Крымские татары в Москве. С чего оно началось?

30.06.202010:37

Фрагмент из книги М. Джемилева «Крымские татары в Москве. Лето 1987 года»

В июне-июле 1987 года крымские татары провели беспрецедентную в СССР массовую акцию протеста, закончившуюся 27-часовой демонстрацией на Красной площади. Сегодня уже можно сказать, что эти события – не только веха в истории нашего народа, это было символическим началом развала империи. Но главное – именно с этого момента началось массовое возвращение крымских татар на Родину.

С чего оно началось? Об этом напоминают нам фрагменты из книги Мустафы Джемилева «Крымские татары в Москве. Лето 1987 года», изданной в 1988-ом году самиздатом.

Утром 25 июля в 9.00 на бульваре им.Ногина напротив здания ЦК КПСС собралось свыше 600 делегатов. Состоялся небольшой митинг. Была зачитана телеграмма работников единственной газеты на крымскотатарском языке «Ленин байрагъы» в г.Ташкенте в адрес М.Горбачева, где они выражают возмущение по поводу клеветнического «Сообщения ТАСС» и заявляют о прекращении работы в знак протеста… Сеутова Сабрие и Фазылов Эскендер пересказали полученные накануне сообщения по телефону из Краснодарского края и Узбекистана о митингах и демонстрациях крымских татар в знак протеста против «Сообщения ТАСС».

Аметов Энвер из ст.Новоалексеевка Херсонской области сообщил, что согласно полученным им сведениям вчера на ст.Новоалексеевка с 8 часов утра начался митинг протеста, в котором участвовало более 2 тысяч человек. Никто из крымских татар в этот день не вышел на работу. На митинге, где присутствовали также работники прокуратуры, секретари райкомов и обкома, был принят текст телеграммы протеста в адрес М.Горбачева и было решено направить в Москву дополнительно максимальное число делегатов…

Представители власти г.Москвы, уведомленные о намерении делегатов провести демонстрацию и понимая невозможность без больших осложнений предотвратить ее, предложили, чтобы демонстрация проходила на том же месте, что и предыдущая 23 июля. Делегаты приняли это предложение и, выстроившись в колонну по три человека, направились по ул.Разина, минуя гостиницу «Россия», в сторону Красной площади.

Колонна растянулась на несколько сотен метров. На всем пути следования была выстроена цепь милиционеров, движение транспорта было остановлено. Был оцеплен милицией и весь квартал, прилегающий к месту демонстрации. Красная площадь была закрыта, начиная с 23 июля под предлогом «ремонтных и реставрационных работ». Милиционеры освобождали путь следования делегатов крымских татар и от пешеходов-москвичей, приказывая им переходить на другую сторону улицы.

Делегаты были остановлены на подступах к Красной площади. Им разрешили расположиться на территории между Спасской башней Кремля и Собором Василия Блаженного. Здесь в 12 часов дня делегаты сели на мостовую и заявили, что будут дожидаться приема М.Горбачевым. Члены инициативной группы даже стали выбирать из числа делегатов тех, кто должен идти на прием к М.Горбачеву, если этот прием состоится.

Площадь, где сидели демонстранты, постепенно стали со всех сторон ограждать от публики различными автомашинами, в числе которых были пожарные машины с водяными пушками, машины «скорой помощи», автобусы и множество милицейских. Подъехали еще несколько автобусов с милиционерами, но им не разрешили высаживаться и они все время сидели в своих автобусах, представляя резервную силу на случай возможных осложнений.

Вновь прибывающие делегаты беспрепятственно проходили через милицейское оцепление к своим соотечественникам на площади только по представлении своих документов, т.е. после того как милиционеры убеждались, что это действительно крымские татары. Власти, видимо, опасались, что в противном случае вновь прибывающие из аэропортов и вокзалов крымские татары могут устроить еще одну демонстрацию в другом месте города. Однако было объявлено, что делегатов милиционеры будут выпускать из оцепленной площади при необходимости, например, за продуктами, водой и т.п., только по два человека. Тщательно осматривали возвращающихся обратно делегатов с канистрами с водой для своих соотечественников, потому что среди милиционеров прошел слух, будто бы крымские татары собираются совершить групповое самосожжение.

День был жаркий. Через некоторое время одной из женщин стало плохо, она потеряла сознание. Среди делегатов было несколько врачей, в их числе кандидат медицинских наук, невропатолог Фуат Аблямитов. Они бросились приводить ее в чувство. Подошли врачи и из окружавших демонстрантов машин «скорой помощи». Они предложили отвезти ее в больницу, но пришедшая уже в сознание женщина категорически отказалась покинуть место демонстрации. Еще через некоторое время потеряла сознание другая женщина пожилого возраста. Но и она, после приведения в чувство, отказалась от предложенной госпитализации.

