Итоги национальной политики 2009

23.07.20000:00

[Нариман ДЖЕЛЯЛ]

Прошедший год оказался богат на политические события, которые в значительной мере повлияли на характер и вектор развития национальной крымскотатарской политики. При этом основным их фоном оставалась продолжающаяся  борьба крымскотатарского народа за восстановление своего политико-правового статуса, нарушенного тотальной депортацией 1944 года.

Итак, попробуем рассмотреть наиболее знаковые из произошедших событий, а также вычленить общие тенденции развития национальной политики.

 

Акции устрашения

В январе 2009 года украинские власти, которым давно ставится в вину абсолютная неспособность решать насущные проблемы крымского полуострова, решили на примере земельной проблемы продемонстрировать обратное. Однако, вместо продуманной стратегии разрешения сложной земельной проблемы, Киев решил разрубить гордиев узел одним ударом, как это делали крымские власти в начале 90-х, снося самовозвраты бульдозерами. Речь идет о подготовке и проведении специальной милицейской операции по сносу «поляны протеста» Янъы Къырым на улице Балаклавская в Акъмесджите, поводом для которой стало указание министра юстиции Украины Николая Онищука об исполнении судебных решений по искам фирмы «Олви-Крым» и др., которым незаконным решением властей Акъмесджита был передан данный земельный массив.

Примечательно, что, несмотря на заявления президента о необходимости справедливого решения земельной проблемы в отношении крымских татар, о «законных» гектарных самозахватах  «дядек из Киева», пока что единственным шагом, совершенным Ющенко в этом направлении и доведенным до логического завершения, стало подписание закона № 578-V «О внесении изменений в некоторые законодательные акты Украины по поводу усиления ответственности за самовольное занятие земельного участка». Хотя не секрет, что инициатор этого дополнения в Уголовный кодекс Леонид Грач думал, прежде всего, о крымских татарах, вернее о том, как благодаря его законодательной инициативе, их начнут штрафовать и сажать в тюрьмы, за попытку добиться справедливости в земельном вопросе.

Тогда в январе, только благодаря оперативным действиям Миллий Меджлиса и крымскотатарской общественности, развернувшим широкую информационную кампанию и,в буквальном смысле, ставшим на защиту  «поляны протеста», удалось избежать массового насилия.

Однако, силовые структуры вновь напомнили о себе крымским татарам довольно скоро. В феврале 2009 года сотрудники подразделения МВД «Беркут» «ошибочно» ворвались в дом семьи Хаировых в селе Сарайлы-Къыят, нанеся телесные повреждения хозяину дома и его сыну.

И такие «досадные недоразумения» происходят, когда при власти находятся «друзья» крымскотатарского народа. Что будет происходить, когда к власти придут те, кого крымские татары назвать друзьями никак не могут. Именно поэтому Курултай крымскотатарского народа призывает соотечественников голосовать на любых выборах за те политические силы, которые исповедуют европейские демократические ценности.

 

Разочарование и поиск

Небрежное отношение центральных украинских властей к проблемам крымских татар, нежелание, несмотря на обещания, на законодательном уровне признать статус коренного народа, закономерно привело к охлаждению симпатий крымских татар в частности к национал-демократическим силам и лично к Виктору Ющенко, и в целом к украинским властям. Эта тенденция нашла свое отражение в резолюции Всекрымского траурного митинга, приуроченного 65-ой годовщине депортации крымскотатарского народа: «В то же время Украинское государство за годы своей независимости не приняло ни одного законодательного акта, направленного на восстановление политических, экономических, социальных и культурных прав крымскотатарского народа, что является причиной сохранения фактического неравноправия и дискриминации крымских татар… Такое отношение государства к крымскотатарскому народу не может не вызывать разочарования и недовольства крымских татар».

Наверное, именно принятие «законодательного акта, направленного на восстановление политических, экономических, социальных и культурных прав крымскотатарского народа», является, несмотря на широкий спектр проблем крымскотатарского народа, основным индикатором отношения крымских татар  к украинским властям и своим политическим союзникам, находящимся сегодня у власти. Виктор Ющенко не один раз говорил о необходимости повторного инициирования закона «О восстановлении прав лиц, депортированных по национальному признаку». Результат всем известен.

