Обвиняют с лёгкостью, объясняются с трудом

09.03.202011:25

Накануне 23-го февраля многим общественным активистам снова был вручен лист «предостережения»    

С 19 по 23 февраля целому ряду крымскотатарских активистов районные прокуратуры по месту жительства вручили несколькостраничные и несколько странные бумаги под названием «Предостережение о недопустимости нарушения законодательства о противодействии экстремистской деятельности и законодательства о собраниях, митингах, демонстрациях, шествиях и пикетированиях».

Как известно, ещё в 1960-е годы участники крымского национального движения, наше старшее поколение отцов и дедов, которые вели борьбу за возвращение на историческую Родину, «награждались» малопонятным тогда ещё именем «экстремист». На самом деле, это, скорее, было похвальной грамотой, неким почётным званием, присвоенным за значительный вклад в дело национального возрождения. И сегодня видно, что это обвинение, ставшее столь же престижным, как полвека назад, званием, возобновилась как традиция. Оно снова свидетельствует о положительной оценке деятельности наших активистов. С тем лишь отличием, что при страшном совке за него не было формальной статьи в уголовном кодексе.

По мнению прокуратуры, это звание, оказывается, достойны носить: Заир Смедляев (Курман-Кемельчи – Красногвардейское), Диляра Сейтвели (Бахчисарай), Рефат Сейтабла (Джурчи – Первомайское), Нариман Джелял (Акмсесджит – Симферопольский район), Зевджет Куртумер (Сакъ), Зейнур Якъуб (Кезлев – Евпатория), Ленур Аблязимов (Еди Къую – Ленино), Шевкет Кайбуллаев, Эмине Авамилева, Ленура Енгулат (Акмесджит – Симферополь) и некоторые другие наши соотечественники.

Среди первых, кто получил это «письмо счастья», – Диляре Сейтвелиевой, были вынесено такое «предостережение»:

«По имеющейся информации правоохранительных органов сторонниками запрещённой в России ОО «Меджлис крымско-татарского народа» на территории Бахчисарайского района в период с 23 по 26 февраля готовят акции экстремистского характера, направленные на дестабилизацию ситуации на территории республики, массовые несанкционированные мероприятия (митинги, одиночные пикеты, автопробеги) с использованием экстремистской и националистической символики, приуроченные годовщине гибели первого муфтия Крыма Н. Челебиджихана, «День крымского сопротивления крымской оккупации»).

При проведении указанных мероприятий планируются призывы присутствующих людей к противоправным действиям по нарушению общественного порядка, провокации экстремистского характера, сопротивление представителям органов власти.

Согласно имеющейся в прокуратуре информации, вы являетесь участником (организатором) указанных массовых мероприятий».

Потом идут предупреждения со ссылкой на законодательство Российской Федерации: мол, должно быть вот так-то, порядок вот такой-то, вот тем-то и этим требованиям надо подчиняться и т. д.. Изложенное на трёх страницах «поучение» и «объяснение» завершается угрозами:

«ПРЕДОСТЕРЕГАЮ Сейтвелиеву Диляру Абдулджемиловну, о недопустимости нарушения требований ст. ст. 1, 10, 16 Федерального закона «О противодействии экстремистской деятельности», а также ст. ст. 5, 6 Федерального закона «О собраниях, митингах, демонстрациях, шествиях и пикетированиях».

В случае неисполнения требований федерального законодательства вы будете привлечены к ответственности в установленном законом порядке по ст. 20.2 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях». (Орфография и пунктуация оригинальные).

 

Далее следует подпись заместителя районной прокуратуры.

Аналогичное предостережение было доставлено автору этих строк не домой, а вручено в самой районной прокуратуре. После подписи под этим официальным документом о его получении, мне было предложено написать объяснительную. Я, естественно, отказался.

При ознакомлении с «предостережением» у меня возникли вопросы, и я задал их сотруднику прокуратуры. Среди них:

– почему в документе написание слова «крымскотатарский» не соответствует грамматическим правилам русского языка и практике, существовавшей до 2014 года, когда это прилагательное писалось слитно, а сейчас, так и не объяснённом, явно политически мотивированном варианте, даже как бы специально, оскорбительно, пишется с разделением двух терминологических этнокомпонентов жирным дефисом? (ответа нет);

– по какой причине в 2015-2016-м годах общественным активистам Симферополя было категорически отказано в «согласовании» на проведение траурного митинга 18-мая – все четыре места, отведённых для таких мероприятий оказались «занятыми»; а после этого беспричинного отказа всем тем, кто подписал заявку в горисполком, получили «предостережения»? (без ответа, без объяснения);

– что вы подразумеваете под с «использованием экстремистской и националистической символики» – наш национальный флаг, тамгу, гимн? (ответ: нет, не это, у Меджлиса, оказывается, есть «своя» символика, но какая – ответить не могут);

– как несколько десятков или несколько сотен людей, которые собрались бы для того, чтобы почтить память Н. Челибиджихана, да ещё в закрытом помещении, в зале, но даже если и на улице, могут «дестабилизировать» положение другой, несопоставимо большей части населения – целых пару миллионов человек? Значит во всех правоохранительных органах суммарно, включая прокуратуру, (прибавьте сюда ещё несколько десятков тысяч армейских военнослужащих) нет уверенности, что смогут локализовать действия любой мирной акции в случае, как здесь принято говорить, «нештатной ситуации»? Не является ли оскорблением для людей в форме, имеющие почти неограниченные ресурсы и возможности, усомниться в их способности умиротворить любое собрание нескольких десятков «вооружённых» максимум пластиковыми бутылками людей, которым не разрешается собраться?

— нет ли в прокуратуре более важных дел, чем тратить время, средства, материальные ресурсы на написание, поездки по вручению этих стандартных, повторяющих известные вещи бумажек?

…Вышедшая немного за рамки официоза беседа длилась около полтура часов. Мои слова, сказанные об истории, положении, статусе, целях (национальное возрождение, государственность и др.) коренного крымского народа, и реакция на них работника прокуратуры показывают, что пропаганда, которую центральные российские госмедиа и местные, мягко говоря, жёстко заангажированные медиа – и в прошлом, и сегодня – массированно обрушивают на людей, достигает цели.

К сожалению, и некоторые наши соотечественники смотрят эти телепередачи, не замечая их, даже не подслащенной, откровенно ядовитой начинки. Но это уже другая тема…

Мнение автора может не совпадать с мнением редакции

Б. Балтаджи

 

Редакция AVDET

Автор: Редакция AVDET

Редакция AVDET