По верованиям древних тюрков, небо состояло из девяти слоев, а мир разделен на девять частей [22].

Крымские ханы имели право владеть пятибунчужным знаменем (тугъ-и хумаюн) [8, с. 174]. Согласно одному из пунктов соглашения, заключенного между султаном Мухаммедом и Менгли Гераем (1478), «хан имел пятибунчужное знамя. Потом бунчуки были разделены. Хан имел два, а прочие даны калге-султану, нуреддин-султану и Ширин-бею. Однако в военное время хан имел всегда пять бунчуков» [1, c. 257]. В знак признания султаном ханства Менгли I Герая ему были подарены бунчуки: «В присутствии султана на него [Менгли Герая] была надета соболья шуба, чалма с богатым пером, сабля, украшенная драгоценными камнями, саадакъ (футляр для стрел и лука) и пожалованы три бунчука» [6, c. 89].

В «Военном энциклопедическом лексиконе, издаваемом обществом военных и литераторов» (1853) термин «бунчук» объяснен так: «Палка с жестяной вызолоченной головкой, или полумесяцем, под которой на двух, трех и более ручках висят, наподобие конского хвоста, длинные лошадиные волосы; образует у турок эти знаки власти, которые перед султаном имеют семь хвостов, перед верховным визирем и визирями первой степени три, второй степени – два, третьей – один; перед господарями Молдавии и Валахии – три. От этого они называются у нас пашами трехбунчужными и двухбунчужными и так далее. Выставленный над пашинской ставкой, бунчук подает знак к сражению с неприятелем. Бывшие запорожские гетманы в числе своих регалий имели также бунчук, пожалованный в 1576 г. королем Стефаном Баторием, и который вверялся хранению бунчужных, составлявших гетманскую гвардию; начальником над ними был генеральный бунчужный, который, однако, нес бунчук в чрезвычайных только случаях; обыкновенно носили его бунчуковые товарищи. Генеральный бунчужный считался последним чином из войсковой генеральной старшины, а в числе военных начальств был пятым» [4, c. 553].

В «Энциклопедическом словаре Брокгауза и Ефрона» (1891) слово «бунчук» представлено в следующем трактовании: «У турок бунчук как знак власти и сана пашей был в употреблении до введения строевых войск и обозначался словом тугъ или кутас. Он представлял конский или тибетского быка хвост, насаженный на крашеное древко (длиною 3 аршина и более), оканчивавшееся вызолоченной медной или костяной маковицей. По числу навешенных хвостов паши получали название «двухбунчужный», «трехбунчужный». Бунчуки носились при въезде губернаторов и начальствующих войсками, а перед султаном носили бунчук с семью хвостами. Почему русские и поляки турецкое тугъ переименовали в бунчук неизвестно; также неизвестно и то, откуда вообще явилось понятие о бунчуке как о регалии власти. Есть основание предположить, что бунчуки были известны нам и полякам гораздо ранее знакомства с турками, так как авары, булгары и другие приходившие из Азии народы тоже употребляли конские хвосты как знамена и символы власти» [13, c. 938].

У тюркских народов бунчуками обозначался военный ранг. По количеству хвостов на бунчуке определялась занимаемая позиция в порядке уменьшения от правителя (хана, султана). По обычаю, бунчуки, которые вручались командирам военных подразделений, имели установленное число хвостов. Ханы золотоордынского периода имели право владеть бунчуками в количестве хвостов до девяти. После утверждения покровительства Османской империи над Крымским ханством (1478) у хана было пятибунчужное знамя, у великого визиря (визирь а’зам) было три бунчука, у калги, нуреддина и беев – по одному. Число хвостов у бунчуков в Османской империи соответствовало государственной иерархии: у султана (тугъ-и шахы) – семь, у великого визиря (визирь а’зам) – пять, у сераскеров (военачальников) – четыре, у визирей – три, у бейлер-беев – два, санджак-беев (мирлива) – один. При разжаловании или отстранении кого-либо с занимаемой должности у него отнимался бунчук.

Если бунчук служил обозначением военного ранга, то другой воинский символ – санджак – указывал на род войск (сипахи, янычары, топчулар и др.). Использование санджака в военных действиях служило выполнению следующих задач: координация действий боевых частей, управление и передача сигналов, идентификация подразделений, обозначение местоположения командования.  

Слово «санджак» имеет следующие значения: 1) знамя, штандарт; 2) маленькая провинция; sancaqdar – знаменщик (кто несет знамя с армией), sancaq açmaq – развернуть знамя, sancaq dikmek – водрузить знамя, sancaq şerif – знамя пророка. Последнее переходило постепенно от четырех первых халифов к Оммейядам дамасским, от них – к Аббасидам багдадским и каирским и наконец – к Оттоманам вовремя Селима I, после завоевания Египта; но только при Мураде III, в 1595 году, знамя перенесено из Азии в Европу. В мирное время оно хранится в серале, а в военное – сопровождает лагерь султана или армию, которой командует великий визирь [2, c. 637].

Изначально санджаки считались религиозными реликвиями. Санджак-шериф (святое знамя) использовался в сражениях пророком Мухаммедом (с. а. в.), хранится в музее дворца Топкапы в качестве эманет-и шерифе (священная вещь, оставленная на хранение) [21]. Первый санджак в истории ислама начал применяться в первый год хиджры. Этот санджак назывался «укаб», он был передан одним из беев Мамлюкского султаната султану Селиму I. Отправляясь в поход, для поднятия боевого духа обязательно брали санджак-шериф.

