Боль душевная покоя не дает…

01.05.202010:12

К 70-летию Рустема Эминова

Задача художника – изобразить то,
что граничит почти с недостижимым:
показать внутренний, духовный мир человека.

Леонардо да Винчи

К художникам, чьи полотна никого не оставляют равнодушными, относится признанный мастер Рустем Эминов – член Союза художников СССР (1988), член творческого союза художников при Академии художеств Республики Узбекистан (1992) и Национального союза художников Украины (2005), Заслуженный художник Автономной Республики Крым, лауреат премии Верховной Рады АРК (2007), лауреат Международной премии имени Бекира Чобан-заде (2011).

В извечном споре о первостепенности генов или воспитания эти два фактора становления личности традиционно противопоставляются. Однако в отношении Рустема Эминова дилемма снимается: оба фактора являются звеньями одной цепи, где положительное влияние одного увеличивает положительное влияние другого.

Родился Рустем Эминов 13 апреля 1950 года в селе Паркент Ташкентской области, являвшемся местом ссылки его родителей. Отец –потомок известного рода Эминовых, художник-живописец, заслуженный деятель искусств Узбекистана – Кязим Эминов (1928–1976), родом из Алушты. Мать –Эсма Абибуллаева(1925–1998) – художник-прикладник, мастер по росписи ткани. В 1953 году семья переехала в город Ташкент. Частыми гостями в доме были представители крымскотатарской интеллигенции тех лет – писатели Эшреф Шемьи-заде, Юсуф Болат, педагог Абдулла Балич артисты обосновавшегося в Ташкенте крымскотатарского ансамбля «Хайтарма» – Сабрие Эреджепова, Зейнеп Люманова, Эдие Топчи, Февзи Билялов, Рустем Меметов.

Когда Рустему было одиннадцать лет, у отца появилась собственная мастерская, в которой были созданы его лучшие произведения. «Стены этой мастерской были пропитаны творческим духом отца, теплом его доброго и открытого сердца», – вспоминает Рустем Эминов.

«Сама атмосфера, царившая в нашем доме, сыграла немаловажную роль в моем становлении как человека и художника. С детства я был свидетелем всего творческого процесса от замысла до воплощения, от первых эскизов до законченного произведения. И первым уроком, который я усвоил, было осознание того, что в искусстве нет легких путей. Творчество – это прежде всего огромная любовь к выбранной профессии и труд, труд до самопожертвования. Жизнь и творческая деятельность родителей были тому ярким примером», – делится воспоминаниями художник.

По окончании школы Рустем поступил на отделение художественной графики Ташкентского государственного педагогического института имени Низами, по окончании которого работал художником-оформителем художественного комбината «Рассом» при худфонде Узбекской ССР, затем трудился в цехе живописи этого же комбината.

Творческую деятельность Рустем Эминов совмещал с педагогической – четверть века он преподавал в пединституте имени Низами; с 1999 по 2002 год был преподавателем высшей категории в Ташкентском художественном училище имени П. Бенькова, до 2004 года работал в Республиканском дизайн-колледже имени А. Ходжаева.

Рустем Эминов в мастерской отца, художника Кязима Эминова. Ташкент. В центре – картина Рустема Эминова «Ностальгия»

1 мая 1976 года Кязим Эминов трагически погиб в автомобильной катастрофе… В самом расцвете творческих сил. Для сына это было огромное потрясение, в значительной степени определившее его дальнейшую жизнь.

«Он ушел, все унеся с собой. Я тяжело переживал потерю… После трагической гибели отца я долго не мог осмелиться переступить порог его мастерской, – вспоминает Рустем Эминов. – Постоянное ощущение какой-то преграды не покидало меня. К счастью, у меня оставалось творчество. Оно помогло мне выстоять в тот сложный период жизни. Не должны краски на палитре, оставленной отцом, высохнуть… Кисть, которую он выронил из рук, не должна бездействовать…».

