Зарема Мустафаева: Мы должны сохранить свою идентичность, родину, традиции и язык

26.02.202013:38

Знакомьтесь: это – руководитель молодежной общественной организации «Арслан» из Бахчисарая, вышивальщица и преподаватель Зарема ханым Мустафаева (по образованию – технолог швейного производства). 

Инициатор реализованного в 2017 году проекта «Нагъышлы фес», который включает в себя более 30-ти женских головных уборов совершенно разных по форме и содержанию. Они поражают своей фантастической красотой и индивидуальностью. Бархат, бисер, золотая нить, канитель, пайетки — это те материалы, которые использовали мастера во время вышивки. Каждый фес словно произведение искусства: ручная работа на все 100%, с частичкой души, а в некоторых случаях с изображением этапов жизни конкретного человека – поразительно!

Предлагаю послушать мнение специалиста в своей сфере. Человека, который не один год занимается любимым делом. Человека, создающего работы, которые, в первую очередь, объединяют, а не разъединяют, а также показывают крымскотатарскую идентичность на высочайшем уровне.

– Какие образцы работ представлены в этой коллекции?

– Можно сказать, что здесь присутствуют образцы почти со всех точек Крыма. Это не какой-то один определенный регион. Это то, что сохранилось у нас в фотографиях, личных коллекциях. Мы решили собрать все, что уже вернулось из мест депортации, пусть даже это будет очень маленькая фотография. Наш преподаватель Мамут агъа Чурлу, учивший нас работать с орнаментом, показал, как можно маленькую вещь воспроизвести в натуре. Нам это удалось.

Здесь, к примеру, есть фес из степной зоны Крыма. Следовательно, там много воздуха и свободного места. Очень много фесов из Бахчисарая. На этом фесе пространство забито золотом – это изящная, тонкая и нежная работа. Это “мыкълама” (один из видов шитья золотными нитями по плотным тканям) зародилась в Бахчисарае. Эта работа считается наполовину ювелирной. И форма у нее таблеткообразная — та, которая была изначально в ранний период. Это мы поняли, когда изучали историю. Позже фес стал конусообразным. Есть в коллекции очень интересный и старый экземпляр — с бахромой. Мы были удивлены этому многообразию. Нам все это пришлось учиться делать, потому что здесь нет ничего, что продается в магазинах. Именно так, как было на фотографиях с изображением фесов.

Есть целая коллекция фесов с жемчугом (“инджи”). Это касалось прибрежных районов – Евпатория, Саки.

– Как давно вы занимаетесь этим делом?

– Непосредственно наша организация “Арслан” занимается этим 10 лет. А я сама лично – с 1997 года.

– Вы в жизни носите фес?

– Я бы очень хотела, но почему-то не получается. Хотела бы видеть его на всех. Было время, когда молодежь очень стеснялась его надевать. Но сегодня это уже функциональная вещь, ее надевает и молодежь, и дети. Еще одна ступень: очень хочется, чтобы фес надели старики. Хочется, чтобы на дуа наши пожилые люди выглядели как их прабабушки – фес в мараме. Это моя мечта! Но для этого, конечно, надо самой сначала надеть, показать другим пример. Мы делам, но на себя надеть никак не можем (улыбается). Но, Аллах къысмет этсе, все впереди.

– Как вы относитесь к тому, что сейчас на фесах стали изображать различные предметы. Ранее это было нехарактерно.

– Современная вещь имеет место быть – это развитие. Но мы, лично, отталкиваемся от классики, от того, что было. Пока ты не повторишь то, что было, что сделали наши старики, ты не можешь это переносить в современную жизнь. Но так, чтобы оно было гармонично, вписывалось в нынешний мир. Есть сегодня очень много современных фесов, они украшены по-разному. У крымских татар были традиции ношения феса, традиции, согласно которым располагался орнамент на фес. Если вы обратите внимание, один из фесов украшен по всему полю. Это считалось как пожелание женщине долгой жизни. Подчеркну, что ни одна крымскотатарская мама в конце 19 века не надела бы на свою дочь фес только с одним кусочком орнамента. У нас, например, есть фес, который женщина вышивала всю жизнь. На нем изображены этапы жизни человека: то расцвет, то падение… У женщины не было детей, только вышла замуж – муж погиб. И она изобразила всю свою жизнь.

– Вы достигли, чего хотели?

– Когда начинала учиться вышивать, никогда не думала, к чему это приведет. Вы знаете, я всегда прошу Аллаха: “Дай мне еще 10 лет этим позаниматься”. Впереди очень много планов. Это как снежный ком – чем дальше, тем больше. Уже есть необходимый багаж и очень хочется его передать. У нас в студии “Арслан” проводятся курсы шитья и на них я говорю одно: “Главную традицию нашего народа – передача от матери к дочери – необходимо сохранить”. Очень важно, если вы где-то увидели крымскотатарский орнамент, вы его фотографируйте, распространяйте и отдавайте людям: кто-то его нарисует, кто-то вышьет и так далее. Именно так мы что-то возродим и наши дети что-то получат от нас.

– Сколько материала вам удалось возродить в процентном отношении?

– Вы знаете, в 2000 году к нам приезжала специалист, доктор исторических наук из Санкт-Петербургского этнографического музея. Через 16 лет она приехала снова, но мы ее не узнали. Она была просто в шоке, когда посмотрела наши работы. Сказала следующее: “Я еще не видела, чтобы за 16 лет народ мог так возродиться, причем не только в вышивке: и в ювелирном деле, и в гончарном, и в дереве, и в ткачестве. Как вы выросли!” А нам было незаметно, так как мы постоянно находимся в работе. Это видно больше со стороны. Конечно, сегодня какие-то результаты есть – мы им очень рады, хочется еще. Многие думают, что если они занялись этой работой, они сразу станут богатыми. Нет, здесь надо больше отдавать душу. Потому что сделать на этом бизнес вряд ли получится. Каждый стежок дается непросто. Представьте, это как волосок к волоску ты собираешь эту деталь.

В чем заключается национальная идея крымскотатарского народа?

– На сегодняшний день — в возрождении. Это основное. Мы должны сохранить свою идентичность, свою родину, сохранить свои традиции и передать их. Конечно, язык – обязательно, это у нас самое больное место.

Беседовал Заир БАККАЛ, Симферополь

Редакция AVDET

Автор: Редакция AVDET

Редакция AVDET