Во времена пророка Мухаммеда (с. а. в.) традиционно начали использоваться санджаки черного, белого и зеленого цветов. Известно, что зеленый цвет считался символом сейидов, потомков пророка Мухаммеда (с. а. в.) [24]. Зеленый встречается в одежде (сарык, джуббе и др.), а также в дюрбе (мавзолеях).

Древнетюркская и исламская символика цвета отразилась на санджаках Крымского ханства. Желтый цвет считался символом золота, белый (запад) – чистоты и справедливости. Согласно древнетюркской мифологии существовал дворец с золотыми воротами и золотым троном, который олицетворял собой центр мироздания. Голубой/зеленый цвет (восток) – символ рождения, бесконечности, величия, света, дружбы и верности. В древности не было особого различия между голубым и зеленым цветами – они считались оттенками одного цвета, голубой цвет не воспринимался как оттенок синего. Зеленый цвет символизировал религию ислам. Красный цвет (юг) использовался на флагах древних тюрков и символизировал огонь. Черный цвет (север) – цвет санджак-шерифа.

В Османской империи существовало три военных санджака: красный, зеленый и белый [21]. На красном санджаке (по правую сторону мехтера) были изображены три белых полумесяца: красный цвет символизировал тюрков, три полумесяца – три континента (Европу, Азию и Африку). Таким образом показывалась тюркская власть над тремя континентами. Зеленый санджак (по левую сторону мехтера) с тремя полумесяцами – символ ислама на трех континентах. Белый санджак (между красным и зеленым) – символ независимости. В Крымском ханстве применялись санджаки различной цветовой гаммы (сохранившиеся ныне крымтатарские военные знамена хранятся в Варшавском музее). 

Часто на санджаках изображался Зульфикар – меч с раздвоенным лезвием. Зульфикар – меч пророка Мухаммеда (с. а. в.), после смерти пророка перешедший к праведному халифу Али ибн Абу Талибу. Он являлся символом правды и справедливости. Зульфикар защищает границы мусульманского мира от внешней угрозы.  В Османской империи он стал главным символом янычар (пехоты).

Другие символы санджака – хилял/алем (полумесяц) и йылдыз (звезда), которые закреплялись на навершии древка санджака, а также келиме-и тевхид. Хилял передает смысл тевхида (единства Аллаха) – «Ля иляхе иляллах» («Нет бога кроме Аллаха»). Йылдыз – форма написания имени пророка Мухаммеда (с. а. в.). Следовательно, хилял означает веру в Аллаха, а йылдыз – связь с пророком. С другой стороны, хилял символизирует столпы веры (иман шартлары), а йылдыз – столпы ислама [23]. На санджаке писали слова келиме-и тевхид: «Ля иляхе иляллах, Мухаммеду-р-Ресуляллах» («Нет божества, кроме Аллаха, а Мухаммед (с. а. в.) – его посланник»).

На знаменах Крымского ханства XVII века, хранящихся в Варшавском музее, есть изображения равностороннего креста. С чем связано изображение креста на знаменах мусульманского государства? На казацких знаменах того же периода изображены мусульманские символы – полумесяц и звезда. XVII век – время тесных крымско-казацких связей. События 1648 года, а именно заключение коалиции Запорожской Сечи и Крымского ханства, вероятно, послужили поводом для появления общего союзного знамени.

Составной и важной частью воинской символики Крымского ханства считался военный оркестр. Он назывался персидским словом «мехтер», что означает: 1) большой, огромный, высший; 2) музыкант, участвующий в исполнении военной музыки; мехтер башы – руководитель военного оркестра; главный распорядитель палатками; мехтерхане – корпус музыкантов [3, c. 269]. Предназначение военного оркестра заключалось в демонстрации величия и мощи войска, а также в поднятии боевого духа воинов. Следовательно, его использование было эффективной военной тактикой [16]. После одержанной победы под марш звучала торжественная мелодия. В мирное время мехтер символизировал продолжение правления хана и благополучную жизнь в государстве. Кроме того, мехтер выполнял функцию сигнального оповещения [18].

Мехтер считается первым и самым древним военным оркестром. Во времена гуннов он назывался «тугъ» и состоял из ударных и духовых инструментов. С той поры мехтер стал неотъемлемым элементом военной техники тюркских народов. Упоминание о военно-музыкальном оркестре тюрков впервые встречается в орхонских письменных памятниках в форме слов «кюбюрге» и «тугъ». В словаре «Диван-и лугат-ит тюрк» этими словами обозначался оркестр при хакане. В древности оркестры состояли из кюврюков (большие барабаны), томрука (давул), ченка (зиль, тарелки) и най-и тюрки (труба). У сельджуков мехтер назывался «таблхане», или «невбетхане». Он состоял, как у гуннов, из двух духовых, четырех ударных инструментов. При сражениях перед войском находились: кос (большой басовый барабан), давул (большой цилиндрический барабан), наккаре (котловидные парные барабанчики), зиль (тарелки), чевган (колокольчики на палке), чалпара (погремушка), зурна (волынка), бору (труба) и карнай (длинная труба) [20].

Главными музыкальными инструментами в военном оркестре были следующие: табл (арабск.) – барабан, простонар. давул (табльбаз – бьющий в барабан) [2, c. 734]; наккаре (арабск.) – барабанчик (наккарезан/наккареджи – барабанщик, музыкант; наккаре чалмакъ – бить в барабан, барабанить; наккаре вакъты – время, в которое бьют в барабан, время зори, наккарехане – подъезд дворца, где музыканты играют в известное время дня; военные музыканты) [3, c. 290]; кос (перс.) – большой барабан (кос рыхлет – барабан, сигнал отправления, кос рыхлет дёгмек – ударить в барабан отступления) [3, c. 155].

