Общие параллели в просветительской деятельности Исмаила Гаспринского и Наримана Нариманова

17.01.202123:16

В развитии любого общества огромная роль принадлежит просвещению. Оно не только дает знания, но и передает из поколения в поколение достижения культуры, традиции, нравственные ценности. За всем этим стоят деяния личностей, наделенных необыкновенной способностью созидания и претворения просветительских идей в жизнь. В истории любого народа всегда были, есть и будут общественные деятели мирового масштаба. Исмаил Гаспринский и Нариман Нариманов – представители тюркского мира, оставившие огромный след в истории не только своего народа, но и в мировом сообществе. В чем же проявляется феноменальность этих двух личностей?

В своем исследовании мы решили провести параллели между их просветительской деятельностью, так как их идеи остаются актуальными и по сей день. Учитывая то, что современное общество, превратившееся в клубок локальных и глобальных социально-гуманитарных кризисов ждет решения жизненно важных проблем, что в современных условиях практически невозможно без проекции их на социально-историческую плоскость. Гаспринский и Нариманов современны во все времена. Через призму их деятельности возможны и ответы на сегодняшние вопросы.

Исмаил Гаспринский – общественный деятель мирового масштаба, просветитель, реформатор, публицист родился 8 (21) марта 1851 года в деревне Авджикой близ Бахчисарая в дворянской семье. Фамилию он унаследовал от отца, уроженца Гаспры – Мустафы Али-оглу Гаспринского, офицера русской службы. Исмаил после окончания школы-мектебе, затем в «Зынджырлы медресе» поступил в Симферопольскую казенную мужскую гимназию.

Гаспринский должен был пойти по стопам отца, и поэтому после окончил гимназии был зачислен в Воронежский военный лицей и в Московскую военную гимназию. Однако военная служба не прельщала молодого Исмаила и он оставил учебу, и вернулся в Крым. Здесь он некоторое время проработал учителем начальных классов. Но и эта деятельность не удовлетворяла Гаспринского. В поисках «высших знаний» он уехал в Сорбонну, позже посетил Испанию, Грецию, Египет.

Во время пребывания в Париже Гаспринский работал переводчиком в рекламных агенствах, а также известный факт, что он был секретарем у великого русского писателя И.С. Тургенева. В Турции И. Гаспринский прожил один год, одновременно работал в различных газетах корреспондентом и готовился поступить в Стамбульский военный колледж, но его планам помешал русский посол Игнатьев, вследствие чего Исмаилу пришлось вернуться в Крым. Вернувшись в Крым, он был избран депутатом Бахчисарайской городской Думы, а с 1879 по 1884 гг. занимал должность городского головы Бахчисарая.
Вслед за биографией Исмаила Гаспринского мы намереннорешили представить факты из жизни Нариманова Н., просветителя, крупнейшего общественного и политического деятеля, педагога, врача по образованию, писателя и драматурга, актера.

Нариман Нариманов родился 2 (14) апреля 1870 в Тифлисе в бедной азербайджанской семье Кербалаи Наджафа Аллахверди оглы Нариманова и Халимы-ханум Гаджи Мамед Гасым кызы Замановой и был самым младшим из девятерых детей в семье. Его назвали в честь прадеда Наримана Аллахверди, который по сообщению грузинского поэта Г. Орбелиани являлся одним из известных ханенде в Грузии. В своей поэме «Калмасоба» грузинский писатель князь Иоанн Багратиони ставит имя Наримана Аллахверди рядом с именем известного армянского поэта Саят-Новы.

Мать Нариманова очень хотела отдать его в русскую школу, и отцу удалось, хотя и с трудом, определить сына в подготовительные классы при Горийской семинарии. Проучившегося три года мальчика определили на первый курс татарского отделения этой семинарии и после двух лет учебы перевели на основное трехгодичное отделение. Следует отметить, что «Русско-татарские школы и семинары были основаны в 1870-гг. Не только в Крыму, но ив Казани, Уфе и грузинском Гори» (2, с. 735). Учителей для таких школ готовила Симферопольская татарская учительская школа.

