Инчи БАУМАН

25.10.201012:24

член Международного комитета по делам крымских татар

Вашингтон, США

Мы создаем контакты с крымскотатарскими организациями из разных стран мира. Главным образом это Турция, где проживает значительная диаспора крымских татар, Румыния, Германия, Соединенные Штаты. Естественно, члены нашей организации есть и в Крыму.

Когда крымские татары приезжают в Вашингтон, допустим, учиться по стипендии Фулбрайта (ред. — Программа академических обменов им. Фулбрайта), мы непременно встречаемся и налаживаем контакты. Вторая, не менее важная цель, которую преследует наш комитет – пропаганда истории и культуры крымских татар.

Мы не политическая организация.

Самая крупная волна эмиграции в Америку началась в период, когда Крым был оккупирован немцами в годы Второй мировой войны. Беженцы, оказавшиеся в лагерях Германии, эмигрировали в Турцию, но позже, когда там разразился экономический кризис, большинство крымских татар переехало оттуда в США. В основном, в Штатах крымские татары проживают в Нью-Йорке. А это приблизительно 7-8 тысяч человек. Именно здесь в 61-ом году была создана Американская ассоциация крымских тюрков, благодаря которой у американцев крымскотатарского происхождения есть возможность общаться друг с другом, чтить свои традиции и даже создавать крымскотатарские семьи в Америке. Есть еще диаспора в Чикаго и других городах, но она совсем небольшая.

Мы стараемся освещать все значительные события, которые происходят в Крыму, на сайте нашего комитета. Также мы отслеживаем все новости, которые появляются в западной прессе. Иногда мы публикуем работы научных исследователей, связанные с Крымом. К примеру, совсем недавно известный ученый Отто Пол написал работу о ложном обвинении в государственной измене, которым заклеймили крымских татар. Это очень важная статья. Она переведена на турецкий язык и сейчас готовится к печати в журнале Emel.

На связь с нами выходят из Бразилии, Японии и многих других уголков мира. Крымские татары вне Крыма стремятся больше знать, как и чем живет крымскотатарское общество.

Крымские татары в США – это в основном представители среднего класса. Они учатся в вузах, они трудоустроены. Я полагаю, что большинство из них — специалисты в своих областях. Их дети – уже второе поколение миграции, и им уже более комфортно здесь. Но, если честно, чем моложе поколение, тем меньше его представители стремятся знать свои корни, традиции, язык. Совсем юные игнорируют свое происхождение, не осознавая этого. Но иногда, когда они вырастают, кровь берет свое. К примеру, недавно на нас вышел молодой человек из штата Алабама. Его дедушка был крымским татарином. Юноша позвонил нам в поисках информации и, быть может, моральной поддержки. Его дедушка скончался. Мальчик был подавлен. Он хотел как можно больше узнать о своем происхождении, о крымских татарах. Это было очень трогательно.

Есть много семей здесь, в которых матери ищут своим сыновьям вторую половинку крымскотатарского происхождения. И находят. В основном, молодые люди знакомятся на сборах Американской ассоциации крымских тюрков. Я знаю случай, когда молодой человек поехал в Крым в поисках семейного счастья. Что ж, он нашел его. Более того, он переехал в Крым.

Я родилась в Стамбуле и, наверное, больше позиционирую себя как турчанка. Но турчанка крымскотатарского происхождения. К сожалению, я не говорю на родном языке. Мамины предки были крымскими татарами из Румынии. Они переехали туда еще в 19 веке. Семья же моего отца родом из Ялты. Сохранилось полное генеалогическое древо по линии отца, начиная с 18 века. В моем роду были шейхи и муллы.

Моему дедушке было четырнадцать, когда он уехал в Стамбул, чтобы получить высшее образование. Февзи Алтуг — так его звали. Позже он познакомился с Исмаилом Гаспринским, стал его учеником и помощником. Долгое время мой дедушка работал в редакции «Терджимана», потом преподавал в турецкой школе. А в 1918 году он вернулся в Крым. Он создал школу в поселке Акмонай (ныне Каменское, Керчь), затем был заведующим отделом образования Судака. А потом началась германская оккупация, после – гражданская война и голод. Голод был страшнее всего, и дед, чтобы спасти семью, вместе с родными уехал в Турцию. И уже там родилась я.

Мой дедушка писал мемуары. Я их перевела на английский язык и выпустила книжкой, которая назвывается «Терновник. Воспоминая крымского татарина, националиста и педагога, в период Российской гражданской войны и голода 1921-1922 годов». Кроме того, есть еще книги с его стихами и статьями о Крыме, которые опубликованы на турецком языке.

В Штаты я приехала за высшим образованием. Получила государственную стипендию, потом закончила колледж, аспирантуру. Преподавала в университете штата Техас. Все это время я детально изучала и переводила работы своего деда.

В Крыму я была дважды. Здесь у меня есть близкие друзья и дальние родственники. Сейчас мне 71 год.

У нас нет возможности изучать крымскотатарский язык. Нет книг, англо-крымскотатарских словарей, грамматических справочников, всего того, на чем базируется изучение языка. Хотя к нам уже неоднократно обращались за помощью: «Мой отец – крымский татарин, я живу в Чикаго, и хочу знать его родной язык. Где и как это можно сделать?» Пока мы лишь разводим руками.

Подготовила АЙ-мелевШЕ, Вашингтон

Автор: Редакция Avdet

Редакция AVDET