Воспоминания Усние Бояджиевой

22.12.20190:03

Ветан севгиси – имандыр.
Любовь к Родине сравнима с верой.
Народная мудрость

Усние-ханым родилась в 1939 г. в деревне Суин-Аджи (Денисовка) Симферопольского района в семье Абильтара, родом из этой же деревни, и Гули Намазовой, 1919 г.р., родом из деревни Тавель (Краснолесье) Симферопольского района. Юная Усние в силу ряда обстоятельств воспитывалась в семье дедушки и бабушки. Дедушка, Асан-къартбаба Намазов, 1894 г.р., был садовником. Бабушка Шейде-бита, 1902 г.р., – домохозяйка. Асан-къартбаба был участником Финской войны. У него постоянно слезились глаза. Усние спрашивала у него причину этого. Он рассказал, как их часть попала под газовую атаку. Об отце у Усние сведения ограниченные. Во время войны в 1942 г. он с несколькими своими однополчанами подорвался на мине.

Усние вместе с мамой жили в семье дедушки, и он заменил ей отца. Она так и называла его – баба. У нее сохранились детские воспоминания. Во время войны они проживали в д. Суин-Аджи. Жители деревни помогали партизанам, чем могли.  7 ноября 1943 г. их вывели на расстрел возле дома коменданта (в данное время в этом здании находится магазин и расположено оно у поворота на д. Джанатай (Ивановка)). Партизаны заранее знали о готовящемся расстреле  и организовали внезапную атаку на деревню. Немецкая часть была в панике и отступила. Партизаны увели жителей, которых готовились расстрелять, в лес. Начались суровые будни партизанской жизни. Асан-къартбаба соорудил шалаш. У мамы на руках был еще младший брат Талят 1942 г.р. Он все время плакал. Взрослые не могли понять причину. И, как вспоминает Усние-ханум, только через много лет, когда Талята призывали в армию, врачи на медкомиссии обнаружили у него осколок в черепе. Хотя и внешне тогда это не было заметно. В лесу передвигались только ночью. Запомнилась лунная ночь. На небе огромная луна, освещающая лес. А на земле много убитых  и раненых, взывающих к помощи. Слышались стоны. Двигались в южном направлении, чтобы соединиться с другим партизанским отрядом. Далее попали в плен и были помещены в Дубках на территории картофельных складов (в народе это место называли “картофельный городок”). Немецкое командование планировало часть заключенных отправить на работы в Германию, предварительно рассортировав по группам. Изможденных людей повели в сторону вокзала. Семью спас младший брат Асана-къартбаба Аблялим. Он был известным къалпакъчи (мастер по пошиву национальных головных уборов из каракуля) в Симферополе. Он договорился с охраной и увел семью. Первым отпустили къартбаба. Он нес маленькую Усние на руках. Потом вышла мама с младшим братом на руках и бабушка. Семья обосновалась в доме  Аблялима-къартбаба по ул. Фонтанной 62 (ныне ул. Сергеева-Ценского).

Был погожий майский день. Цвела сирень. Мама взяла ее с собой, и они пошли пешком в родную деревню Суин-Аджи сажать в огороде картошку. Провозились до вечера. Ребенка угнетала обстановка опустевшей деревни. Сожженные дома, торчат с земли трубы, обгорелые, закопченные стены. Не было видно ни одной птицы на деревьях. Как вспоминает Усние-ханым, к концу дня она проголодалась, стала плакать и просить мать возвращаться домой. Вернулись поздно вечером. А рано утром нагрянули военные, и началось выселение. Старики вначале подумали, что всех повезут на расстрел. Но некоторые солдаты мимикой и жестами стали показывать, чтобы мы брали с собой вещи и еду и что повезут людей далеко. Депортировали в Узбекистан. Привезли на станцию Великоалексеевка Ташкентской области. Местные жители, в основном старики в белых одеждах, с любопытством наблюдали, чтобы понять, кого же привезли в их края, так как местных жителей предварительно дезинформировали всякими небылицами, касающимися приезжающего народа. Увидев, как наши старики молятся, они поняли, что к ним прибыли единоверцы. Далее стали распределять по колхозам. Семью Усние-ханым направили в «Колхоз им Ильича». Вселили в кибитку без окон и дверей. Прожили они там до осени. А потом на одном из домашних советов дедушка сказал: «Шейде, мы здесь погибнем. Нам надо отсюда уезжать». С разрешения органов перебрались в п. Сырдарья. Начали обустраиваться. Сняли комнату у русской семьи рядом с вокзалом. Дедушка устроился садовником, а мама уборщицей. Жизнь была сложной. Пришлось испытать неимоверные трудности, чтобы выжить.