В источниках указывается, что «отдельные выпускники Симферопольской школы приобретали навыки, достаточные для обучения будущих сельских школьников русскому языкуи грамоте… Что же касается более важных для национального просвещения предметов, национальной и всеобщей истории, вероучения, естественных наук, то воспитанники школы выносили из нее довольно примитивный запас знаний» (2, II. С. 810). Но несмотря на это, отдельные выпускники Симферопольской школы, получив первоначальное образование в новометодных школах Гаспринского, и осознавая недостаточность полученного в ней обучения, видели выход в самообразовании, причем некоторые из них впоследствии стали выдающимися просветителями, писателями, учеными.

Мировозренческие принципы и взгляды Исмаила Гаспринского закладывались в его последователях, учениках. По всей видимости, в Горийской семинарии были такие учителя, под влиянием которых формировалось прогрессивноевидение их учеников. Именно в Горийской семинарии Нариманов Н. начинает свой дневник перечнем любимых классиков азербайджанской, русской и мировой литературы. На наш взгляд, именно этот факт учебы в Горийской семинарии является примечательным, именно отсюда начинается интерес к просвещению и реформаторским мыслям.

Вероятно, просветительские и прогрессивные идеи начались именно в таких школах, ведь учениками Гаспринского считали себя Садреддин Айни, Хамза Хакимзаде, а также Нариман Нариманов. Учеба в семинарии подтолкнула Нариманова Н. после ее окончания продолжить образование в учительском институте, однако за два месяца до окончания учебного курса, 20 ноября 1889 г., скоропостижно скончался его отец. Эта смерть сильно повлияла на Наримана и он, отказавшись от желания продолжать образование, стал думать о семье, поскольку теперь она осталась без всяких средств к существованию.Но он все-таки закончил обучение со званием учителя начального училища и получил назначение в азербайджанское село Кызыл-Аджили Борчалинского уезда Тифлисской губернии, но проработал там недолго.

«Все увиденное, пережитое в Кызыл-Аджили ощутимо влияет на формирование мировоззрения молодого годами Наримана-муэллима. В немалой мере укрепляет его решимость посвятить жизнь служению бесправному, отсталому в силу исторических условий азербайджанскому народу» (3, с. 4). На наш, именно отсюда берут начало точки соприкосновения деятельности Гаспринского и Нариманова.

С 1879 г. И. Гаспринский начинает искать возможность реализовать свою главную идею: просвещение народа через медиа и создает собственное издательство на крымскотатарском языке. В тот же год Исмаил Гаспринский женится на Зухре Акчуриной и молодые уезжают на пароходе в Баку. Здесь они знакомятся с представителями азербайджанской интеллигенции.

Первые творческие контакты берут начало с 70-80 годовXIXвека и связаны с именем Гаспринского. Побывав в Грузии крымский «мурза» И. Гаспринский познакомился с братьями Унсизаде, известными в то время издателями газет на азербайджанском языке, с известным просветителем и педагогом С. Велибековым.

Следует отметить, что впоследствии некоторые номера газеты «Терджиман» будут изданы в типографии братьев Унсизаде. И. Гаспринский, как журналист и литератор,детально изучил опыт первой азербайджанской газеты «Экинчи» («Пахарь») и в дальнейшем высоко оценил пионера азербайджанской прессы. (11).

Немаловажным историческим фактом является знакомство великого просветителя с знатными влиятельными людьми Азербайджана, такими как Шамси Асадуллаев, Муртуза Мухтаров и Гаджи Зейналабдин Тагиев. Последний был очень внимателен к И.Гаспринскому и, услышав об идее создать газету «Терджиман» («Переводчик»), выделил ему денежные средства на эти цели.