Более практичной в этом направлении оказалась премьер-министр Юлия Тимошенко, по инициативе  которой 11 сентября 2008 года в Верховную Раду был внесен законопроект «О восстановлении прав лиц, депортированных по национальному признаку», который был подвергнут довольно жесткой, но аргументированной критике и со стороны Миллий Меджлиса, и со стороны крымскотатарской общественности. На встрече Мустафы Джемилева и Юлии Тимошенко, премьер-министр пообещала отозвать данный законопроект и вновь внести другой, разработанный совместно с Меджлисом. 18 ноября 2009 года правительственный проект был отозван, а 13 января 2010 года под номером 5515 в Верховной Раде был зарегистрирован законопроект с аналогичным названием, поданный народным депутатом Мустафой Джемилевым.

 

Выход на новый уровень

 Национальное движение уже давно в отстаивании прав крымскотатарского народа апеллирует к международному сообществу, эта стратегия нашла свое продолжение и в 2009 году. Миллий Меджлис рассматривает внешнеполитические отношения как приоритетное направление в своей деятельности. В течение года были проведены целый ряд встреч с руководителями авторитетных международных организаций, дипломатическими представителями государств, международными экспертами. Одним из наиболее значимых событий в этом контексте, на мой взгляд, является признание дискриминационного положения и справедливости требований крымскотатарского народа и необходимости законодательного закрепления статуса крымских татар в Украине со стороны ОБСЕ и лично ее Верховного Комиссара Кнута Воллебека.

Однако, долгое время национальное движение не могло полноценно задействовать внутренний национальный ресурс в лице многочисленной крымскотатарской диаспоры. Конечно, связи с диаспорами существуют давно, но отсутствовала организационная платформа для объединения всех крымских татар мира в единое целое. Первый шаг к этому был сделан в мае 2009 года в форме Всемирного конгресса крымских татар, который собрал около 900 представителей крымскотатарских диаспор из 12 стран.

Конгресс еще в процессе подготовки подвергся критике со стороны оппозиционных Миллий Меджлису групп, которые заявили о намерении создать альтернативный международный форум крымских татар. Формально несогласных (Милли Фирка, Мilli hareket partisi и Федерация крымскотатарских дернеков Турции) не устроило одно единственное требование, предъявленное Оргкомитетом крымскотатарским общественным организациям, желающим принять участие в Конгрессе, а именно признание Курултая высшим представительным органом крымскотатарского народа, а также руководство в своей деятельности решениями Курултая.

 

Каждый воспринял деятельность Конгресса в меру своего понимания. Многим в Крыму могло показаться, что Конгресс прошел малоэффективно и безрезультатно, но только тем, кто не сумел посмотреть немного дальше собственного понимания.

Самым положительным результатом данного мероприятия, на мой взгляд, является то, что Конгресс состоялся. Крымские татары, проживающие и в Крыму, и за пределами Крыма, смогли воочию увидеть положение народа на Родине и непосредственно пообщаться между собой. Было сказано самое важное, без чего Конгресс был бы бессмысленным – представители диаспор выходили на трибуну и говорили «мы не забыли свои корни, мы готовы к единению». Это уже большой результат.

 

Политический обман

2009 год стал годом активизации критикующих деятельность Миллий Меджлиса организаций. Это может быть связано с тем, что оппозиция Меджлису стала востребована среди политических игроков Украины. Не находя поддержки Курултая крымскотатарского народа, ряд политических сил пытаются установить неформальный «патронат» над оппозиционными ему крымскотатарскими организациями с целью дискредитации органов национального самоуправления и его лидеров.

4 октября 2009 года в Судаке состоялось общенациональное собрание крымских татар, главными участниками которого стали общественные организации Мilli hareket partisi, Фонд исследовании и поддержки коренных народов Крыма, «Намус», «Ираде», «Аркъадаш», Исламская партия, отдельные соотечественники и зарубежные гости. Собрание, целью которого, по заявлению его организаторов, было обсуждение общественно-политической ситуации в Крыму и поиск путей выхода из создавшегося положения, если судить из СМИ и обнародованных обращений, оказалось способным лишь на критику деятельности Меджлиса, Курултая, Всемирного конгресса крымских татар.