В 1958 г. Усние окончила среднюю школу № 1. После окончания ее приняли на работу в эту же школу старшей воспитательницей. Там пришлось пройти хорошую педагогическую практику. Далее, продолжая работать, она заочно поступила в Самаркандский Государственный университет на факультет химии и биологии. В школе проработала до декабря 1960 г. За период работы ее наградили Грамотой Верховного Совета Уз ССР. С реорганизацией и образованием Сырдарьинской обл. стала работать заведующей школьным отделом Гулистанского обкома комсомола. В 1969 г. вышла замуж и переехала в г. Ленинабад. Супруг Усние-ханум, Бояджиев Алев 1929 г. р., является сыном известного общественного деятеля в довоенном Крыму редактора газеты «Янъы дюнья» Тейфука Бояджиева, входившего в плеяду талантливых молодых руководителей республики из числа наших соотечественников, репрессированных в 1938 г. и в дальнейшем посмертно реабилитированных.

Вкратце остановимся на биографии А.Т. Бояджиева, со слов Усние-ханым. Он был талантливым человеком. Экстерном окончил 10-й класс и, будучи в зрелом возрасте, поступил учиться в Самаркандский университет на факультет иностранных языков. По окончании преподавал английский язык в вузах Коканда и Ленинабада. Работал в должности старшего преподавателя. Как он рассказывал супруге, основные знания в английском языке он почерпнул, слушая зарубежные передачи на языке оригинала. Очень любил своих детей. Принимал активное участие в национальном движении нашего народа, боровшегося за возвращение на Родину. В последние годы жизни супруг страдал сердечной болезнью. Он очень переживал и всегда говорил о том, что нам надо найти любые пути для возвращения в Крым. К сожалению, ему была не судьба вернуться. В 1994 году его не стало.

Усние-ханым вернулась в Крым в 1995 году вместе с младшей дочерью Эмине. К этому времени ее сын Асан уже жил в Крыму. Дочь Зера, окончив Ташкентский текстильный институт, также вернулась на родину. Несмотря на послужной список и большой стаж работы педагогом, Усние-ханым не смогла устроиться на работу ни в Симферополе, ни в пригороде. Везде она слышала всякие отговорки и особенно ссылку на возраст. Надо было как-то устраиваться и жить, помогать детям. В поисках работы ей представилась возможность поехать в Москву. Остановились у родственников. Ей предложили попробовать преподавать в одной из московских школ. Как она вспоминает, в первые дни работы она волновалась, как все сложится, так как это все же столица, и контингент учащихся здесь совсем другой. Но она прекрасно справилась со своими обязанностями и вошла в число лучших преподавателей школы. Пользовалась большим авторитетом в коллективе и среди учеников.

В 2001 году подошла их очередь для получения жилья в Симферополе, и она вернулась в Крым. В этом году Усние-ханым справила свой славный юбилей. Я спросил у нее, что бы она хотела пожелать нашему народу. Вот что она мне ответила: “Мои родные и близкие мне люди пережили войну и невзгоды. Пусть это не повторится никогда! Я не стараюсь жить лучше всех остальных. Я стараюсь жить лучше себя самой. Давайте жить так, чтобы было всем лучше. Хвала Аллаху, живем мы дома, на родной земле. Так пусть процветает наша Родина!”

Золотые слова героини нашего рассказа! Редакция газеты поздравляет Усние-ханым со славным юбилеем и желает ей счастья, крепкого здоровья и долгих лет жизни в родном Крыму!

Энвер МУРАТ

Редакция AVDET

Автор: Редакция AVDET

Редакция AVDET