По возвращении И.Гаспринский сложил с себя полномочия главы города и вплотную занялся созданием первой тюрко-татарской газеты «Терджиман», которая сыграла большую роль в становлении культуры и просвещения крымскотатарского народа.В итоге Исмаил Гаспринский вошел в историю как главный редактор и издатель единственной тюркоязычной газеты на территории Российской империи.Первый номер газеты «Терджиман» вышел 10 апреля 1883 года. Она просуществовала 35 лет, привлекая к сотрудничеству не только самых ярких представителейкрымскотатарского народа, но и всего тюркского мира.Выше было сказано о значительном вкладе Гаджи Зейналабдина Тагиева в деятельность Гаспринского, деловые отношения у них сохранились до последних дней.

Азербайджанский нефтяной магнат также сыграл немаловажную роль в судьбе Нариманова Н. В 1902 году поступает на медицинский факультет Новороссийского университета в Одессе. В 32-летнем возрасте Нариман Нариманов решил в корне изменить свою жизнь, что само по себе довольно смелый поступок, не каждый на такое решится. Учиться в высшем учебном заведении, в котором могли получать образование только люди с достатком, было крайне трудно. Нариман Нариманов обращается с просьбой к председателю училищной комиссии Бакинской думы о выделении ему стипендии. В октябре 1902 года газета «Каспий» опубликовала, что ему выделено 350 рублей на обучение. Эти деньги фактически были представлены ему Гаджи Зейналабдином Тагиевым. Впоследствии отношения между ними будут натянутыми из-за политических разногласий.

В своих воспоминаниях Нариманов Н. даже представит расписку о возвращении долга за обучение: «Долговое обязательство, данное Г.3.А.Тагиеву 27нюня 1902г. 1902 года июня 27 дня, я, нижеподписавшийся, коллежский секретарь Нариман Нариманов, даю это обязательство потомственному почетному гражданину Гаджи Зеннал Абдину Тагиеву в том, что так как он, Тагиев, выдает мне пособие на мое дальнейшее образование в высшем учебном заведении, в течение пяти лет: впервые два года по 600 рублей в год, а в последние три года по 360 рублей в год, что составит всего две тысячи двести восемьдесят рублей (2280), то поэтому я по окончанию курса наук обязываюсь возместить ему, Тагиеву, эту сумму полностью в течение двух лет, в чем и подписываюсь. Нариман Нариманов» (4, Т. I.  с.52-53).

Ю. Османов дает следующую оценку политическим убеждениям двух просветителей: «Место Гаспринского и Нариманова в революционном движении было разное… Нариманов принадлежал к тому поколению, которое было воспитано на идеях Ахундова и Гаспринского. Однако оно поняло и приняло эти идеи прогресс братских народов, счастливая жизнь без угнетенных и обездоленных. Как иное поколение – они яснее видели средства к достижению этой цели, они находили новые пути. Когда это поколение становилось на ноги, Гаспринский ободрял, помогал и учил их. Когда оно окрепло, Гаспринский продолжал свой труд. Нариманов рисковал собой и своей стипендией. Гаспринский не нуждался в стипендиях и пенсиях. Но любым неосторожным словом он мог погубить газету – «язык и голос народа, его представителя» (5, с. 49). Даже в заметке «Письмо Бабай-Рахима», великий учитель в иносказательной форме пишет: «старый мудрец советует сыну своему – «Переводчику» быть осмотрительным, не горячиться и не доказывать там, где это бессмысленно, чтобы не быть объявленным сумашедшим» (6).

Отношения Тагиева с обеими просветителями развивались по-разному, и внесли свои коррективы в историю как крымскотатарского, так и азербайджанского народов. И это ни коем образом не принижает достоинств Тагиева,как выдающейся личности, внесшему большой вклад в развитие культуры и образования тюркских народов.

