Рискнув, пригубим ли мы шампанского? [Нариман ДЖЕЛЯЛ]

11.05.20160:19

Несомненно, необходимость что-то поменять в системе национального самоуправления крымскотатарского народа назрела, и это ясно почувствовалось на последней сессии Курултая. На обсуждение делегатам был представлен ряд проектов, предлагавших достаточно существенные изменения в существующую и для многих ее участников привычную систему национального самоуправления. В результате, на Курултае была создана рабочая группа, главной задачей которой стала обработка поступивших документов и новых предложений, чтобы представить делегатам новый проект или проекты документов, которые внесут изменения в устоявшуюся систему самоуправления. Будучи секретарем этой рабочей группы, которая повела ряд заседаний и уже наработала определенный материал, я могу судить, что предлагаемые изменения носят существенный характер, последствия которых достаточно трудно просчитать.

В этой связи, я хотел бы обратить внимание на ряд проблем, которые следует, на мой взгляд, учесть при разработке, обсуждении и голосовании за те или иные изменения в системе национального самоуправления.

Во-первых, любая система управления требует определенных ресурсов, как для поддержания собственной жизнедеятельности, так и для осуществления возложенных на нее задач. Речь идет в первую очередь о финансовых и материальных ресурсах. У государства и системы местного самоуправления для этого предусмотрены соответственно государственный и местные бюджеты, пополняемые за счет части доходов населения и юридических лиц. То есть люди платят государству за предоставляемые им услуги, а именно, управление обществом. 
Наша национальная система самоуправления лишена подобного источника существования и обеспечения ее деятельности, которую на данный момент заменяют добровольные пожертвования и поступления от физических и юридических лиц. Как вы понимаете, подобный источник достаточно нестабилен, и эта нестабильность автоматически передается самой системе.
Попытки некоторых активистов национального движения говорить о необходимости внедрения национального бюджета, пополняемого за счет населения, пока не получили сколько-нибудь значительной поддержки не только среди населения, но и среди большинства делегатов Курултая. Хотя сама по себе идея национального бюджета несет в себе огромный потенциал для развития, как системы национального самоуправления, так и крымскотатарской нации в целом.
Гораздо более привлекательной, по мнению многих активистов, является спонсорская помощь крымскотатарских предпринимателей. Здесь хочется напомнить одну известную фразу: «Кто платит, тот и заказывает музыку». Мне не хочется чем-то обидеть наших предпринимателей, но более позитивной, на мой взгляд, будет ситуация, когда музыку будет заказывать народ, тогда сама система будет более независимой от чьих-либо корпоративных интересов. 
Возвращаясь к реформированию, которое предполагает значительное расширение системы национального самоуправления, следует обратить особое внимание за счет каких средств она будет существовать и функционировать. Иначе, меня особенно поймут те, кто хотя раз пытался найти средства под какой-либо проект, реформа грозит остаться красивой идеей на бумаге или, если найдутся спонсоры, система может оказаться в ситуации, когда ей придется отрабатывать затраченные на нее средства. Благотворительность, особенно в политике, у людей бизнеса не в чести.

Во-вторых, еще одним элементом фундамента любой системы управления, наряду с финансовыми и материальными ресурсами, является ее поддержка населением или, как принято говорить в политической науке, ее легитимация. Легитимность власти, а система национального самоуправления представляет собой определенный вид власти, означает признание и поддержку этой власти со стороны того населения, на которое эта власть и распространяется. Легитимность власти это один из важнейших ресурсов системы управления дающий ей необычайную силу – право выступать от имени определенной совокупности людей, в нашем случае от имени целого народа.
Легитимность может проявлять себя по-разному: путем добровольного внесения части доходов в бюджет, через активное участие в выборах и других формах прямой демократии и т.д. Не путайте, речь идет не о поддержке тех или иных политических сил и политиков, а о системе управления в целом.
Так вот, сегодня поддержка крымскотатарским населением системы Курултай-Меджлис достаточно велика, хотя и ставится рядом делегатов Курултая, активистов национального движения, оппонентами Миллий Меджлиса под сомнение. В связи с реформированием существующей системы возникает естественный вопрос, не утратит ли система поддержку населения в результате ее трансформации, не создадим ли мы структуру, которая окажется оторванной от населения, интересы которого она классически призвана обслуживать?

 

В-третьих, широко известно, что деятельность Курултая и Меджлиса находится под пристальным вниманием оппонентов, предпринимающих неоднократные попытки обуздать волю народа заключенную в системе Курултай-Меджлис, и, если не уничтожить, то хотя бы подчинить ее деятельность своим интересам, сделать послушной, «легализовать» Миллий Меджлис.
Достаточно подвижная система национального самоуправления крымских татар, именно благодаря своей относительной структурированности, слабой иерархичности, пока имеет возможность ускользать из цепких лап охотников за ней. Конечно же, немаловажную роль играет в этом плане и упомянутая нами поддержка этой системы крымскотатарским населением. Реформирование же системы, предполагающее ее расширение, отягощение, скажется и на ее способности к движению, что очень важно в виду пока что слабой возможности народа защитить ее другими способами, например, применением силы (в государстве с этой целью формируются армия и правоохранительные органы). Готовы ли мы к этому? Есть мнение, что на данном этапе развития крымскотатарской нации наиболее эффективной формой самоуправления остается национальной движение, как более подвижное и способное к мгновенной трансформации, по сравнению с жесткой иерархической системой власти. Именно это свойство позволило уберечь «нелегальный национальный парламент» от «легализации», главной целью которой является получение возможности при помощи юридических зацепок и обводов обездвижить высший представительный орган крымскотатарского народа, а, следовательно, и сам народ.

И, наконец, последнее и, наверное, самое главное. Не секрет, что крымскотатарский политикум не является однородным по своему составу. К сожалению, его деление на различные группы влияния происходит далеко не по идеологическим расхождениям, а по иным основаниям, о чем позволяют говорить действия и заявления этих групп. Соответственно между этими группами происходит не идеологическая борьба, а политическое соперничество. 
В связи с реформированием системы национального самоуправления возникает опасение, чтобы реформа не стала ареной межкорпоративной борьбы, разменной монетой.
Достигнут ли эти группы согласия в понимании того, что устойчивость всей системы, ее эффективность гораздо выше корпоративных интересов и даже напрямую обуславливает существование самих этих групп.

Данные замечания и опасения ни в коем случае не продиктованы желанием противостоять реформированию системы Курултай-Меджлис, но высказаны с целью обратить внимание тех, кто проявит намерение участвовать в этом процессе словом или делом, проявить глубокую проницательность и заботу о национальных интересах.