Отец оказал огромное влияние на сына, навсегда оставшись ориентиром в его жизни и творчестве. Их неоконченный диалог продолжался многие годы, воплотившись в творческой перекличке.

Когда-то отец написал портрет шестилетнего сына – через пятьдесят лет сын напишет портрет отца. 

Кязим Эминов. Портрет сына
Рустем Эминов. Портрет отца

Кисти Эминова-отца принадлежит портрет участницы национального движения крымскотатарского народа Айше Сеитмуратовой, написанный им между первым и вторым арестами Айше – в 1969 году.

«Сейчас можно без последствий для собственного благополучия гордиться знакомством с Айше Сеитмуратовой, но я помню и такое время, когда за одно только упоминание имени Айше можно было лишиться всего – остаться без работы, испортить себе карьеру или подвергнуть риску себя и свою семью, своих близких и родных. А на личное знакомство с Айше-апте отваживались немногие. Именно в такое непростое время моим отцом был написан с натуры портрет Айше Сеитмуратовой», – рассказывает Рустем Эминов. Через годы им также будет написан ее портрет.

Кязим Эминов часто рассказывал сыну о родном Крыме, о своей неосуществимой мечте – создать картину о депортации крымскотатарского народа, ведь в годы тотального надзора над народом воплощение этого замысла было неосуществимо. Шли годы, но скорбь по безвинно погибшим соотечественникам бередила душу отца. Боль его души за свой народ передалась и сыну. После того, как у Рустема Эминова созрело решение выплеснуть эту боль в серию картин о народной трагедии, ощущение пустоты и безысходности отпустило его. Память рода и воспитания, выйдя за пределы жизни отдельной личности, стала интерактивной памятью его соотечественников.

С 1990 года Рустем Эминов приступил к работе над серией картин, посвященной трагическим страницам истории крымскотатарского народа, которая стала основной темой всего его последующего творчества. Начатая еще в период жизни в местах изгнания серия работ получила название конкретного личного императива – «Унутма!» («Помни!»).

Как, родившись в местах ссылки, не видя ужаса депортации, художник создал столь убедительные картины? Непрерванную связь времен Рустем Эминов объясняет непреходящей духовной связью с отцом: «Может, это было его благословение, и все годы моей работы над этой серией я чувствовал рядом с собой папино присутствие; у меня было ощущение, что моей рукою водит он». Об этом говорят и поэтические строки Рустема Эминова:

А слушая печальные рассказы,
Я постигал сознанием своим
Ту землю, что не видел я ни разу,
Мой отчий край с названьем кратким Крым.

Серия «Унутма!» составляет триптих циклов – «Депортация», «Геноцид» и возникший позднее «Возвращение». Сюжет каждой картины – стоп-кадр из реальности тех лет. Каждая работа лаконична, сюжет сфокусирован на передаче основной идеи. Здесь нет создающих информационный шум излишних деталей, в то же время каждый штрих неслучаен и несет смысловую нагрузку. Цветовая гамма сдержана, почти аскетична. Лишь изредка прорывается всплеск акцентируемой детали, как, например, алая феска молодой девушки, противопоставлением жизни и обреченности. Такое не создать недрогнувшей рукой и холодным рассудком. Свое состояние, сопровождавшее многолетнюю работу, художник выразил следующими словами:

Что ищу я в этой тишине?
Боль душевная покоя не дает,
Боль, всегда живущая во мне:
Родина. Изгнание. Народ.

Чтобы передать эмоциональное напряжение людей в изгнании, художник каждым нервом прочувствовал глубину их переживаний, он был вместе с ними. Он стал одним из них. Воплощение стало настолько явным, что спустя десятилетия с полотен из людской массы, нет-нет, живым свидетельством да пробьется на зрителя его взгляд, его лицо. Как в полотнах цикла «Депортация». 

Рустем Эминов. Поезд смерти. Цикл «Депортация»

К маю 1944 года контингент жителей на полуострове состоял в основном из стариков, женщин и детей. Даже подростки, едва достигшие 16 лет, были отправлены за пределы Крыма в трудовые лагеря на «восстановление народного хозяйства».