 

Хотя к демонстрантам не пропускали граждан других национальностей, но все же некоторым москвичам, слившимся с вновь прибывающими крымскими татарами, удавалось проникнуть к ним. Особенно легко это удавалось проживающим в Москве казанским татарам, так как у них в паспортах, так же как и у крымских, в графе о национальное и написано только «татарин». Так, представители казанских татар сообщили, что около 500 их соотечественников, проживающих в Москве, готовы присоединиться к демонстрации своих собратьев-крымцев, чтобы поддержать их требования и заодно выдвинуть свои национальные требования, например, открытие школы на татарском языке в Москве, новой мечети и т.п. С таким же предложением обратились несколько евреев, которые намеревались одновременно поднять транспаранты с требованиями свободной эмиграции из Советского Союза. Делегаты крымских татар выразили им сердечную признательность за поддержку, но после продолжительных дебатов пришли к выводу о нецелесообразности пока присоединения к ним граждан других национальностей. В дальнейшем они выражали свою солидарность тем, что приносили делегатам пищу, книги о Крыме или же, присоединившись к группам других москвичей, выкрикивали за милицейским кордоном слова: «Мо-лод-цы!», «Браво!», «Мы с вами!»

Люди (в 18 ч. 30 мин.) встали на ноги, развернули транспаранты с лозунгами «Верните крымских татар на Родину!», «Крым крымским татарам», «Демократия, гласность — и для крымских татар!» и др., быстро сгруппировались в колонну по 8-10 человек и, сопровождаемые возгласами пожилых делегатов «Алла къолай кетирсин!» («Да поможет нам Аллах!»), двинулись в направлении Собора Василия Блаженного.

Милиционеры, очевидно, подумали сперва, что делегаты намереваются покинуть Красную площадь, поэтому их основные силы были сосредоточены по обе стороны образовавшейся колонны крымских татар. Но как только демонстранты, минуя собор, резко свернули в направлении к мавзолею Ленина, они побежали к ним наперерез, образовали плотный кордон в несколько рядов. На помощь к ним прибежали и военные курсанты с газовыми баллончиками в руках…

Попытка прорваться к центральной площади, сопровождаемая возгласами «Родину! Родину!», продолжалась около 8-10 минут. Удалось прорвать несколько рядов милицейской цепи, но на узкой части прохода возле собора демонстранты были остановлены более плотной «стеной» милиционеров, военнослужащих и дружинников…

В полночь члены инициативной группы предложили женщинам с детьми, делегатам пожилого возраста и чувствующим себя плохо покинуть площадь и, пока работает метро, вернуться в свои временные московские квартиры. Принявших это предложение оказалось очень мало и некоторых приходилось настойчиво уговаривать. Оставшиеся провели ночь, сидя на мостовой…

На рассвете 26 июля делегаты вновь развернули свои транспаранты. С раннего утра начали прибывать новые десятки крымских татар — преимущественно из Краснодарского края, Херсонской области и Крыма. Вернулись и те делегаты, которые покинули площадь по предложению инициативной группы. Общее число делегатов на площади, как было подсчитано позже, составляло в этот день более 800 человек.

К 8 часам утра подъехало большое число старших чинов МВД, военных и штатских. Прибыли дополнительно еще около трех десятков автобусов и крытых грузовиков с милиционерами и штатскими, имеющими на рукавах красные повязки…

Примерно в 9 часов вплотную к демонстрантам со всех сторон начали приближаться многочисленные автобусы и спецмашины, сжимая демонстрантов в тесное кольцо и отгораживая их от взоров наблюдателей…

К демонстрантам подъехал генерал-лейтенант милиции Богданов — начальник главного управления внутренних дел Москвы. Он говорил о том, что власти Москвы проявили максимум терпимости к действиям делегатов крымских татар — не мешали им проводить митинги и демонстрации, хотя многие трудящиеся Москвы возмущены их поведением и постоянно обращаются в органы с требованием принять соответствующие меры по наведению порядка в городе… В заключение, он предлагал не злоупотреблять долготерпением властей, дать согласие на встречу с главой государства А.Громыко и покинуть площадь.

Члены инициативной группы вновь стали обсуждать предложение о встрече с Громыко…

В 15 часов делегаты начали покидать площадь, предварительно убрав за собой обрывки бумаг и прочий накопившийся за 27 часов демонстрации мусор. За милицейским оцеплением к делегатам крымских татар с расспросами подошли сочувствующие москвичи, зарубежные корреспонденты, дипломаты.

 

Редакция AVDET

Автор: Редакция AVDET

Редакция AVDET