По своему предназначению барабаны делились на следующие виды [17]: табл-и бешарет – звучал после захвата крепости; табл-и асайиш – его ритм позволял не рассеяться войску до наступления темноты; табл-и дженк вея саф – оповещал о начале сражения; табл-и дженк-и харби – сигнализировал собрание дивана после окончания битвы; табл-и дербент – применялся в караван-сараях (ханах) во время закрытия ворот на ночь; табл-и ордугях нёбетлери – использовался с целью бдения стражи (чтобы караул не уснул); табл-и янгын хабери – извещал о пожаре; табл-и лагым булма – звучал во время рытья окопов при осаде крепости. 

Порядок прохождения мехтера выглядел следующим образом: впереди шел главный над мехтером – чорбаджы-башы (эмир-и алем) – с головным убором под названием «ускюф», за ним с левой стороны – охранник в броне (зырхлы мухафыз) с зеленым санджаком, по центру – человек, поднимавший белый санджак (знамя), с правой стороны – зырхлы мухафыз с красным санджаком. За санджаками передвигались бунчужные, справа за красным санджаком находился уджум тугъы (атакующий бунчужный). За бунчужными, по середине располагался мехтер башы. Позади мехтер башы – музыканты, играющие на чевгенлер (музыкальные инструменты в виде палки с маленькими тарелочками на верхушке), зурназанлар (музыканты, играющие на зурне), борузанлар (трубачи), давулзанлар (барабанщики), наккарезанлар (музыканты, бьющие о маленькие барабанчики) и зильзанлар (тарелочники), в самом конце находился кос (большой барабан). Движение проходило по своеобразной форме, ступали правой ногой, через каждые три шага поворачивались направо и налево [19].

Классическая музыка мехтера исполнялась макамом (однотонно). Выделяют такие формы, как пешрев, семаи, накыш, дженги харби, мурабба, календери [20]. Пешрев представлял собой инструментальную форму тюркской классической музыки, это название первой части музыки, исполняемой во время группового исполнения под названием «фасыл». Известными композициями считались мелодии гочь борусы (исполнялась во время отправления в поход), дженги харб (исполнялась в сражениях во время атаки), бенефше-и-зар, шукюфе-и зар. Часто композиторами, сочинявшими музыку мехтера, были музыканты мехтерхане. Сохранившиеся до сегодняшних дней старинные мелодии мехтера – это произведения известных композиторов XVI века. Их имена: Нефири Бехрам, Эмир-и Хадж, Хасан Джан, Шах Кулу, Мехмед Паша и крымский хан Гази II Герай [20]. Сохранилось и большинство произведений XVII века вместе с нотным станом. Среди главных композиторов можно отметить зурназана Эдирнели Дагы Ахмеда Челеби, зурназан-башы Ибраим-агу, Мустаким-агу, Хам Мали и Шах Мурада. Европейская музыка впитала в себя некоторые элементы музыки мехтера, относящегося к XVII веку. Некоторые произведения западных композиторов, мелодии и ритмы оперной, симфонической и камерной музыки были созданы под вдохновением от музыки мехтера [20].

Сведения о воинских символах из текстов крымских хроник

Произведения крымтатарской литературы, отражающие исторические события Крымского ханства и известные ныне как хроники (тарих/теварих), считаются ценными источниками по крымскому военному делу.

В этом отношении среди ярких примеров можно выделить такие сочинения, как «Тарих-и Сахиб Герай хан» (XVI век) Реммаля Ходжи, «Тарих-и Ислам Герай хан» (1651) Мехмеда Сенаи, «Тарих-и Мехмед Герай» (1704) дервиша Мехмеда Герая бин Мубарек Герая и др. Каждое из этих произведений в некоторой степени представляет панегирик (восхваление), посвященный конкретному крымскому правителю, охватывающий конкретные военные события. Главные идеи, которые пронизывали сюжеты всех хроник, – военная мощь и независимость.

Реммаль Ходжа в повествовании о восшествии на крымский трон хана Сахиба Герая обратил внимание читателей на бунчук и санджак как символы верховной власти. В данном контексте бунчук и знамя выступают как знак одобрения и признания султаном ханского правления: «Günlerde bir gün mujdegâni haberi geldi ki, hüdavendigâr, Sahib Geray Hanı Qırım Vilâyetine Han diküb, yat ve yarağ  verüb, tuğ ve sancağ birle altı yüz yeniçeri ve biñ qadar yarağlı Aqkermana geldi» [15, c. 21] / «Однажды пришло радостное известие, великий султан утвердил ханом Крыма Сахиб Герая, прислав оружие и снаряжение, а в Ак-Керман прибыло 600 янычар и около 1000 снаряженных воинов с бунчуком и знаменем».

Бунчук в «Тарих-и Сахиб Герай хан» представлен как некое символичное место, под которым собирались подчиненные хану люди для обсуждения важных вопросов и принятия решения. Выставление ханского бунчука означало выход в поход: «Amma bu Tatar Hanlarınıñ ‘adet-i qadimleri oldur ki, sultanlardan birisini aqına göndermelü olsalar, İçki Beglerinden bir iş görmüş kimseyi bile qoşarlardı. Ve hanıñ tuğun çeküb, han qullarından atlanan erenler anuñ tuğı yanında cem’ olurdı» [15, c. 49] / «Но у этих татарских ханов есть старый обычай: отправляя в атаку одного из султанов, вместе с ним посылали кого-то из внутренних беев. Выставив ханский бунчук, воины-всадники собирались для похода у того бунчука».