В развитии публицистической деятельности пути Гаспринского и Нариманова постоянно переплетаются. В начале 20 века эти связи становятся системными и регулярными. Газеты «Терджиман» и «Улфет» и другие завоевывают сердца многих читателей в Азербайджане, а Бакинские газеты находят многих читателей в Крыму. Кстати, «Терджиман» широко освещает проблемы культуры и театра на Кавказе. Лично И. Гаспринский следит за азербайджанской прессой, выступает в таких газетах, издаваемых в Азербайджане, как «Хаят», «Зия», и т. д. Он вступает в полемику с азербайджанскими публицистами, а азербайджанские авторы (Н. Нариманов, Н Юсуфбейли и др) выступали в «Терджимане».

Нариманов неустанно занимается журналистской деятельностью иявляется активным сотрудником газеты «Терджиман» («Переводчик»). В своих заметках он сообщает об экономической, культурной жизни Азербайджана: «Корреспонденция из Баку 23 мая 1898г .Как нам сообщают, в 5верстах от города на берегу моря начато строительство большой фабрики Гаджи Зейналабдин Тагиевым. На строительство этой фабрики господин Гаджи выделил 3 миллиона рублей, будут получены новейшие машины, способные произвести всякое производство из шерсти и хлопка. На фабрике будут работать 6 тысяч рабочих.
На прилегающих к фабрике участках будут построены для них дома, общий сад, школа, здание для служащих (управления).
Из города до фабрики будет проложена железная дорога с конной тягой. Фабрика господина Гаджи превратится в новый прекрасный уголок города… Находящаяся на стыке трех крупных территорий Кавказа, Туркестана и Ирана фабрика найдет широкий сбыт своей продукции». (7).

О постановке пьесы: «Газетное сообщение о постановке пьесы «Наданлыг» в Крыму 23 января 1903г. Газета« Переводчик»* сообщает, что в начале января в Крыму побывала в качестве экскурсантов группа кавказских студентов-мусульман, питомцев Новороссийского университета. 6 января экскурсанты прибыли в Бахчисарай и 7-го на сцене городского театра дали весь- мА интересный спектакль. Поставлена была пьеса:1-ое действие комедии г.Н.Нариманова «Наданлыг» («Невежество»), «Каспий», 1903 г., 13 января» (4, с. 40).
Таким образом, к 1893 г. редактору газеты «Терджиман» И. Гаспринскому удалось обеспечить себе поддержку среди улемов, буржуазии и интеллигенции основных экономических и культурных центров российских мусульман, особенно в Волго-Уральском регионе, в Крыму и Азербайджане. Ее читали и понимали от Стамбула до Кашгара в китайском Восточном Туркестане. Он издавался параллельно на русском языке и «тюрки» – первом литературном тюркском языке Нового времени. Среди его авторов наиболее известны: Юсуф Акчура, Дэрдменд, АхмедХади Максуди, Риза Фахретдин, Нариман Нариманов, Ферудин бей Кочерли, Али Акбар Рефибейли, Осман Акчорлаклы, Ахмед Озенбашлы, Хасан-Сабри Айвазов, Ибрахим Фехми. Фуад Кепрюлю, Зияя Гекалп, Ахмед Мухтар паша. Газета «Терджиман» существовала на средства мусульманских промышленников, прежде всего братьев Рамиевых из Оренбурга, Акчуриных из Симбирска и Зейналь-Абидина Тагиева из Баку. Для российской уммы «Терджиман» выступала основным источником информации.