Через некоторое время редакцию газеты «Авдет» посетили представители организации «Намус» и заявили, что в зачитанных на собрании обращениях не было слов о «национал-предателях» и это позднейшая подмена организаторов собрания.

Примечательно, что только через месяц после проведения собрания на страницах газеты «Голос Крыма» появилась первая официальная информация о деятельности общенационального собрания крымских татар, из которой стало известно, что на собрании кроме громких обращений принимались и другие решения. Оказалось, был создан национальный институт в виде Общенационального собрания, а также его Постоянный комитет.

Но самое интересное, что изначально допустив «всевозможные домыслы и суждения», комитет только спустя месяц посчитал необходимым пояснить, что «Общенациональное собрание, учрежденные им органы ни в коей мере не подменяют собой органы национального самоуправления крымских татар». Почему такое пояснение не было сделано сразу же, остается неизвестным.

 

Где вы активисты?

Важным политическим процессом, который начался в апреле 2009 года, и будет иметь продолжение уже в нынешнем году, стали выборы в местные меджлисы. Новшеством стало избрание членов местных органов национального самоуправления прямым тайным голосованием.

Проблематичным, как отмечают члены Комиссии по подготовке и проведению выборов местных меджлисов, оказалось то, что наши соотечественники слабо пользуются предоставленным им активным избирательным правом (правом быть избранным), чтобы стать участником системы национального самоуправления и своими усилиями решать проблемы народа, предпочитая обсуждать действия меджлисов на кухне, перед телевизором или на рынке, продавая помидоры и редис. Хотя такая проблема актуальна не для большинства крымскотатарских общин.

 

Вопрос не ко времени

Завершающим событием 2009 года стало проведение второй сессии Курултая крымскотатарского народа V созыва. Наиболее ожидаемыми вопросами стали необходимость определиться с кандидатом на пост Президента Украины, которого рекомендует соотечественникам Курултай, а также уход с поста председателя Миллий Меджлиса Мустафы Джемилева.

Принятые решения уже опубликованы и известны, однако хотелось бы сделать несколько ремарок.

Во-первых, несмотря на то, что в своем выступлении по  вопросу о новых положениях об органах национального самоуправления председатель Меджлиса отметил, «что в каких-то кардинально новых положениях нет никакой необходимости, а если у делегатов Курултая есть какие-то замечания к уже действующим документам, то следует идти по пути внесения поправок, а не составления совершенно новых документов», Курултай принял решение о необходимости продолжить работу этой группы, четко определив принципы, которые должны быть заложены в новые положения. Очевидно, что идея реформирования и дальнейшего развития системы национального самоуправления уже созрела в сознании делегатов и в ближайшее время следует ожидать результатов ее реализации. Первым таким шагом уже стало проведение выборов в местные меджлисы прямым тайным голосованием.

Во-вторых, всем понятно, что Мустафа Джемилев не мог не поставить вопрос о своей отставке на обсуждение Курултая, но мало кто до конца осознал, что в ситуации смены высшего руководства Украины согласится на его отставку со стороны делегатов Курултая было бы тактически непредусмотрительно. Да, возможно имеют место и неготовность потенциальных преемников взять на себя груз ответственности председателя Меджлиса, и страх утратить с уходом Мустафа агъа, определенные позиции в государственных структурах, и многие другие причины. Но определяющей, на мой взгляд, является  несвоевременность рассмотрения данного вопроса, как бы он, в конце концов, не разрешился.

В-третьих. Вопрос о духовном единстве крымскотатарского народа был инициирован Муфтиятом и касался, в первую очередь, деятельности религиозных сект среди крымских татар, одна из которых «Хизб-ут-Тахрир» резко активизировалась к концу года, предъявив претензии на посты имамов ряда мечетей Крыма. Естественно, что роль местных меджлисов и мусульманских общин в процессе противодействия посягательствам подобных организаций, а также возрождения религиозных традиций и сохранения духовного единства трудно переоценить.

 

Опубликовано Рубрики Без рубрики