К 25-летию акции против сообщения «ТАСС».

11.05.20160:19

АКЦИЯ ПРОТЕСТА 30 июля против "Сообщения ТАСС"

была разогнана милицией и дружинниками.

Прошло уже 25 лет со дня московских акций.

И когда вспоминаешь эти события, на ум невольно приходит злосчастное сообщение ТАСС и акция протеста напротив здания телеграфного агентства.

Делегация крымских татар ежедневно по утрам собиралась у здания ЦК КПСС с требованием встречи с Генеральным секретарем ЦК КПСС М. Горбачевым, но безуспешно. Затем небольшими группами, получив задания от более взрослых и опытных соотечественников (это могли быть поездки в редакции радио, газет, встречи с правозащитниками, деятелями культуры и искусств, организация акций по информированию людей о проблемах крымских татар и т.д.) отправлялись их выполнять.

23 июня мы вновь собрались у здания ЦК КПСС, а затем направились на Красную площадь для проведения демонстрации. Дошли лишь до собора Василия Блаженного, так как милиция перекрыла дорогу и не пускала на Красную площадь. Сели на землю рядом с собором, решили остаться здесь и не уходить до тех пор, пока не удовлетворят наши требования. А вечером представители сообщили о создании Государственной комиссии во главе с А.Громыко и о содержании "Сообщения ТАСС". Нашему возмущению не было предела. Кто-то плакал от обиды и непонимания, кто-то возмущался…

25 июля вновь прошли до Красной площади и провели демонстрацию. Мы скандировали: "Позор ТАСС!", "Горбачева!", "Родину!". Поднятые транспаранты "Хочу жить на Родине", "Демократия, гласность и для крымских татар", "Верните Родину крымским татарам, "Родина или смерть" говорили за нас. В этот день мы остались ночевать на площади. А утром вновь продолжили демонстрацию. С нами был и капитан Советской Армии, крымский татарин, фамилию которого, к сожалению, не помню. К нам не подпускали ни иностранных журналистов, ни просто граждан других национальностей. Милиции было больше, чем нас. Через милицейский кордон нам разрешали выходить по 1-2 человека, и то по нужде. Мы были окружены автобусами и водометами.

Было принято решение о проведении акции протеста 30 июля на Пушкинской площади напротив здания ТАСС. Но не всем делегатам удалось попасть на площадь, так как под предлогом "чрезвычайных обстоятельств" и в целях "наведения порядка в Москве", многих наших соотечественников схватили на квартирах, где они проживали, и некоторых отвезли в аэропорт, некоторых в отделение милиции, а некоторых привезли в Измайловский, в место, именуемое "Оленьи горки".

Участница этой акции протеста Лютфие Халилова, делегат из Узбекистана, вспоминает: "Когда милиция и дружинники набросились на нас, кто-то из мужчин дал команду: "Хватайтесь за руки и садитесь в круг". Участники акции так и сделали. Из "цепи", в первую очередь, стали вырывать мужчин, избивая, волокли к автобусам. Меня схватили за руки двое здоровых мужчин, после них долгое время не отходили синяки на руках. Я продолжала кричать "Позор советской милиции! Позор ТАСС!". Рядом была сильно сопротивляющаяся женщина, взяв ее за руки и за ноги, поволокли по земле к автобусу. Среди погромщиков, видимо, были люди, не имеющие отношение к правоохранительным органам. Одного из них стало колотить от увиденного. Думаю, что он и не подозревал о существовании национальной проблемы в стране и действия органов его шокировали. А еще помню, когда мы были на Красной площади, к нам присоединился молодой человек из Санкт-Петербурга и начал выкрикивать в нашу защиту. Группа наших ребят в целях его безопасности сопроводила его до поезда".

 

Из воспоминаний Сарие Хайтас из Абинска: "Когда мы добирались на Пушкинскую площадь, переход к площади был закрыт: якобы велись какие-то ремонтные работы. Нам пришлось пойти в обход. Со мной была Гулизар Джемилева и еще несколько женщин. На площади уже было достаточно соотечественников. По чьей-то команде "Садитесь и возьмитесь за руки", я не успела сесть, как у меня на коленях оказалась девушка. Площадь небольшая, и поэтому кто-то сесть не смог. Я и несколько женщин оказались в центре. Мы встали во весь рост и подняли плакаты. Народ скандировал "Позор ТАСС!". Начал моросить дождь. Когда нас растаскали по автобусам, к нашему автобусу прорвалась какая-та молодежь и начала кричать: "Виктория! Виктория! Мы с вами!". В автобусе мы вновь подняли плакаты. Размытая дождем черно-красная краска текла по нашим рукам как наши слезы"

Из воспоминаний Аблякима Рамазанова, делегата из Абинска: "Мы только вышли из метро, как милиция схватила меня. Я начал кричать и возмущаться. Сказал, что мне нужно на Пушкинскую площадь и что иду на акцию против сообщения ТАСС. Они ответили, что здание ТАСС находится через дорогу, а почему вы на Пушкинской собираетесь? Потом отпустили. Дошел до площади. Наших там было около 150 человек. Нас окружили три ряда курсантов. Меня схватили за руки и ноги. Начали выворачивать так, что казалось, вот-вот сломают. Я пнул с силой одного из них. Тот, раскричавшись, назвал меня продажной мордой. С нами была Алиме-апте Халилова и ее дочь Эльвира, ученица 10 класса. Нас закинули в каталажку".