Нариманов Н. также пытается самостоятельно издавать газету и обращается обатился в Главное управление по делам печати с прошением о разрешении издавать на азербайджанском языке с параллельным переводом на русский еженедельную газету «Таза хабарлар» («Новые вести»), но получает отказ. После закрытия в 1877 г. первой газеты на азербайджанском языке «Экинчи», а затем последовательно других печатных изданий – «Зия», «Зияи-Кавказия» и «Кешкюль», в Азербайджане практически отсутствовали газеты для мусульман. С 1894-го и вплоть до 1902 г. Нариманов безуспешно пытался организовать издание газет и журналов на родном языке. Так, вместе с С.М. Ганизаде в 1896 г. он добивался права на издание детского журнала «Совгат» («Подарок»), но безуспешно. (11).
Таким образом, журналисткая деятельность Нариманова Н. в отличие от Гаспринского, ограничивается только лишь деятельностью корреспондента, по необъяснимым причинам, стоять у истоков редакторского поприща ему не удается. Но несмотря на это, рабочие взаимотношения Гаспринского и Нариманова в развитии печатной мысли положительно отражались в развитии культуры тюркских народов.

Просветительская деятельность Гаспринского и Нариманова внесла огромный вклад в образовательную систему как крымскотатарского народа, так и азербайджанского. Если Исмаил Гаспринский является реформатором образования мирового масштаба, так Нариман Нариманов является представителем Азербайджана, глубоко переживающим за образование на родном языке.Как известно, Гаспыралы «начал решать наболевшую проблему именно с реформы школы, то есть с просвещения народа» (2, с. 810), посредством нового метода обучения «усул-и-джедид». С именем Гаспринского связано основание и развитие просветильского движения народов исламского Востока, который кардинально изменил суть и структуру образования, придав ему модернизированный характер. Гаспринский является автором серии учебных пособий для новометодных школ, под его руководством во всех мусульманских государствах открываются школы. В юбилейный для газеты 1903 год в статье «20-е издания» он пишет: «… Открыто и реформировано более 1000 мектебов, в коих введен звуоковой метод…» (8, № 8). Ю. Османов отмечает, что «Гаспринскому удалось разбудить дремлющую мусульманскую массу, поднять ее на борьбу за знания, за развитие» (5, с.35).

Неоценимым вкладом Гаспринского безусловно является то, что он был и остается педагогом, который учил детей и дал им возможность получить пользу от учебы. По праву оценил благородный и тяжелый труд учителя, и постоянно опекал как материально, так и морально поддерживал их. Со всех концов России и за рубежа прибывали учителя за советом, и он сам объезжал Восток вплоть до западного Китая. Приводим несколько заметок из газеты «Терджиман» об учителе:
« Нет ничегодешевле труда татарского учителя. Нет человека более забытого, как татарский учитель. Жаль» (6);
«….и по выпуску из мектеба могли путем чтения пополнить свои знания и заняться своим саморазвитием» (9);
«И русская и татарская школы требуют дальнейшего подъема и развития… Идея об учреждении «учительских курсов» для дальнейшего развития мектбов уже назрела… Народ хочет, ищет знаний. Это добрый признак и без последствий не останется» (10).
Просветительская деятельность Наримана Нариманова также была плодотворной, именно она и заложила основательный фундамент для образования на родном (азербайджанском) языке. Как и Гаспринский азербайджанский просветитель большое внимание он уделял сохранению и развитию родного языка. В 1899 году он составил учебник «Краткая грамматика тюркско-азербайджанского языка», изданная в Баку. Этот учебник в течение долгого времени служил пособием для обучения азербайджанских детей грамматике своего родного языка. В том же году вышел его второй учебник «Самоучитель русского языка». Нариманов выступал за чистоту азербайджанского языка, резко критиковал тех, кто недооценивал свой язык.

