Сплетая прерванную нить народных ремесел

01.07.20200:01

С этим доброжелательным, скромным человеком я знакома в течении нескольких лет. Ни разу за это время мне не пришлось услышать от него грубого, резкого слова или быть свидетеле неблагородного поступка с его стороны. Мягкая улыбка, внимательный взгляд, немного ироничное, философское отношение к нашей современной действительности характерны для Иззета Аблаева – мастера декоративно-прикладного искусства, керамиста и ювелира, участника многочисленных престижных выставок в Крыму и за его пределами. В прошлом в Крыму специалистов своего дела народ удостаивал высокого звания «уста» – мастер. Это было самым почётным званием, в него вкладывалось уважение к профессионализму, порядочности и честности человека.

Иззет Аблаев из семьи потомственных карасувбазарских мастеров. Его отец Абду-Джемиль и дед Абла были из «бакъырджи» – медников и «къуюмджи» – филигранщиков – представителями традиционных разновидностей народного декоративно-прикладного искусства крымских татар. Карасувбазар ещё в 20-е годы нашего столетия был насыщен мечетями (их было там более 30), караван-сараями, кофейнями и большим количеством мастерских по ткачеству, по дереву и камню, ювелирному искусству. Одним из самых известных мастеров до войны считался Амет Калафатов –оружейник и лучший орнаменталист Крыма. Мастера передавали своё умение и навыки из поколения в поколение.

 Абду-Джемиль-уста, по воспоминаниям сына, был мастером на все руки, исполнял народные песни, играл на скрипке, речь его была богата пословицами и поговорками, удивительными историями. Иззет-ага часто сожалеет, что в своё время, не записывал все-то интересное, что слышал от него.

Но мастерство и генная память достались ему в наследство. Удивительно тонкие, изящные и красивые ювелирные украшения, выполненные в традиционной технике «филигрань» являются свидетельством того. Женщины серьгами, ожерельями, браслетами, поясами, исполненными Иззетом-уста, становятся более женственными и привлекательными, их внешность приобретает особую выразительность, получив как будто необходимый акцент, штрих и даже шарм.

Серьги–  одно из ранних произведений, выполненных Иззетом-агъа в конце 1970-х годов, я приобрела в центральном художественном салоне г. Ташкента. Они показались мне исполненными в крымскотатарском духе, тогда я ещё не знала, что автором является крымский татарин. Через много лет в Крыму, как-то увидев их у меня, Иззет-агъа узнал свою родную работу.

Увлечению Иззет-уста ювелирным искусством предшествовала работа на комбинате прикладного искусства художником-керамистом. В начале и середине 1970-х годов им были созданы декоративные вазы для интерьера и экстерьера выставочного зала Союза художников в Ташкенте, декоративный фонтан для внутреннего дворика в санатории «Узбекистан» в г. Сочи, садово-парковая керамика и ряд других произведений декоративной пластики. Видимо, интерес Иззета-ага к фонтанам ещё с Узбекистана не случаен, так в Крыму в прошлом была развита сеть «сырлы чешме», «чешме». Им придавалось большое эстетическое значение, и они служили местом для встреч, знакомств, проведения праздников и т.д.

Заветная мечта Иззета-уста – установить фонтаны у себя на родине в традиционном духе, естественно, сочетая с окружающей средой (к тому же рядом всегда архитектор – супруга Нельфине – друг, помощник, истинная хранительница домашнего очага), пока не осуществилась. Супруги Аблаевы воспитали двух сыновей: Эскендер живёт в Ташкенте, он художник-дизайнер; Энвер по стопам отца – выставляет свои произведения на художественных выставках, у него свой стиль, техника, изделия более модернизированы с использованием камней. Если отец больше внимания уделял форме, идее, образу, тонкой линии, то Энвер предпочтение отдаёт декоративности. Всем членам семьи Аблаевых присуща одна общая черта– скромность, умение относится к себе критически и постоянная потребность создавать что-то новое и помогать людям.

Беседуя с мастером, единственным пока специалистом, возрождающим традиционное крымскотатарское ювелирное искусство, работы которого хранятся в музеях республики и за рубежом, я открыла для себя новые грани его личности.

—  Иззет-уста, каково, на ваш взгляд, сегодняшнее состояние нашего декоративно-прикладного искусства?

—  Есть попытка возрождения традиционных видов ткачества, вышивки, ювелирного искусства, но пока нет школы и мастерских, где основательно будут изучаться и орнамент, и техника, говорить о возрождении пока не приходится.

Видимо, Ассоциация крымскотатарских художников должна была организовать семинар, поднять эту проблему?

—    Крымскотатарские художники предоставлены сами себе. Ни Рескомнац, ни Министерство культуры этой проблеме не уделяют должного внимания.

—    Иззет-уста, как вы работаете, где вы черпаете силы для творчества?

Меня вдохновляет то, что осталось от наших мастеров. У нас в доме был старинный фестепелик, изучая орнамент которого, я находил в себе силы для  творчества.   Кроме  того,  меня  поддерживает  поэзия  и  общение  с друзьями.

 

Что вы больше всего не любите?

—   Не люблю острые углы… Во всём и в творчестве, в частности. Поэтому я стремлюсь из тонких линий создавать овальные, круглые, нежные, изящные узоры. И в общении с людьми избегаю острых углов.

—  Из ювелирных украшений, сделанных вами, чему вы сами отдаёте предпочтение?

— Гарнитурам (серьги, колье или ожерелье, кулон, браслет). Они связаны между собой по характеру, имеют названия «Учансув», «Кара-коз», «Бахчи-эли».                                                                                    

—   Иззет-уста, когда вы смотрите на женщину, дополняете ли мысленно её наряд теми или иными своими украшениями?

— Иногда.

А что вы больше всего любите?

— Хорошую музыку. Предпочтение отдаю классике.

—  В чём вы больше себя реализовали: в керамике или ювелиром творчестве?

—  Занимался бы и тем, и других в соответствующих условиях. Хотел бы иметь учеников, чтобы передать им все, чему я к 60 годам научился.

И последний вопрос что в вашем понимании Родина?

-Это очень ёмкое понятие. Наверное, это традиции, обряды, конечно, связанные со своей землёй. Это песни, легенды, сказки… Может быть, моё стремление обрести эту настоящую связь со своей родиной, землёй выражается в стремлении из тонких металлических нитей создавать традиционные украшения, как бы соединяя когда-то прерванную нить или связь поколений мастеров.

И слава Аллаху, что всё-таки эта нить в одном из наших традиционных видов народного искусства сохранилась благодаря Иззету Аблаеу — талантливому уста. Очень хочется надеятся, что у нас ещё будет возможность увидеть фонтаны в различных уголках Крыма, женщин в украшениях мастера и главное -учеников, о которых мечтает мастер. И, несколько дополнив известное выражение Ф. Достоевского, хочется сказать, что «красота и доброта спасут мир!» Благодаря таким людям и мастерам, как Иззет Аблаев.

Эльмира    Черкезова,    искусствовед.

3. 12. 1999 г.

 

Редакция AVDET

Автор: Редакция AVDET

Редакция AVDET