Рустем Эминов. Между прошлым и будущим

Полотно «Лунная соната» посвящено памяти жертв жителей Арабатской стрелки. В широкомасштабной акции выселения про них попросту забыли… Вспомнили, когда уже отрапортовали и поезда мчали в разных направлениях, унося народ все дальше из Крыма. Жителей собрали в баржи и вывели в открытое море…

Рустем Эминов. Лунная соната

Ко многим картинам серии «Унутма!» художник написал стихотворения:

Я брожу по черной тишине.
Мало в ней, кто жив, все больше мертвых,
Но живут рассказы их во мне.
Восемнадцатое. Май. Сорок четвертый.

Геноцидом стал не только акт выселения, но и сам переезд, а также первые годы жизни в Узбекистане, где для крымтатар действовал комендантский час. Жили в спецпоселениях, выходить за пределы, которых до 1956 года было запрещено. Работали, исходя из региона, на хлопковых полях, шахтах, стройках, на рытье. Из-за нехватки продуктов питания, чистой воды, отсутствия надлежащей медицинской помощи среди депортированных распространялись болезни, против которых они не имели естественного иммунитета. Многие семьи оказались разбросанными на сотни километров, дети оставались без родителей, старики без помощи детей. Особенно тяжело пришлось детям – почти половина умерших за первые годы изгнания – дети до 16 лет.

Рустем Эминов. Цикл «Геноцид»

Названия картин серии «Унутма!» говорят сами за себя – «Иссякший источник», «Унутма», «Поезд смерти», «На чужой земле», «Геноцид», «Ностальгия», «Черный рассвет 18 мая», «Между прошлым и будущим», «Под чужим небом», «Забытый», «Забытая», «За что?». Из разноплановой множественности остановившихся мгновений воссоздана общая картина прошлого. Художник, минуя словесный диалог, кистью и красками доносит мысль на уровне уже не рационального, а интуитивного восприятия. Здесь и сейчас. На все времена. Восприятие как целостного коллажа, так и каждой картины в отдельности –словно прошедший сквозь зрителя энергетический разряд, переживание катарсиса – прозрения через потрясение.

Работа над картинами этой серии далась автору нелегко –для того, чтобы выплеснуть энергетический накал, надо прежде аккумулировать его в себе. Сотворение этих полотен – нескончаемый процесс морального самоистязания:

…Как схимник в пещере глубокой,
Вдали от мирской суеты,
Грущу об Отчизне далекой
И ей посвящаю холсты.
Душа на осколки разбита…

Рустем Эминов возложил на себя эту тяжелую миссию. Он первым воплотил на полотне трагедию народа. Его серия «Унутма!» – нетолько о трагедии крымскотатарского народа. Картины Рустема Эминова воспринимают «как свои» представители и других репрессированных народов.

Дорога домой. 2015 г.

Рустем Эминов. Долгая дорога домой. Цикл «Возвращение»

Успех серии Рустем Эминов по праву предлагает разделить не только с отцом, но и с супругой Рахие, кончина которой в 2002 году стала для него тяжелейшим ударом. Убежденная в художественной ценности и исторической значимости создаваемых им работ, она терпеливо и с достоинством переносила все бытовые сложности, поддерживала его в тяжелые минуты:

…Все то, о чем мечтали мы с тобой,
Теперь один я двигаю вперед.
И верю, что настанет день такой –
Все, что я сделаю, увидит мой народ.

Жаль, что тебя не будет в этом дне…
Как эта мысль мне сердце обжигает…
Лишь ты была во всем опорой мне,
И как тебя сегодня не хватает.

Сегодня картины серии «Унутма!» находятся в частной коллекции. Надеемся, что они займут достойное место в музее, ведь полотна живут тогда, когда их видит зритель. А эти картины – вечное напоминание об одной из горьких страниц нашей истории.