В описании астраханского похода хана Сахиба Герая повествуется о последовательном отправлении в путь хана, его сына Эмина Герай-султана, а затем беев и мурз. Обязательный элемент прибывавших войск – бунчук, фраза «tuğ çeküb» («выставив бунчук») означала выход в поход: «…oğlı merd-i güzin Emin Geray Sultan, elli biñ güzide ‘asker ile tuğın çeküb, gelür…» [15, c. 100] / «…отважный воин Эмин Герай-султан с войском в 50 тысяч человек, выставив бунчук и приближаясь…»; «Ve anıñ ardınca begler ve birbirinden yeğler qavm ve qabilesiyle ve on beş biñ qadar dilâverlerile tuğ çeküb, gelüb geçüb» [15, c. 100] / «За ними – беи, один лучше другого, со своими родами и около 15 тысяч богатырей прибыли, выставив бунчук».

Вручение бунчука кому-либо принято было считать ханским одобрением на определенные действия, предоставлением от имени хана права на выполнение задачи. Обычно такое право давалось наиболее авторитетным людям. Например, хан Сахиб Герай отправил известного бея Ибраима-пашу в войско своего сына: «Andan Han Hazretleri anı getürüb, leşkeri ana sipariş etdi ve tuğ verdi, gönderdi» [15, c. 49] / «Хан, позвав его, вверил ему войско, вручил бунчук и отправил в путь». Такого достойного человека, богатыря («bahadır»), как Ибраим-паша, трудно было найти, ему не было равных («anıñ misli yoqdur»), он являлся аталыком султана Эмина Герая. Таким образом, вручением бунчука хан расширил полномочия бея.

Движение военных сил крымского войска в сторону неприятеля сопровождалось поднятием бунчуков, принадлежавших султанам (ханским сыновьям) и главным родам (карачи). В одном из своих повествований Реммаль Ходжа скрупулезно перечислил владельцев бунчуков: «Bu kez bir tarafdan Emin Geray Sultan ve bir tarafdan ‘Adil Geray Sultan ve bir canibden Hacı Geray Sultan ve bir canibden dahi Selâmet Geray Sultan ve Ğazanfer Geray Sultanlarıñ tuğları yüriyüb ve bir tarafdan Emin Geray oğulları Cafer Geray Sultan ve Qutlu Geray Sultan tuğı yüridi. Ve Şirin ve Barın ve Arğın ve Qıbçaq ve Manqıt Oğlanğıyun tuğları yüridi. Etrafdan duşman üzerine aç qurtlar gibi hücum edüb, toqındılar» [15, с. 112] / «На этот раз с одной стороны виднелись бунчуки Эмина Герай-султана, c другой – Адиля Герай-султана, с третьей – Хаджи Герай-султана, с четвертой – Селямета Герай-султана и Газанфера Герай-султана, c другогой стороны – бунчук сыновей Эмина Герая, Джафера Герай-султана и Кутлу Герай-султана. Таким же образом в глаза бросались бунчуки сыновей родов Ширин, Барын, Кипчак и Мангыт. Все они бросились на врага, словно голодные волки».

В военных походах ханское войско сопровождали два крыла, во главе которых находились известные беи со своими бунчуками: [15, c. 61]. Автор хроники «Тарих-и Сахиб Герай хан» акцентировал внимание на том важном моменте, что торжественный выход ханского войска в поход под звуки военного оркестра с поднятым бунчуком и расправленным санджаком являлся древней традицией: «Çünki sabah oldı, Han hazretleri buyurdı. Sançağ-i islâm dikülüb, tuğlardır çekildi. Tabul ve nakkareler dögildi. ‘Asker at arqasına gelüb, süvar oldılar. Devletle Han hazretleri, atlanub, sa’adetle Ordan taşra çıqub, cümle sebükbar ‘asker ile ve sultanlarıñ tuğları ve Qaraçı Begleri ve Oğlanğiyun ve Manğıt tuğları bölük bölük, alay alay, qollı qolında, ‘adet-i qadime üzere yürirüb» [15, c. 111] / «Поскольку светало, хан дал приказ выступать в поход. Подняли исламский санджак, выставили бунчуки. Отбивали большие и малые барабаны. Воины оседлали коней. Благословенный хан сел на коня, благополучно выехали за пределы Перекопа, со всем войском, с султанскими бунчуками, карачи-беями, уланами и Мангытскими бунчуками, подразделениями, полками, крыльями шли согласно древнему обычаю».

Санджак как обязательный атрибут крымских войск во время походов всегда находился в центре, на видном месте:  «…han qolı alay bağlayub, orta yerde İslâm sancağı yanında İçki Begleri gömgök demüre ğarq olub ve yeñiçerleri ve biñ nefer tüfenkendaz ve sancaq ardınca altmış dane zarbzen» [15, c. 100] / «…ханское крыло связало полки, посередине у исламского санджака находились внутренние беи в лазурных доспехах, янычары и 1000 стрелков, а за санджаком – 60 пушек». ………..

Золотое навершие санджака – предмет, который бросался в глаза. Появление санджака отождествлялось с прибытием хана [15, c. 29].

Существовала традиция вручения султаном санджака новому хану в знак согласия султана с выбором крымского дивана. Об этом писал Реммаль Ходжа в начале своего сочинения, после сообщения о том, как беи написали письмо османскому падишаху с просьбой одобрения ханства Сахиба Герая вместо его брата Саадета Герая: «Padişah buña qapuqulundan biñ qadar adam qoşub ve altun başlu sancaq verüb hayli lütf u kerem edüb altun hat ile mensur-ı haqanı yazıldı» [15, c. 20] / «Падишах, отправив вдобавок 1000 человек из капы-кулу и вручив санджак с золотым навершием, оказав много милости, написал письмо золотистыми буквами».