В одной из своих статей, опубликованных в газете, он образно выражал свою любовь к нему: «Родной язык! Язык, на котором тебе признаётся в любви милое создание! Язык, звучность и приятность которого были услышаны тобой ещё в виде «баю-бай», который запечатлелся в самых глубоких уголкахтвоей души!». (13)
На съезде учителей в 1908 году Нариманов дал оценку положению и статусу учителя национальной школы: «По мере того как учителя убеждались, что их труд приносит свои плоды, росли их мужество, рвение, усердие, еще больше крепло их единство….<.> В свое время вопросы, касающиеся нации, не решались без учителей, выступали на собраниях. К их мнению прислушивались. Однако с некоторых пор люди не видят учителей в обществе, не имеют возможности выслушать их мнение. Скажем прямо: они теперь стали ненужными, уже не принимаются в расчет. Общественность же наша не поинтересовалась, почему учителя теперь ни во что не вмешиваются, не появляются в обществе….<> Учителя создавали учебники на родном языке» (4, с.133). Будучи по первому образованию и призванию учителем, он уделял огромное внимание учительскому миру и отдельно учителям. В свое время, когда Нариманов работал учителем, из воспоминаний Нариманова Н. о начале его педагогической деятельности, какие бюрократические сложности были на его пути: «Старший инспектор училищ — попечителю Кавказского учебного округа: «Н. Нариманов известен за умелого и добросовестного преподавателя и вполне добропорядочного человека». Попечитель — министру:

«Ваше сиятельство!
Директор Бакинского реального училища вошел ко мне с ходатайством о допущении на должность помощника классных наставников, вверенного ему училища… Наримана Кербалай Наджаф оглы Нариманова… При том, что он придерживается магометанского исповедания, характеризуется с хорошей стороны… Допустив Нариманова к исправлению означенной должности, я имею честь почтительнейше просить Ваше сиятельство об утверждении моего распоряжения относительно Нариманова в виде особого исключения… Мая 7 дня 1896 г.№ 3787. <>Два месяца на размышления министра — срок ничтожный. Проблема-то огромная, государственная. Единственно, что облегчает решение, — высокая репутация попечителя Кавказского учебного округа графа Карла Эрнестовича Ренненкампфа. Никаких таких либеральных штучек за ним не водится. Его крылатая фраза: «Крестьянскому сыну расти — ослеть, дворянскому — умнеть». Как философски сформулировано: дети дворян обучаются не зря, со временем они сделаются полезными членами общества, его опорой. Дети мужиков, сколько их ни учи, всегда останутся невежественными, жестокими и тупыми… Ну уж коль граф не воспрепятствовал…

Из Санкт-Петербурга в Тифлис, из Тифлиса в Баку: «Министр соблаговолил… Особое исключение…». (3, с. 9).
Таким образом, Гаспринский и Нариманов – великие учителя, созидатели новой волны в просвещении. В этом деятельность обоих просветителей настолько идентична, так как посвятили себя борьбе за процветание национального образования, сохранения родного языка.
Считая себя учеником Исмаила Гаспринского, Нариманов написал знаменитую статью «В Бахчисарае — площадь испытаний», опубликованную в журнале «Басират», подписал «доктор Нариманов»: «Язык не поворачивается говорить, что «Исмаил-бей умер». Слово смерть есть не существование.
Душераздирающая весть о смерти Исмаил-бея приводит нас в содрогание. Говоря о смерти Исмаил-бея возникает вопрос. Кто же благочестивый просветитель и руководитель народа? Задавая себе этот вопрос, вдумываюсь, и моё перо не удерживается в руках. Кто же покажет, теперь, верный путь при обсуждении вопроса, относящегося к жизни и делам народа? Где же ключи клада объединяющего общую мысль с мыслью труженика – мысли, сердечные речи человека, защищающего интересы народа??? Если народ правильно и внимательно вслушается в эти вопросы, то поймёт степень своего несчастья.

За 32 года никто ни сделал то, что сделал Исмаил-бей. Разве можно жить без надежды для народа?
Несомненно, духовная сила Исмаил-бея вырастит сыновей своего народа, такими как он. Однако, что делать?
Как бороться, чтобы героев подобных Исмаил-бею было побольше? Конечно воспитание! – скажете Вы. Да уважаемые! Борца, посвятившего себя народу, народ никогда не забудет, и бережно будет хранить память о нём.