Смаил Халилов представлял в Москве делегацию из Ленинского района Крыма. Он жил на квартире вместе с Эльдаром Шабановым. Из-за того, что органы выслеживали делегатов в Москве, им часто приходилось менять квартиры. "Во время акции на Пушкинской площади, – вспоминает он, – когда милиция решила нас разогнать, представитель с нашего региона дал команду сесть. Помню, как девочку лет 16-17 из Новой Баканки тащили к машине. Но не все поместились на площади. Меня схватили, оттащили в сторону стеклянной витрины какого-то магазина, начали скручивать руки, затем повезли в 127 отделение милиции г. Москвы."

Сестры Акимовы – Гульнара из Новоалексеевки и Гульфире из Мелитополя – тоже делились воспоминаниями об акции протеста против сообщения ТАСС. Гульнара вспоминает: "Когда пришла информация о необходимости выехать в Москву, жители Новоалексеевки тут же начали собираться. Незадолго до этого умер мой муж. Провела 37 дней дуа, а 52 дня провела в Москве, так как поехала в Москву с двумя маленькими детьми. Из 29 человек нашей делегации половину составляли женщины. Если мужья не могли ехать, ехали жены. В Москву делегатов отправляли из Новоалексеевки мой отец, Яхъя Джемилов, Мурадасил агъа Байрамов, Энвер Аметов, Мустафа Кокчи. Приехав в Москву, зарегистрировались, устроились на квартиру. С нами были брат Таир Яхъяев, его супруга Ленуре, соседка Нарие Исмаилова, Аким – фотограф, Ремзи и другие. Мы, оказывается, устроились на квартире у милиционера. Перед акцией против Сообщения ТАСС он стал говорить нам, чтобы мы никуда сегодня не ходили. Мой братишка Решид Джемилов всю ночь проговорил с ним. Не послушавшись, мы утром отправились на площадь. На площади нас окружили женщины-провокаторы и, размахивая зонтами, кричали: "Продажные! Дай нам волю, мы бы выкололи вам глаза!". Гульфире, встревая в мой разговор с сестрой, дополнила: "Первой взяли, скрутив руки мою алашку Мелек Яхъяеву, участницу войны. У нее вся грудь была в медалях ее супруга. Сестра Гульнара начала кричать "Позор ТАСС!". Милиция, набросившись на нее, закрыла ей кофтой лицо и начала тащить к каталажке. Я стала кричать: "Отпустите ее, она же задохнется!" Когда закинули нас в машину, молодежь стала читать патриотические стихи. Юноша Нариман из Новоалексеевки, высунув голову в окно, кричал: "Позор ТАСС! Позор милиции!" Ему чуть не оторвали голову".

Московские акции 1987 года, конечно же, были не первыми акциями в Москве. Были акции в Москве и в 1968 году, и демонстрация 6 июня 1969 года около памятника Маяковскому.

Но акции 1987 года отличались массовостью, хорошей организацией, долгосрочностью. Делегаты в Москве находились почти до середины августа. Более 2 тысяч представителей нашего народа приняли участие в этих событиях. Естественно, такой организации и массовости способствовала предварительная работа в местах проживания крымских татар. Были собраны десятки тысяч подписей под Обращением крымскотатарского народа к М. Горбачеву.

События 1987 года в Москве еще раз показали нежелание новой власти решать крымскотатарскую проблему и ознаменовались тем, что в Измайловском парке было принято решение о самостоятельном возвращении в Крым и проведении агитационной работы на местах проживания. Народ начал своими усилиями возвращаться на Родину – в Крым. Но это уже другая история.

"В сообщении ТАСС, опубликованном 24 июля 1987 года во всех газетах Советского Союза, исключительно крымским татарам приписывалось уничтожение других народов – русских, украинцев, евреев, греков, цыган. Для крымских татар сообщение прозвучало как гром среди ясного неба и вновь напомнило о печально известных временах. Инициаторы данного сообщения, как видно, предполагали поставить на место столь неумеренных в своих требованиях справедливости крымских татар, а заодно и одернуть кое-кого из представителей советской интеллигенции, набравшихся смелости подать в их защиту голос…" (http://www.sakharov-center.ru)

Миляра Сеттарова