Так же, как и бунчук, санджак являлся символом признания власти. Девлет Герай-султан, став ханом Казани, получил от османского султана санджак в знак признания его правления [15, c. 120–121].

О том, насколько почитаемым предметом был санджак, свидетельствует то обстоятельство, что выстроенные рядами крымские полки не могли передвигаться до появления санджака на поле: «Cümle alaylâr ve saflar bağlayub, sancağı gözleyüb yürürler ve sancağın ardınca hazinedar ve aqabınca cebehane ve iki taraf da Hanıñ tüfenkçileri» [15, c. 73] / «Выстроились все полки и ряды, смотрели за санджаком, за санджаком был казначей и место воинского сбора, да с двух сторон – ханские оружейники».

В хронике «Тарих-и Ислам Герай хан» знамена представлены как символы постоянной победы – «rayât-ı feth-ı ayâtı hüsrevanileri» [12, c. 176] / «победоносные ханские знамена» [10, c. 9]. Посредством эпитета выражалась нацеленность на исключительную победу. Во время походов санджаки направляли в ту сторону, куда держало путь войско.

Видимость санджака из места, расположенного вдалеке, способствовала быстрому и скоординированному сбору войска в обозначенном месте. Следовательно, знамя выполняло функцию указателя. Кефинский народ наблюдал на вершине холма Паша Тёпеси поступательное движение войск хана Сахиба Герая и стягивание всех частей под санджаки: «Andan Han Hazretleri öyle vaqtınde ‘azametle gelüb, Saru Gölde qonar dediler ve Kefe halqı temaşa için Paşa Depesine çıqub, nazar salub gördiler ki, on beş biñ Şirin serverler ile Baba Beğin tuğı, atı ve tonı gömgök demüre müstağraq olub, surna ve borusın çalub, gelüb geçdiler. Anıñ ‘aqabince Han hazretleri tuğı ardınca yedek atları, anıñ ardınca ol qırmızı pervazlu, altun başlı sancağın önce Han hazretleri altunlu libaslara ğarq olub, İskender-i zaman ve Suleyman-ı devran gibi heybet ve salâbet birle gelüb ve sancaq yanında üç yüz yeñiçeri altun üsküflerile ve nişanendaz tüfenkçiler ile gelüb ve sancaq dibinde hanıñ iç oğlanları cebe ve cevşene ğarq olub, güneşe qarşu berk ururlar idi» [15, c. 73] / «Сказали, что оттуда хан с величием прибыл к полудню, он остановился у местности Сары-Голь. Кефинский народ поднялся с целью наблюдения на холм Паша Дёпеси, увидел, как в числе 15 тысяч приближались предводители Ширинов с бунчуком Баба-бея, на них и их лошадей были надеты лазурные доспехи, прибыли и двигались дальше под звуки зурны и трубы. За ними шел ханский бунчужный, за ним – запасные лошади, за ними – санджак с красным обрамлением и золотым навершием, впереди – хан, облаченный в золотистое одеяние, шел, как Эскендер наших дней, и царь Сулейман, с величественным видом и твердой походкой, к санджаку подощло 300 янычар в золотистых головных уборах и меткие стрелки, внутренние уланы, вооруженные и облаченные в доспехи, под санджаком ослепляли солнце».

Готовность к совершению военной экспедиции выражалась раскрытием санджака и выставлением бунчука, что, в свою очередь, являлось и стимулом для поддержания морального духа войска [15, c. 60].

Эпизод выхода крымских войск в черкесский поход в «Тарих-и Сахиб Герай хан» показателен в плане детального описания процессии отправления. Как отмечалось ранее, санджак представлен как координационный центр, под которым принимались важные решения. С началом рассвета происходило звуковое оповещение как сигнал к отправлению, затем на коней привязывали седла и впереди выставляли бунчук и знамя: «Seher vaqdı olduqda tabul nakkareler ve küs dögülüb, göç borusı, sür-ı İsrafil gibi çalındı. Ol dem mirahor emr edüb, Han Hazretleriniñ tedarigin görüb, yedek atları murassa’ egerler ile egerlenüb ve altun rahtları urulub ve iç oğlanalrına atlar egerlendi. Cemi’ mesalih görülüb ve tuğlar dükülüb, içki beğleri hazır turalar. Sancaq çözüldi. Temaşacı yollarda derildi. Yeñiçeri ağaları ile gelüb sancaq dibinde qarar etdiler» [15, c. 36] / «Утром при ударах в барабаны звук  бору, словно Исрафилова труба, оповещал об отправлении в поход. В ту минуту мирахор дал приказ заняться приготовлениями по ханскому выезду, запасные лошади были заседланы, седла украшены драгоценными камнями, обвязаны вышитыми золотом кожаными ремнями. Лошади внутренних уланов были заседланы. Развернули санджак. Зеваки затормошились на дороге. Старшие янычары прибыли и приняли решение под санджаком».

Бунчук, барабаны и мехтер являлись символами торжественного вступления на крымский трон Менгли I Герая:  «…i’zaz u ikram ve tevkır u ihtiram birle tuğ-ı pür-füruğ ve tabl-ı nakkare, mehter ihsanıla vilâyet-i Qırım’a Meñli Geray Sultan han-ı zi-şan nasb olundı ve tarafeynüñ ahdnameleri tahrir olunup, babü’s-sa’adet ve’l-iclâl diyâr-ı Qırım’a irsal olunmuşdur» [14] / «…с достоинством и почестями, уважением, с лучезарным бунчуком, под звуки барабанов и  в сопровождении мехтера ханом Крыма стал Менгли Герай, с его стороны была записана клятва, после этого он был отправлен к счатливому порогу величественной страны Крым».

