Эдие Муслимова: Наша национальная идея – не дать умереть крымскотатарскому языку

29.12.201917:41

Небольшое помещение на улице Долгоруковской, 14, в центре Акмесджита (Симферополя). Оно заметно выделяется среди остальных благодаря внешней отделке. На его фоне рядом стоящие здания представляют жалкое зрелище. Несколько лет здесь работает коллектив единственного в мире детского крымскотатарского журнала «Арманчыкъ». В редакции застаю исключительно представителей прекрасного пола: главного редактора Эдие Муслимову, дизайнера Зеру Акимову и редактора Муневер Меджитову. Труд этих людей можно назвать героическим. Уникальное издание, выходящее на крымскотатарском языке, переживает кризис. Число постоянных читателей оставляет желать лучшего. Средства, поступающие от подписки, заметно ниже расходов на содержание штата, налоги и типографские услуги. Журнал фактически оказался на грани закрытия.

Эдие-ханым неоднократно поднимала данный вопрос в социальных сетях в надежде достучаться до соотечественников. Но ее многочисленные призывы, в том числе организация флешмоба по спасению журнала, были словно глас вопиющего в пустыне. В начале декабря 2019 года «Арманчыкъ» исполнилось 8 лет. С какими трудностями сталкивается журнал, что мотивирует его издателей и есть ли будущее у крымскотатарского языка, Эдие Муслимова рассказала в беседе со мной.

– В каком состоянии журнал подошел к концу 2019 года?

– В начале этого года мы испытали шок: подписка рухнула до 2644 человек. Мы поняли, что с такими доходами от подписки просто не вытянем целый год. Тогда я написала в соцсетях: «А может, нам вообще закрыться и не издавать журнал, если он не нужен?» Вы знаете, такой ажиотаж был, в первую очередь, благодаря волонтерам, коллегам из СМИ: газете Avdet, студии Qaradeniz Production. После этого количество подписчиков выросло до 4000 человек. Правда, люди подписываются всего на полгода, а потом не делают этого же на следующие полгода. По разным причинам: кто-то забывает, или заканчивается учебный год, после каникул падает активность. К примеру, из этих 4 тысяч более 850-ти человек не подписались на второе полугодие – это много.

Почему это происходит? У вас нет интереса к крымскотатарскому языку? Когда я слышу в ответ: «У нас нет времени». Я отвечаю: «У вас нет желания». Когда нас упрекают в том, что, дескать, крымскотатарский язык в журнале тяжелый… Извините, детское издание не может состоять из 20-30 слов, просто нужно учить язык. Я же читаю русскоязычные детские издания (как и у нас, возрастная категория 0+) и вижу у них сложносочиненные предложения. В нашем случае надо включить мозги, взять словарь и просто-напросто выучить слово. Вообще наш журнал предназначен для домашнего чтения: его должны читать представители старшего поколения с детьми.

– За восемь лет, что существует детский журнал, в каком году было наибольшее число подписчиков?

– В 2015 году подписались почти 6200 человек, а на конец 2019 года – вдвое меньше. В тот год 1200 детей подписали наши бизнесмены в рамках объявленной нами акции: “Подпиши национальные классы, поддержи национальные издания”. Но с другой стороны, это плохая тенденция, так как люди привыкают получать журнал бесплатно, а потом не подписываются. Даже если журнал нравится и приносит пользу.

– На какую возрастную категорию рассчитан ваш журнал?

– Мне часто задают этот вопрос. Приведу пример. Когда люди подписываются на журнал, я спрашиваю, сколько лет вашему ребенку? Одна пожилая женщина сказала, что внучке всего полгода, конечно, это маленький возраст. По ее словам, читать журнал ребенку будут родители. Или другой случай: женщина призналась, что ее сыну 23 года. Она решила подписаться на журнал, чтобы сын таким образом учил крымскотатарский язык. «Мы возвращались, строили дома, не обучали детей. Я упустила тот момент, когда мой ребенок забыл родной язык», – призналась она. Причем ее сын свободно говорит на русском, украинском и английском. Теперь благодаря нашему журналу женщина хочет, чтобы сын выучил крымскотатарский. Приятно, что у нас есть дети, которые в 3-4 года свободно владеют крымскотатарским языком. Их можно увидеть в нашем видеопроекте «BalaLaf» на YouTube-канале «Арманчыкъ». Но есть и такие, которые совершенно не знают языка. Таких, к сожалению, много.

– Крымскотатарские дети того поколения, когда вы начинали издавать журнал в 2011 году, и сейчас, спустя почти 10 лет, – есть ли между ними разница в знании крымскотатарского языка?

– Конечно, есть. Дети стали хуже знать родной язык. Но, вы знаете, есть поколение детей, которое выросло на журнале. Когда они приходят в редакцию, нам очень приятно. Эти дети что-то взяли для себя из журнала полезное. Наша ошибка в том, что мы не начали издавать такой журнал в начале 90-х годов, когда крымские татары массово вернулись на родину. Сколько тогда было людей, говорящих на родном языке. Старшее поколение – носители крымскотатарского языка. Сейчас, к сожалению, их все меньше и меньше.