Наши дети не только должны об этом знать, но и быть очевидцами. Для подобного воспитания у нас много путей. Однако здесь хочу показать два пути:
Во-первых, написать о деятельности Исмаил-бея.
Во-вторых, в Бахчисарае от имени народа установить надгробный камень (памятник) на могиле Исмаил-бея со следующей надписью: «Если народ забудет такого героя как ты, он будет способствовать в уничтожении своей жизни».

Если выполнение первого вопроса, т.е. написания книги о деятельности Исмаил-бея касается писателей и журналистов, то второе – непосредственно задача всего народа. Яснее, эти две задачи, действительно, призывают народ на площадь испытаний, глася: «Если у тебя есть национальные чувства, то вдумайся о защите своего человеческого права». Слава Аллаху, площадь испытаний открыта.
Всю свою жизнь посвятивший тебе, до последнего дыхания защищавший права, и направивший тебя на верный путь избавления от гнёта, человек ожидает от тебя лишь камня надгробного (памятника). Однако сей памятник, должен быть всенародным. Нет смысла ставить памятник на средства одного человека. Ибо всенародный памятник послужит символом уважения великих деятелей народа для будущего поколения. Подобного памятника и Сабри и Токай от народа не получили, так как Сабри не знали русские мусульмане, а Токая – мусульмане Кавказа. Вероятно, поэтому им и не воздвигли такого памятника.

Теперь какое ваше мнение об Исмаил-бее? Может, и по этому вопросу будете «разглагольствовать?»…
На всенародном памятнике должно быть высечено:
«Если народ забудет великого героя как Исмаил-бей, он будет способствовать в уничтожении своей жизни» (1).

Это еще раз подчеркивает значимость Исмаила Гаспринского в становлении многих деятелей тюркского мира и вместе с тем показывает отношение Наримана Нариманова к великому учителю, раскрывает силу мысли и пера азербайджанского просветителя.
Таким образом, детальнопроанализировав отдельные фрагменты деятельности Гаспринского и Нариманова, на первый план четко вырисовываются грани, соприкасающиеся и где-то даже перекрещивающиеся, создавая полную картину политической, культурной и социальной жизни тюркских народов того времени, и вместе с тем показывая значимость и неоценимый вклад выдающихся просветителей Исмаила Гаспринского и Наримана Нариманова.

Литература

  1. Басирет,20.09.1914 г. № 22, г. Баку
  2. Возгрин В.Е. История крымских татар: Очерки этнической истории коренного народа Крыма: монография[Текст]: в 4 – х т. / В.Е. Возгрин; Нестор-История — СПб., 2013, — с. 940. — 2 т.
  3. Дубинский-Мухадзе И. М.Нариманов: монография [Текст]: / И.М. Дубинский-Мухадзе: серия ЖЗЛ, Молодая гвардия. — Москва, 1977. — 240 с.
  4. Нариманов Н. Избранные произведения: монография [Текст]: в 2-х т. / Н.Нариманов: Азернешр . – Баку,1988. — Т. I.  – 376 с.
  5. Османов Ю.Б. Просветитель Востока. Исмаил Гаспринский: Монография[Текст]. / Ю.Б. Османов: Бизнес-Информ. – Симферополь, 2014. –312с.
  6. Переводчик-Терджиман. – 1883. — № 6
  7. Переводчик-Терджиман. — 1889, № 4
  8. Переводчик-Терджиман. – 1903. — № 8
  9. Переводчик-Терджиман. – 1904. — № 19
  10. Переводчик-Терджиман. – 1904. — № 71
  11. https://azerhistory.com/?p=10087 15.05.2020
  12. http://kaomillet.narod.ru/doc/Krum-Az.htm 15.05.2020
  13. http://famous-birthdays.ru/data/14_aprelya/narimanov_nariman_kerbalai_nadjaf_oglyi.html 15.05.2020

Ранетта ГАФАРОВА, кандидат филологических наук, доцент

Редакция AVDET

Автор: Редакция AVDET

Редакция AVDET