Сигнал к отправлению в военный поход передавался специальной мелодией, исполняемой посредством инструмента бору (трубы). Такая мелодия, как отмечалось ранее, получила название «гочь борусу» [15, c. 91]. Другой вариант названия этой мелодии из хроники Реммаля Ходжи – «тур атлан борусу» (труба, звук которой оповещал утренний подъем и выход на коне) [15, c. 99–100].

В «Тарих-и Ислам Герай хан» выход войска хана Ислама Герая в поход совершался под звуки барабанов, которые поднимали боевой дух и производили сильный эффект на окружающих: «…avaze-i tabl u kus dünyâya velvele virmekle.» [12, c. 184] / «…грохот барабанов сотрясал мир» [10, c. 21].

Впечатляет эпизод из хроники «Тарих-и Мехмед Герай», в котором повествуется о варадинском походе (Сербия, 1694 год) хана Селим Герая, где приближение войска сопровождалось всеоглушающими звуками барабанов:  «…asker-i Tatar-ı saba-reftara muntazır iken bir ruz-ı firuzda anı müşahede ve ayân oldı ki, heman gerü gubar evc-ı asumane peyveste olup, ayâ ne ola deriken, bad saba tığ-ı ser ve tızile qarşulayup, raqıb-i bed-lika manend iki şıkk eyledükde nümayân oldı ki, sa’adetli el-Hac Selim Geray Han-ı zi-şan hazretleri bir hing-i saba-reftara süvar olmuş, öñünce sekban bayraqları güşada ve direkleri çekilüp ve tuğ-ı pür-füruğ sancaq-ı sim ü zerler naz ni’m ile hıraman-ı dilberler gibi zahrında ve anıñ zahrında tablhane-i hani güm güm gümleyüp, neva vü rast ve dem-sazile sürüp» [14] / «…татарское войско ожидало быстроходного похода, в благословенный день увидело и узнало его, вдруг ввысь до неба поднялась пыль, встретив ветер копьями и стрелами, показался злонравный противник, счастливый хан эль-хадж Селим Герай оседлал ветроногого скакуна, перед ним развернули свои знамена секбаны и подняли древка, лучезарный бунчук, серебристые и золотистые санджаки, как статные юноши, за их спинами звуки барабанов сотрясали все вокруг, плавно раздаваясь рядами».

В «Тарих-и Мехмед Герай» среди прочих эпизодов интерес представляют и моменты отправления полков в поход под звуки военного оркестра, создававшего атмосферу подъема военного духа и воодушевления [14].

В хронике Мехмеда Герая встречается также эпизод, связанный с ритмом табл-и асайиш (ритм, позволявший не рассеяться войску) [14].  

У крымских ханов и османских султанов существовала традиция одаривания определенных лиц атрибутами власти. Летописец Мехмед Сенаи при описании щедрого одаривания ханом калги-султана возводил эту традицию ко времени правления Чингисхана: «Qanın-ı Çengizi üzere tabl u alem u qılıç u qaftan ile kemal mertebe ta’zim u tekrim olunub hazret-i sultan-ı ‘alişan mualli-nişan dahi demen-bus-ı iclâlleriyle müstaid olduqda» [12, c. 197] / «По старым Чингизовым законам подарил походный барабан, и знамя, и саблю, и кафтан – и достославный, отмеченный высокой печатью калгай-султан удостоился чести целования ханского подола» [10, c. 38].

 Бунчук как воинский символ Крымского ханства принято рассматривать как наследие Золотой Орды и древнего общетюркского периода. Количество хвостов, навешивавшихся на бунчук – признак, по которому определялся должностной ранг. Вместе с бунчуком в походах и военных действиях использовался санджак, которым обозначалось военное объединение. Санджак являлся оберегом всего войска. Наличие свято чтимых воинских реликвий воодушевляло воинов и настраивало на победу. Дополнением к бунчуку и санджаку считался мехтер (военный оркестр), который символизировал военную мощь государства, выполнял оповещение (выход в поход, нападение, отступление, завершение сражения и др.).  Музыка мехтера использовалась не только в военных действиях, но и по случаям празднований и торжеств.

Авторы таких крымскотатарских хроник как «Тарих-и Сахиб Герай хан», «Тарих-и Ислам Герай хан», «Тарих-и Мехмед Герай» в своих записях, прославляя героические деяния крымского войска, уделяли внимание военным символам Крымского ханства. В атрибутах воинской власти просматривается преемственность древних традиций. Описывая военные походы, летописцы особо выделяли эпизоды, связанные с воинскими атрибутами посредством таких эпитетов как «лучезарный бунчук», «победоносное знамя», «благословенный санджак» и др. Сцены сотрясавшего все вокруг и оглушительного звучания военного оркестра способствуют представлению о военной тактике крымских войск.

Воинская символика Крымского ханства не ограничивается толькорасмотренными в настоящей статье объектами. Тем не менее, они являются главными символами, наиболее часто упоминаемыми в крымтатарских хрониках. Бунчук, санджак и мехтер следует считать, как военной символикой, так и государственной.

СЛОВАРЬ

Арабан – мелодия (макам) в классической тюркской музыке.

Аразбар пешреви – объединенная мелодия (макам) в классической тюркской музыке, исполняется около четырех с половиной столетий, наиболее ранний образец – произведение крымского хана Гази II Герая.

Бенефше-и зар – мелодия, название композиции мехтера, переводится как «сад фиалок».

Бесте – композиция.

Бестекяр – композитор.

Беяти – старинная мелодия в классической тюркской музыке.

Беяти арабан пешреви – объединенная мелодия (макам) тюркской музыки, состоявшая из мелодий арабан и беяти.

Бору – труба.

Борузан – трубач.

