Идеология книги «Зулейха открывает глаза»

22.04.202010:53

У каждой книги есть вольно или невольно созданная автором, своя идеология. Сама автор, видимо считает, что это роман о женской любви в аду, о жестокостях большевиков и чекистов к репрессированным людям, безотносительности их национальной принадлежности.

Относительно содержания этой книги и фильма русское общество разделилось на либералов, хвалящих антисоветизм фильма, и бывших совков, ругающих фильм за антисоветизм. А русский писатель-патриот Прилепин вообще написал, что фильм и антисоветский и русофобский одновременно. Вообще-то по нему получается, что советизм и большевизм – это русское изобретение. Получается, что русские – не только государствообразующая, но и большевизмообразующая нация.

Но наибольшую критику книга получила от татарской интеллигенции, исключая ее высший номенклатурный слой, который все еще демонстрирует лояльность Москве даже в своей оценке литературных произведений. Татарскому зрителю совершенно до лампы все эти трения между русскими либералами и большевиками, они оценивают роман с другой точки зрения.

Они оценивают в романе судьбу татарской женщины в связи судьбой татарского народа того времени и связывают это еще и с современным положением татарской культуры. А это ведет их и к поиску духовной и идеологической компоненты в романе. Хотя для большей читабельности романа автор написал его как приключенческий колониальный роман в форме сценария для блокбастера. Роман рассказывает о злоключениях аборигенки (татарки), попавшей в «цивилизованное» общество.

Хочу, как один из представителей татарской интеллигенции, представить те мысли, которые породил во мне этот роман.
Во-первых, везде пишут, что роман написан татарской писательницей, а в фильме главную роль играет татарка. Уже – неправда. Это русские интеллигентки татарского происхождения. У них лишь имена и фамилии – татарские. Они не знают ни татарского языка, ни татарской культуры, ни татарской истории. В доказательство этого татарские читатели и зрители привели уже сотни фактов из книги. С таким же успехом роман с такой фабулой могла написать какая-нибудь русская писательница Маша, а сыграть Зулейху в фильме актриса Глаша. Роман ничего бы не потерял. Это все-равно если бы роман «Тихий Дон» написал не казак Шолохов, а какой-нибудь житомирский еврей Марк Франкенштейн. Наши некоторые околокультурные номенклатурщики гордятся тем, что нас, мол, татар, покажут по центральному ТВ и книгу перевели на языки мира. Надо, мол, гордиться нашими писателями и актрисами. На самом деле, Яхина и Хамматова полностью ассимилированные личности не только лингвистически, но духовно и идеологически.
На истории главной героини показана история и механизм ассимиляции нерусских народов и превращение их в «великий» народ.

А этот механизм показан следующим образом. Татарский народ показан в книге всего лишь тремя персонажами: Муртазой (муж Зулейхи), Упыриха (свекровь), и сама Зулейха. Других татар (из деревни) и лагере в Сибири автор не приводит. Муртаза и Упыриха показаны паталогически жестокими зверьми и варварами. Сама Зулейха – какая-то бессловесная забитая рабыня, которая молчит все четыре первые серии и беспрерывно работает как ненормальная. Неплохая картинка о татарах, уважаемые читатели.
Ночёвка ссыльных в мечети вместе со стадом баранов невольно наводит зрителя на мысль, что автор сравнивает мусульман с баранами.

 

И вот эта представительница «варварского, жестокого» и «бараньего» народа попадает в русско-советскую «культурную» среду (доктор Лейба учит ее сына азам медицины), кто-то его учит французскому языку. Затем Зулейха влюбляется в «гуманиста»- чекиста Ивана Игнатова, который становится «душой» лагерников, а ее сыну дает свое отчество.

У Зулейхи вырабатывается своеобразная философия в этой «культурной» жизни: Доктор Лейба вылечивает ее сына от болезни, и она предлагает ему за это свои интимные услуги, хотя он этого от нее не просит. Иван-чекист также чем-то помог ее сыну, дал ей какое-то разрешение, и она тоже целый месяц расплачивалась с ним сексом.
И так, Зулейха начинает видеть тот «гуманизм» и ту «высокую культуру», которую она не видела в татарской жизни ранее. У нее открылись глаза на этот русско-советский мир. Она стала духовно частицей этого мира. Вот это и есть механизм духовной и языковой ассимиляции.

Автор книги и актриса главной героини как раз продукты этой ассимиляции. Они невольно показали механизм этой ассимиляции в определенный исторический период.

Да, ассимиляция татар происходит гигантским темпами, и это процесс, который происходит не сам по себе, а им руководят определенные политические силы, и очень большие силы. А, вот, автор книги относится к этому с восторгом. Она показывает путь героини от «жестокосердного» татарского мира в «светлый и добрый» русско-советский мир, который и открыл Зулейхе глаза.

Такая идеология книги очень соответствует современной политике Росси в последние годы. Например, фактически Москвой был отменен статус татарского языка как государственного в сфере школьного образования в Татарстане.

Исходя из всего вышеизложенного, государство, возможно и дало такой большой ход раскрутке и книги и фильма, так как уж больно идеология этой книги соответствует идеологии государства.

Р.Ф. Мухаметдинов, канд. истор. наук

 

Редакция AVDET

Автор: Редакция AVDET

Редакция AVDET