МИФОЛОГИЯ КРЫМА Фиркович и идеологическая война. Д.В. Николаенко

11.05.20160:19

История Крыма идеологична по своей сути. Это район социокультурного переосвоения. Здесь происходит процесс переосвоения территории и, связанный с ним, процесс сотворения нужного образа прошлого. Не важно, что было, важно, что должно быть! По этой причине Фиркович давно и устойчиво фигурирует в идеологических текстах российских историков. Приведу два примера.

 

Зимой 1875 года Д.И. Иловайский опубликовал в журнале Министерства Народного просвещения статью «Болгаре и Русь на Азовском море». Это пример стандартного проявления русского имперского национализма. В главе «Гунны-Болгаре в Тавриде и на Тамани. — Соседство с Херсоном, Боспором и Готией. — Первый христианский князь у таврических Болгар. — Действие византийской политики», пишется следующее: «В IV веке по Р. Хр. почти прекращаются известия о самостоятельном Боспорском царстве, существовавшем на общих сторонах Керченского пролива, в конце X века на тех же местах, по нашим летописям является русское Тмутраканское княжество». То есть Крым – исконно русская земля.

Также поминается Фиркович: «Большое количество подобных свитков и надписей собрано было трудами еврея Фирковича. … Впрочем, г. Фиркович позволил себе внести много подделок в свое собрание, как это доказано преимущественно трудами г. Гаркави». То есть Гаркави выступает как решающий аргумент. Д.И. Иловайский не говорит в чем суть фальсификаций, ему было достаточно сослаться на Гаркави.

Отношение к Фирковичу, даже спустя столетие остается идеологическим. Именно по этой причине повторяются легенды о его активности, именно как фальсификатора. Приведем современный пример.

Андрей Воронцов в статье «Неизвестный Крым» («Наш современник» №4, 2002) пишет следующее: «Автор последней версии Авраам Самуилович Фиркович, называемый в свое время просветителем караимского народа, пользовался большим доверием и поддержкой Николая I и Александра II. Сам он едва ли был этническим караимом, так как родился в Луцке, в 1787 году, хотя и являлся членом местной караимской общины. Учиться он начал лишь в 25 лет. Со временем Фиркович стал одним из крупнейших в мире собирателей древнееврейских рукописей, но как ученый оказался совершеннейшим авантюристом. После смерти его обнаружилось, что он фальсифицировал надгробные надписи в Иософатовой долине и средневековые рукописи, удревняя на тысячу лет и больше истинные даты. Поэтому относиться к его версии в целом серьезно невозможно…

… Труды ли Фирковича, или прежняя слава загадочного центра иудаизма на Черноморском побережье, сделали мало кому известный ныне за пределами Крыма Чуфут-кале обязательным местом посещения царственных особ. Начиная с Екатерины II, все российские императоры, исключая Павла I, правившего недолго, удостаивали своим вниманием “жидовский городок”! А ведь есть на Руси православные святыни, где цари вообще никогда не бывали! ….

… Русские князья — Бравлин Новгородский, Владимир Киевский — крестились в Крыму, но, покуда им владела Византия, русичи (исключая тмутороканцев) большого интереса к Таврике не проявляли, хоть и называлось Черное море Русским, а вот когда вслед за татарами пришли в Крым турки и Православие здесь пало, то мы поняли, что потеряли. Возвращались долго, упорно — более трехсот лет. Бились не за территорию, а за мост из прошлого, который приведет в будущее — в Третий Рим. Не о стратегической важности Крыма писал Екатерине II Потемкин, убеждая ее присоединить полуостров к России, и не о его экономическом значении, а прежде всего — о духовном: “Таврический Херсон! От него проистекло к нам благочестие…

Вот и сегодня обретение Крыма стало не столько политической или военной проблемой, сколько духовной. Святыни возвращаются, если мы их достойны. А если Крым нам нужен, чтобы отдыхать, тогда следует учиться у американцев, как захватывать места отдыха — разные там Гавайи, Пуэрто-Рико. Но ведь даже захватив, нельзя получить гарантию, что не потеряешь, как это было с “Союзом нерушимым”…

 

…Все у нас будет: и Крым, и весь бывший Союз, — но лишь тогда, когда мы, как встарь, будем этого достойны».

Комментарии излишни. Диагноз – тмутораканцы. Типичный и малоинтересный национализм, который в любом проявлении – русском, еврейском, американском мало интересен и примитивен. В данном случае важно, что однозначно и уверенно говорится о Фирковиче как о фальсификаторе. Вопрос не требует обсуждения.

Оказывается Фиркович «едва ли был этническим караимом». «Учиться он начал лишь в 25 лет». В сочетании с двумя классами образования, это выглядит очень мило. Кто-нибудь видел такое? Человек пошел в первый класс церковно-приходской школы в 25 лет! Правда, «со временем Фиркович стал одним из крупнейших в мире собирателей древнееврейских рукописей, но как ученый оказался совершеннейшим авантюристом».

Вопрос был ясен для Иловайского в 1875 году. Вопрос столь же ясен для Воронцова в 2002 году. За 127 лет в российской интерпретации вопроса о Фирковиче как фальсификатора нет никакого продвижения, кроме появления новых деталей. Мы все больше узнаем про этого человека. Интересно, что про него скажут через следующие 127 лет? Он одинаково раздражает российских националистов во все времена. Почему? Потому, что он Фиркович. Потому что он эксперт мирового уровня, которого можно убить, но который никогда не станет ориентироваться на идеологию государства российского в своей профессиональной работе.

 

Диагноз

В оценке Фирковича различными российскими авторами важно следующее: меняются специальности авторов, пишущих о Фирковиче, проходит время, неизменным остается только стандарт оценки Фирковича: «Фирковича не читал, но о том, что он фальсификато, знаю».

Это не частность, а стандарт оценки потенциально враждебных российской СКС авторов. Важен не Фиркович, а миф о нем. В российской СКС такое случается часто, как в «Поручике Киже» или многих иных произведениях. Случай описан в литературе многократно. Неудобный и высокопрофессиональный Фиркович заменен на удобный в употреблении миф, которым оперируют российские идеологи и ученые. Каждый поминает Фирковича по своему, у каждого свой маленький и странненький Фиркович. Нет специалиста мирового уровня, зато есть марионетка, с ограниченным набором функций и надписью “Made in Russia”.