Гердание пешреви – название мелодии в тюркской музыке и одного перде (звуковой партии).

Гочь борусу– название мелодии, которая исполнялась во время выхода войска в поход.

Давул – большой цилиндрический барабан.

Давулзан – барабанщик.

Дженги харб – название мелодии, которая исполнялась в сражениях во время атаки. 

Зиль – музыкальный инструмент, тарелки; музыкальный фон.

Зильзан – тарелочник.

Зиль тутмакъ – создавать музыкальный фон.

Зульфикар (от араб. – бороздчатый, с волнистыми разводами) – название меча пророка Мухаммеда (с. а. в.), который после смерти Мухаммеда перешел к праведному халифу Али ибн Абу Талибу, имел характерную изогнутую форму с двойным лезвием.

Зурна – гобой, духовой музыкальный инструмент (тулуп зурна – волынка).

Зурназан/зурнаджы – музыканты на зурне.

Зырхлы мухафыз – облаченный в доспехи охранник.

Йылдыз – звезда, на знаменах символизирует пророка Мухаммеда (с. а. в.) и столпы ислама.

Календери – форма музыки при мехтере.

Карнай – длинная труба.

Келиме-и тевхид – слова, которые передают смысл единобожия: «Ля иляхе иляллах, Мухаммеду-р-Ресулюллах» / «Нет божества, кроме Аллаха, а Мухаммед (с. а. в.) – его посланник».

Кос – большой басовый барабан.

Кос рыхлет – барабан, сигнализирующий об отправлении или отступлении.

Кос рыхлет дёгмек – бить в барабан отступления.      

Кюврюк – большой барабан.

Макам – мелодия, тон музыки.

Махур пешреви – один из самых популярных макамов в классической тюркской музыке.

Махур саз семаиси – мелодия в тюркской классической музыке.

Мехтер – военно-музыкальный оркестр, символизировал величие и мощь страны.

Мехтер башы – руководитель военного оркестра; главный распорядитель палатками.

Мехтерхане – корпус музыкантов.

Мурабба – форма музыки при мехтере, четверостишье.

Най-и тюрки – трубы.

Наккаре – котловидные парные барабанчики.

Наккаре вакъты – время зори, когда бьют в барабан.

Наккарезан/наккареджи – барабанщик.

Наккарехане – подъезд дворца, где музыканты играют в известное время дня.

Накыш – форма музыки при мехтере.

Пешрев (иран. «пиш» + «рев» – идущий впереди) – инструментальная форма  в тюркской классической музыке, исполнялась на сазе, состояла из четырех частей.

Саз семаи – инструментальная форма на сазе в османской классической музыке.

Санджак – знамя.

Санджак ачмак – развернуть знамя.

Санджакдар – знаменосец.

Санджак-шериф – священное знамя, знамя пророка.

Сипахи – представитель военно-феодального сословия, являлся основной военной силой османской империи в средние века.

Табл – барабан, давул.

Табл-арам  – бить в отступную.

Табл-бешарет – барабан, который звучал после захвата крепости.

Табл-и асайиш – барабан, ритм которого не позволял рассеяться войску до наступления темноты.

Табл-и дербент – барабан, который отбивали в караван-сараях (ханах) во время закрытия ворот на ночь.

Табл-и дженк вея саф – барабан, который оповещал о начале сражения.

Табл-и дженк-и харби – барабан, звуки которого сигнализировали собрание дивана после окончания битвы.

Табл-и лагым булма – барабан, ритм которого использовался для рытья окопов при осаде крепости.

Табл-и ордугях невбетлери – барабан, ритм которого использовался с целью бдения стражи (чтобы не уснул караул).

Табл-и янгъын хабери – барабан, ритмы которого оповещали о пожаре.

Таблхане/невбетхане – военный оркестр у сельджуков.

Табльбаз/табльзен – бьющий в барабан, барабанщик.

Томрук – давул, барабан.

Тугъ – бунчук.

Тугъачы – знаменщик, знаменосец.

Тугъ-и хумаюн – падишахское знамя.            

Тугъ чекмек / чыкъармакъ – выставить бунчук.

Тугъчы башы – прапорщик.

Тур атлан борусу – название мелодии на трубе,  которая оповещала о готовности к выходу в путь.

Уджум тугъы – атакующий бунчук.

Ускюф (скуфья) – головной убор, остроконечная черная или фиолетовая бархатная шапка, длинный тюрбан янычар, половина которого свисала на спину.

Фасыл – часть музыки.

Хилял/алем – полумесяц, на знаменах символизирует веру в Аллаха и столпы веры, передает смысл тевхида (единства аллаха).

Хюззам пешреви – одна из сложных мелодий (макамов) тюркской музыки.

Хюззам саз семаиси – мелодия османской классической музыки.

Чалпара – погремушка.

Чевган – музыкальный инструмент, колокольчики или тарелочки на палке с трезубцем.

Ченг – музыкальный инструмент, вид саза.

Ченк – зиль.

Чорбаджы-башы / эмир-и алем – главный над мехтером.

Шукюфе-и зар ( с иран. – цветник) – вид мелодии, название композиции мехтера.