– Каким будет журнал «Арманчыкъ» в 2020 году?

– Он увеличится в объеме до 32-х страниц, на первых 10-15 страницах будут материалы для наших малышей, остальные – для детей 5-10 лет. Красочное оформление, авторские рисунки, – все это сохранится. Цена остается приемлемой для такого издания – 139,35 рублей в месяц, включая почтовые расходы, 836,10 рублей за полгода и 1672,20 рублей за год. Можно оформить онлайн-подписку на журнал из любой точки мира и оплатить через любой удобный вид платежа. Издание распространяется по всему Крыму. Те, кто не смог этого сделать, всегда могут купить свежий номер в редакции, магазинах “Терджиман”, “Хазине” и “Фес”.

– Можно ли почитать журнал в школьной библиотеке?

– В этом году мы обратились в Министерство образования и Министерство культуры Крыма с просьбой, чтобы они ввели в обязательную подписную кампанию журнал «Арманчыкъ». Я слышала, что некоторые библиотеки в школах не могут подписаться, хотя изъявляют желание. К сожалению, наши просьбы остались без внимания. Нашлись разные поводы не комплектовать библиотеки детским крымскотатарским журналом.

– Вы не хотите вновь использовать опыт 2015 года и привлекать к подписной кампании бизнесменов?

– Нет. Во-первых, количество бизнесменов сократилось. Во-вторых, я считаю, что, наверное, это приемлемая цена подписки на издание. Главная вина – в нас самих: нежелание и не сопротивление языковой ассимиляции.

– Крымскотатарский бизнес достаточно вовлечен в эти процессы или хотелось бы большего?

– Конечно, хотелось бы большего. У нас есть несколько бизнесменов, к которым обращаешься за помощью. Они нет не говорят, но их ничтожно мало.

– Почему так происходит?

– Потому что у нас нет настоящих меценатов, которые понимали бы и вкладывали деньги в развитие.

– Как вы думаете, крымскотатарский язык имеет перспективы при таком отношении?

– Совершенно нет. Я не хочу быть пессимистом, и я боюсь пессимистов, потому что они убивают веру и разрушают. Но из года в год все хуже и хуже. В 2011 году у нас было 3033 подписчика, в 2019 – 3100. Эта цифра фактически не меняется. Хотя даже по самым скромным подсчетам у нас около 70 тысяч крымскотатарских семей. Но если бы у меня не было надежды на будущее, я бы не занималась этой работой. Национальное СМИ – это тяжелая работа. Достучаться до невидящих и неслышащих очень сложно. Да, люди подписываются, но они не прилагают усилий, чтобы изучать с детьми язык. Мамочки жаловались, что им некогда сходить на почту и подписаться на журнал. Мы, преодолев невероятные трудности, сделали онлайн-подписку на сайте. Кстати, мы единственное издание в Крыму, на которое можно подписаться онлайн. Знаете, сколько человек подписались за два месяца? Всего 60.

– Ваш рецепт сохранения крымскотатарского языка?

– Есть такой человек – московский ученый, кандидат физико-математических наук Александр Горяинов. Пусть он будет для всех примером. Он в течение трех лет выучил крымскотатарский язык. И когда я с ним начинаю разговаривать, предлагаю общаться на русском языке, чтобы быстрее донести свою мысль. Александр против. Если первый год он при разговоре думал над каждым словом, то сейчас изъясняется свободно. Мы с Александром подготовили разговорник, в котором я занималась составлением на русском языке, а Горяинов – переводил на крымскотатарский. Представляете?!

Просто надо очень захотеть и понимать, что ты как крымский татарин сохранишься, если не потеряешь родной язык. Язык сохранился в депортации, а на родной земле, имея столько возможностей, мы его катастрофически теряем – это какой-то парадокс. В каждом доме должны быть крымскотатарский словарь, разговорник, литература на родном языке. И чтобы это все было доступным. Авторы должны немного поумерить свой пыл и не делать заоблачные цены.

– В чем заключается национальная идея крымскотатарского народа?

– У нас была идея вернуться на родину. То поколение, которое это достигло, уходит. Сейчас национальная идея заключается в том, чтобы не уехать из Крыма и не дать умереть крымскотатарскому языку. Наверное, культура сейчас не в таком плачевном состоянии как язык. Когда вижу наших детей, которые поют и танцуют на разных конкурсах, но при этом не могут ответить на крымскотатарском языке, сколько им лет и где живут, испытываю шок. Я им говорю уже на русском: «Иди домой и спроси своих родителей: “Почему вы меня не научили родному языку? Почему вы так меня обездолили?» Это не ваша вина – это вина ваших взрослых”. Если такая тенденция сохранится, то через 10-15 лет наш язык исчезнет.

Беседовал Заир БАККАЛ

Редакция AVDET

Автор: Редакция AVDET

Редакция AVDET