Певица, достойная памятника

11.05.20160:19

Как-то в середине 70-х годов я приехал в гости к родственникам, проживавшим в Узбекистане. Пока я находился у них, они часто слушали какую-то восточную музыку, ставя на проигрыватель грампластинку. И тогда, как я узнал позже, звучала прекрасная и мелодичная крымскотатарская песня в чьем-то замечательном музыкальном сопровождении. И песня, и музыка настолько понравились мне, что запомнились навсегда. В те дни я не запомнил только имени певицы. О ней самой тогда ничего не сообщалось, и если что-нибудь было известно, то только из уст самих крымских татар. Говорили лишь, что она так же как и все ее соотечественники находилась в местах депортации.

Через несколько лет уже в Москве мне довелось вновь услышать в записи впечатлившую когда-то меня песню и музыку. Позже я даже приобрел пластинку и сам мог слушать при желании понравившиеся мне песни. Вот тогда-то я узнал и запомнил имя и фамилию этой выдающейся певицы. Исполнительницей была знаменитая крымскотатарская певица Сабрие Эреджепова. В то время грампластинки с песнями "Учма каргъам" и "Гине анъдым яр сени" в ее исполнении, которые мне довелось услышать в Узбекистане, были почти в каждой крымскотатарской семье. А саму Сабрие Эреджепову, несмотря на то, что она была одной из самых известных и признанных певиц из крымских татар, также постигла весьма трагическая судьба. Она была осуждена на длительный срок тюремного заключения, хотя вскоре была освобождена и реабилитирована. Но, несмотря на свою незавидную судьбу, она все же оставалась оптимисткой и могла петь такие замечательные песни.

Слушая время от времени ее песни, я особенно и не задумывался об облике певицы. Но вот однажды, будучи у знакомой Сеитхалиловой-Аметовой Джевиде в гостях в Москве, мы рассматривали старые фотографии. Одна из фотокарточек чем-то привлекла мое внимание. На ней были сняты несколько человек сидящих на постеленном коврике. Снимок был сделан в роще, на берегу моря, в Сухуми в 1964 году.

 

Увидев, как я внимательно рассматриваю фотографию хозяйка начала перечислять имена людей на снимке. Среди прочих назвала и Сабрие Эреджепову, а также вкратце рассказала об истории появления крымских татар в Абхазии, людях, запечатленных на фотоснимке. Крымские татары в разное время и разными путями оказались в столице Абхазии – Сухуми. Первыми приехали из Марийской АССР, депортированные туда после войны. Другие – из Узбекистана, например, сама Джевиде-апте, приехала из города Янгиюль, а ее муж Аметов Али из столицы Казахстана – Алма-Аты. Всего в Сухуми тогда проживало около 100 семей. Татары даже выстроили небольшую улицу, которую называли между собой Озенбашлы. Жили они со всеми очень дружно. Среди друзей были представители разных национальностей. Татарские свадьбы, как правило, и здесь игрались очень весело, с музыкой и с большим количеством гостей. Хорошим организатором был Аметов Али, он открыл чебуречную на берегу моря, где татары часто встречались. Он также организовывал поездки за город на пикники. Вот одна из таких встреч-пикников и запечатлена на фотографии. Пикник был организован в честь приглашенной и приехавшей в Сухуми знаменитой крымскотатарской певицы Сабрие Эреджеповой. По этому поводу был зарезан баран, из свежего мяса которого приготовили шашлык. Известная певица, имея замечательный неповторимый голос, не отказала присутствующим в просьбе спеть им песни, которые все с удовольствием и слушали. Во время исполнения одной из этих песен ее также и сфотографировали. Кроме того, она исполнила экспромтом песню в благодарность Джевиде-апте за оказанный радушный прием. Все услышанные здесь песни Джевиде-апте записала на магнитофонную пленку. Некоторые из них нигде больше не записывались, и, пожалуй, в единственном экземпляре, сохранились только у нее. И потому эти записи, как и фотографию, Джевиде-апте хранит как самые ценные семейные реликвии. В одной из песен поется об обязательном возвращении крымских татар на свою родину – прекрасный Крым. С тех пор прошли годы. Некоторых запечатленных на фотографии людей уже нет среди живых. Нет в живых и самой великой певицы. Но как обладательница огромного таланта певица надолго сохранится в памяти своего народа, уже постепенно возвращающегося на свою родину. Эта память переживет и эту сохранившуюся редкую фотографию. Пока же я еще имею возможность подержать ее в своих руках. Итак на фото слева направо: Сеитхалилова-Аметова Джевиде, Урие (жена врача Велиши, фамилия неизвестна), Эреджепова Сабрие, Велиша (муж Урие), известный врач, родом из Уркусты, Аметов Али (муж Джевиде) из Евпатории, Сары Ибраим (бывший танцор татарского театра в Симферополе) он в белой майке, рядом Зоре-апте известная крымскотатарская активистка и Аметов Феми, бывший фронтовик.

Так вот для меня совершилось маленькое, но приятное открытие.

Фарид МУРТАЗИН