ЛИТЕРАТУРА И ИСТОЧНИКИ

  1. Богуш С. История о Таврии / С. Богуш. – СПб. : Типогр. Шнора, 1806. – 442 с.
  2. Будагов Л. Сравнительный словарь турецко-татарских наречий / Л. Будагов. – СПб. : Типогр. Императорской АН, 1869. – Т. 1. – 810 с.
  3. Будагов Л. Сравнительный словарь турецко-татарских наречий / Л. Будагов. – СПб. : Типогр. Императорской АН,  1871. – Т. 2. – 415 с.
  4. Военный энциклопедический лексикон, издаваемый обществом военных и литераторов. – 2-е изд. – СПб. : Типогр. штаба военно-учебных заведений, 1853. – Т. 2. – 632 с.  
  5. Записки Одесского общества истории и древностей. – Одесса: Гор. типогр. сод. Х. Алексомати, 1867. – Т. 6. – 646 с.
  6. Мурзакевич Н. Н. История генуэзских поселений в Крыму / Н. Н. Мурзакевич. – Одесса : Гор. Типография, 1837. – 91 с.
  7. Остапчук В. Хроника Реммаля Ходжи «История Сагиб Герей хана» как источник по крымскотатарским походам / В. Остапчук // Источниковедение истории Улуса Джучи (Золотой Орды): От Калки до Астрахани (1223–1556). – Казань, 2001. – С. 391–421.
  8. Очерки России, издаваемые В. Пассеком / В. Пассек. – М. : Типогр. Н. Степанова, 1840. – Кн. 2. – 216 с.
  9. Ригельман А. Летописное повествование о Малой России и ее народе и казаках вообще / А. Ригельман. – М. : Университетск. типогр., 1847. – Ч. 2. – 201 с.
  10. Сенаи М. Книга походов. История хана Ислям Гирая Третьего / М. Сенаи ; под ред. К. Конгурата (Усеинова). – Симферополь : Крымучпедгиз, 1998. – 72 с.
  11. Сравнительно-историческая грамматика тюркских языков. Пратюркский язык-основа. Картина мира пратюркского этноса по данным языка / под ред. Э. Р. Тенишева и А. В. Дыбо. – М. : Наука, 2006. – 908 с.
  12. Туранли Ф. Лiтописнi твори М. Сена’ї та Г. Султана як iсторичнi джерела / Ф. Г. Туранли. – К., 2000. – 311 с.
  13. Энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона / под ред. И. Е. Андреевского. – СПб. : Типо-Литография (И. А. Ефрона), 1891. – Том 4. Бос – Бунчук. – 938 с.
  14. Demir Uğur. Tarih-i Mehmed Giray. – İstanbul : Marmara Üniversitesi, 2006. – 190 s.
  15. Tarih-i Sahib Giray Han (Histoire de Sahib Giray, Khan de Crimee de 1532 a 1551): Edition Critique, Traduction, Notes et Glossaire / Neşr. Ö. Gökbilgin. – Ankara : Baylan Matbaası,1973. – 313 s.
  16. Рагимова Э. О традиции мехтер в музыкальной культуре Ближнего Востока [Электронный ресурс] / Э. Рагимова. – Режим доступа : http://www.sarcons.ru/new/tl_files/nayka/konferencii/2013/Stud-asp/Ragimova.pdf
  17. Askeri bandolar tarihı [Электронный ресурс]. – Режим доступа : http://www.musigi-dunya.az/new/read_magazine.asp?id=145&page=2
  18. Mehter müziği [Электронный ресурс]. – Режим доступа : http://www.turkcebilgi.com/mehter_müziği#bilgi
  19. Mehter nedir? [Электронный ресурс]. – Режим доступа : http://www.incirliovamehter.com/mehter-nedir/
  20. Mehter tarihı [Электронный ресурс]. – Режим доступа : http://www.mehter.biz/anasayfalar/Turkce/tarih/tarih.htm
  21. Osmanlı sancaklarının añlamı [Электронный ресурс]. – Режим доступа : http://gururumuz.blogcu.com/osmanli-sancaklarinin-anlami/7296918
  22. Tuğ, Añlam ve Önemi [Электронный ресурс] / Ahmet Akyol. – Режим доступа : http://www.ahmetakyol.net/tug-anlam-ve-onemi/
  23. Türk bayrağının Derin Anlamı [Электронный ресурс]. – Режим доступа : http://tr.yenisehir.wikia.com/wiki/Hilal
  24. Yeşil sancak [Электронный ресурс]. – Режим доступа : http://tr.yenisehir.wikia.com/wiki/Yeşil_sancak

На санджаках изображены исламские символы: хилял (полумесяц), йылдыз (звезда); три полумесяца – три континента (Европа, Азия, Африка); меч Зульфикар с раздвоенным лезвием на черном фоне (цвет санджак-шерифа). XVII век – время тесных крымско-казацко-польских взаимоотношений.
Бунчук 13-го полка вильнюсских уланов и эскадрона татарской кавалерии, учавствовашей во Второй мировой войне (в сентябрських битвах 1939 года). Один хвост бунчука окрашен в традиционные цвета Польши – белый и красный, а другой – в зеленый, символизирующий татар Польши.
Крымский хан, поэт, композитор, классик музыки мехтера, автор произведений в форме пешрев и саз семаи, автор около 60 музыкальных произведений.  Некоторые из его произведений: хюззам пешреви, хюззам саз семаиси, махур пешреви, махур саз семаиси, гердание пешреви, беяти арабан пешреви, аразбар пешреви и др.
Миниатюра, изображающая молодого Мехмеда Герая, еще не хана, в роли союзника турок. Иллюстрация изображает переправу османских и крымских войск через Дунай во время кампании против венгров в 1566 году. Турецкие воины изображены в верхней части композиции, а крымские – внизу. В руках у крымцев видны санджаки (знамена) красного и зеленого цвета.
Автор миниатюры – Локман бен Хусайн аль-Ашури (Lokman, Tarih-i Sultan Süleyman («Zafarnâma»), History of Sultan Süleyman, Dublin, chester Beatty Library, MS 413, fol. 82A, 1579).
Редакция AVDET

Автор: Редакция AVDET

Редакция AVDET