Искусство, близкое и понятное всем. Керамист Шамиль Ильясов

28.08.20202:04

С возвращением крымских татар на Родину вернулся (только уже на своем ослике) один из любимых народом персонажей анекдотов – знаменитый Ахмет-акъай Озенбашлы. Древний и молодой, но всегда озорной Ахмет-акъай – олицетворение находчивости и остроумия – сразу вызывает улыбку и добрые чувства.

На этой шутливой мажорной ноте, несмотря ни на какие трудности, начал свою творческую деятельность талантливый керамист Шамиль Ильясов. Знаменитый Ахмет-акъай, выполненный из глины, полюбившийся здесь, в Крыму, путешествует уже по всему миру: Америке, Германии, Румынии, Израилю, Польше, Дании и др.

За плечами Шамиля Ильясова республиканское художественное училище им. Алимова, отделение керамики, возглавляемое Нигматом Хакимовым, одним из ведущих мастеров Таджикистана, где начинающий художник пытается освоить, понять и прочувствовать особенности характера таджикской народной игрушки Гиссарской долины. Чуть позднее изучил народное искусство других регионов Средней Азии: резьбу по ганчу, ляганы с традиционным орнаментом, игрушку-«аспак», лошадки, фантастических зверей, в которые народные мастера вкладывали богатую фантазию и мастерство. Характерные черты, присущие среднеазитской (в том числе и таджикской) игрушке – это разнообразие формы, образность и лаконичность.

Проработав несколько лет в мастерских и керамических цехах г.Душанбе, не зацикливаясь только на мелкой пластике, он продолжает свои творческие поиски, которые приводят его к садово-парковой декоративной скульптуре, принимает участие в художественных выставках.

После возвращения в Крым Шамиль Ильясов решил внести разнообразие в местную керамику, появились изготовлявшиеся ранее игрушки из глины, вызывая хорошие эмоции, не оставляя никого равнодушным, невзирая на возраст и национальность. Сохранив основу, он синтезировал все, что знал, – талант способствовал найти нужное решение. Шамиль отказывается от ярких красок и фантастических образов, свойственных таджикской керамике, мелкой пластике, здесь он более конкретизирует образ создаваемого произведения, приближая его к декоративной скульптуре – это верблюд, бычок, корова, коза, овца, ослики, птицы. В нашу возрождающуюся культуру ввел игрушку, придав ей национальный колорит.

Примечательно то, что Шамиль не увлекся только внешними признаками, атрибутикой создаваемых персонажей, а сумел уловить и выразить характер, что очень сложно, особенно в ранний период освоения своей культуры и эстетики.

Основным свойством скульптуры малых форм является ее утонченность и камерность, что характерно в целом для нашей крымскотатарской культуры. У нас отсуствовала монументальная пластика, даже в культовой архитектуре не было ничего подавляющего, принижающего человека. В основе – стремление к гармонии с окружающей природой, вписаться в эту великолепную природу, подчеркивая ее красоту своей лаконичностью, сдержанностью.

Можно с уверенностью сказать, что художнику, сумевшему найти удачное применение своему таланту и эстетическим взглядам как в выборе жанра, так и в создании колоритных типажей повезло.

Несмотря на то, что у Шамиля нет нормальных условий для работы и нет постоянного сбыта своих произведений, в Карасубазаре он по-прежнему в поиске новых образов.

На мой вопрос, как он относится к изображению и установлению памятников, что нехарактерно и несвойственно было крымским татарам, Шамиль Ильясов ответил: «Допускаю только то, что имеет декоративный характер, Аллах дал нам способность только для подражания, создавать образы, не имеющие конкретных черт какого-либо человека («не сотворяйте себе идолов»). Создавая «муляжи», мы сами себя унижаем, бездарно выполненный памятник к тому же унижает память достойного человека.

 

Время доказало, что памятники, выполненные на недостаточно хорошем художественном уровне, без глубокого оригинального образа, сбросили и закопали в землю.

Сохранились и до сих пор волнуют произведения Микеланджело, Бурделя, Родена.

 – Назовите все-таки наиболее удачное, на ваш взгляд, решение монументальной скульптуры.

 – Это прежде всего «Мыслитель» Родена, ближе к нам Валентин Сидур («Покаяние»).

Здесь, в Крыму, – это «Фонтан слез» в память Диляры Бикеч, столько лет волнующий поэтов, художников и не оставляющий равнодушными и сейчас наших современников. В Крыму наши предки сумели удачно вписать в ландшафт фонтаны, которые имели как эстетическое, так и функциональное значение, примечательно то, что они не повторялись и очень красиво были оформлены.

– А как вы решили бы задачу сохранения памяти у народа по погибшим в период депортации своим соотечественникам?

– Предложил бы построить красивую мечеть или дюрбе, хорошо, со вкусом декорированные, с табличкой, в которой был бы перечень людей, искренне и честно служивших своему народу – просветителей, политиков и др.

– И последний вопрос: каким вы хотите видеть Крым?

– Настоящий художник – это генератор идей, и самые интересные он должен осуществлять, иначе он может заболеть. Поэтому я бы хотел, чтобы депутаты в своих программах больше уделяли внимания культуре и искусству. Хотел бы установить при въезде в Озенбаш (Счастливое) Ахмет-ахая больших размеров и создать с коллегами-керамистами и, в частности, с Февзи Сеитхалиловым, который давно работает также в жанре декоративной пластики, целую композицию из персонажей известных анекдотов или поляну «Крымская легенда» в каком-нибудь городе.

Такая практика давно существует во многих странах мира: Франции, Германии, Италии, в Прибалтийских странах – Юрмале, Дзинтарсе перешли на декоративную скульптуру, которая, украшая, радует людей, что является моей основной целью – радовать и пробуждать добрые чувства в человеке.

Эльмира ЧЕРКЕЗОВА, искусствовед.

 

Редакция AVDET

Автор: Редакция AVDET

Редакция AVDET