Работы Рустема Эминова – летопись крымской истории, фиксация ее трагических моментов. В годы Великой Отечественной войны в Крыму в конце 1943 – начале 1944 года с целью создания «мертвой зоны» в предгорье, чтобы партизаны не могли получать продовольствие и помощь, фашисты совершили ряд карательных экспедиций, сожгли 127 сел. Первыми (4–7декабря) подверглись уничтожению села Бешуй, Саблы (ныне Партизанское), Биюк-Янкой, Пайляры (ныне Заповедное), Терскунду (ныне Полярник), Тавель (ныне Краснолесье), Эки-Таш (ныне Двукаменка).

Заживо сгоревшим в огне 218 жертвам сожженного 19 декабря 1943 года села Улу Сала (ныне Синапное) посвящена картина «Чёрное солнце».

Рустем Эминов. Черное солнце (жертвам сожженных крымских селений)

Огонь лишь на мгновение руки моей коснулся,
Ладонь отдернул я, предотвратив ожег…
И в этот миг во мне сюжет проснулся,
Сюжет о тех, кто от огня бежать не мог.
Как метроном, в висках кровь гулко застучала,
Селения Саблы, Пычки, Коуш, Бия-Сала.
Хочу понять, где той беды конец… а где начало.

Многим Рустем Эминов известен как талантливый художник. Но он еще и автор прекрасных стихов. Поэзия и живопись в его творчестве присутствуют не параллельно, не пересекаясь друг с другом, а в органичном единстве.

Стихотворения Рустема Эминова проникнуты любовью к Родине, народу, болью за его судьбу… Надеемся, что в скором времени выйдет сборник его поэтического творчества, который позволит познакомиться с еще одной гранью таланта художника.

Каждая картина серии «Унутма!» – пронзительный рассказ о людях. Старики и дети, женщины и мужчины – целый народ, переживший трагедию. Не случайно работы художника нашли такое признание – ведь это рассказ о каждой крымскотатарской семье.

Кроме того, Рустем Эминов создал целую галерею образов знаменитых и известных общественно-политических и культурных деятелей крымскотатарского народа, таких как ученый-тюрколог и поэт БекирЧобан-заде, общественный деятель Мамут Недим, писатель и драматург Умер Ипчи, художник и этнограф Усеин Боданинский (основатель и первый директор Бахчасарайского художественно-исторического музея), публицист Асан-Сабри Айвазов и общественный деятель Ильяс Тархан, поэт Усеин Шамил Тохтаргазы, Исмаил Гаспринский, художник Амет Калафатов, поэт Амди Гирайбай и другие.

Рустем Эминов. Абдурешит Медиев
Шагин Герай хан. 2001 г.

В перечень его работ также входят: «Мой отец – художник Кязим Эминов» (1978), «Мой дед Ибраим Эминов» (1978), «Писатель Эшреф Шемьи-заде» (1992), «Булутлар…» (памяти Бекира Чобан-заде) (1996),  «Живой факел» (памяти Мусы Мамута) (1998), «Памяти Рахие Эминовой» (2003), «Скульптор ИльмиАметов»(2011), «Айше Сеитмуратова» (2013),триптих «Ай-Петри помнит» (памяти Аметхана Султана) (2014), «Наша Гордость –Аметхан…» (2016), «Ностальгия»; портреты ветеранов национального движения Мустафы Халилова, Юрия Османова, Бекира Османова.

Цель художественного искусства в создании идеи и воплощении её в сюжете; целенаправленном созидании даже не вещи, коей является картина, а чего-то большего – другого мира, другой реальности, которую через видение мира художника может ощутить и зритель.

… хочу просить нам вслед идущих,
Все, что минуло, в памяти хранить…
Мы нить… связующая прошлое с грядущим,
Всего лишь нить… всего лишь только нить…

Акифе АЗАМАТ

Больше картин Рустема Эминова смотрите по ссылке.

Редакция AVDET

Автор: Редакция AVDET

Редакция AVDET