М.Джемилев: Ненасильственные принципы отстаивания прав более эффективны

11.05.20160:19

– В обществе и среди некоторых экспертов бытует мнение, что Крым – это потенциальная "горячая точка". Дескать, Крым еще может "взорваться". При всей кажущейся абсурдности этого мнения нельзя отрицать, что оно существует. Чем оно подпитывается? Кто заинтересован в этом?

– Если вести непродуманную политику, то в "горячую точку" можно превратить практически любой регион страны и даже всю страну.

К тому же Крым имеет ряд особенностей и проблем, которые несколько облегчают работу тех, кто может задаться подобной целью. Во-первых, большинство населения полуострова составляют этнические русские. Причем, значительную их часть составляют люди, которые прибыли в Крым сравнительно недавно – преимущественно после депортации в 1944 году его коренного народа. У них более прочные связи со своей исторической родиной – Россией. Настрой у них более пророссийский, чем в иных тоже преимущественно русскоязычных регионах Украины, и, соответственно, в Крыму большое обилие сепаратистски настроенных русских и так называемых "казачьих" полувоенных организаций. Во-вторых, крымские татары, которые уже 20 с лишним лет возвращаются на свою родину после полувековой ссылки. В течение многих десятилетий советская власть для оправдания преступной депортации вела интенсивную пропаганду против этого народа в Крыму. Разумеется, это не прошло бесследно, результаты отражаются на межнациональных отношениях и сегодня. К тому же крымские татары абсолютно не разделяют пророссийских устремлений большинства. Все эти факторы пытаются с переменным успехом использовать те или иные силы, как в Украине, так и за ее пределами, которые заинтересованы в дестабилизации.

– Когда в 2008 году произошла война в Грузии, то активно обсуждалась возможность повторения аналогичного сценария в Крыму. Тогда Путин отрицал возможность российского военного вмешательства в случае возникновения "горячего" противостояния в Крыму. Но если такое противостояние случится, останется Россия действительно в стороне или все же вмешается?

– Путин в свое время категорически отрицал возможность военного вторжения России и в Грузию. А что случилось несколько позже – в августе 2008 года, вы хорошо знаете. Поэтому не стоит прогнозировать какие-то события, ссылаясь на слова и заявления обитателей Кремля. Впрочем, и отрицал он возможность вмешательства в противостояние в Крыму, насколько помнится, мотивируя тем, что, дескать, там пока русских не обижают. Но завтра могут решить, что все-таки обижают. И вообще, вряд ли что-то "горячее" может произойти в Крыму без прямого или косвенного участия самой России и ее спецслужб.

– МИД России назвал правовой статус о. Тузла неопределенным. Тогда почему строительство дамбы заморожено с 2005 года, и этот спорный вопрос больше не поднимается? Ведь Путин ранее заявил, что признает нынешние границы Украины?

– Насчет признания Россией суверенитета Украины над Тузлой (по-крымскотатарски "Тузлу", т.е. "соленый") выглядит несколько туманно. После конфликта вокруг этого острова в 2003 году и последующих переговоров МИД России заявил, что все-таки Тузлу и прилегающие к острову воды считает украинскими, но потом это заявление российской стороной было дезавуировано. Последовало новое заявление, суть которого сводится к тому, что статус острова неопределенный, поскольку еще не установлена четкая граница между двумя странами в Керченском проливе, в Азовском и Черном морях.. В то же время, Россия не хочет определять границы по этому проливу в соответствии с нормами международного права, а настаивает, что пролив должен быть "общего пользования", ссылаясь при этом на то, что в советский период между "советскими республиками" не было разделения водных границ. То есть могут признать Тузлу территорией Украины, если выдавят у нее другие уступки. Такие вот "братские отношения". А строительство дамбы с российской стороны остановили на расстоянии около 100 километров до Тузлы, поскольку если подойдут впритык, то неминуем крупный скандал. А этого России, видимо, пока не нужно.

– Для чего Крым нужен России: для реализации имперских амбиций? Избавления от финансовых и политических проблем с базированием ЧФ? Давления на Украину или давления на Турцию из-за напряженности вокруг строительства газопровода "Южный поток"?

– Первые три мотива, разумеется, присутствуют в определенной пропорции, но четвертый – вряд ли, поскольку особой напряженности в вопросе газопровода "Южный поток" нет, ибо проложить его планируется, минуя территории и Украины, и Турции. Это чтобы они не заработали на транзите. Еще один штрих к нашим "братским отношениям". А вообще Россия, как об этом свидетельствует ее история, не откажется ни от какого территориального приобретения, даже если приобретенные территории будут приносить больше проблем, чем пользы.

– Насколько сейчас в Крыму имеется турецкое присутствие? Есть мнение, что крымские татары заручились поддержкой турецких единоверцев. Что это за ситуации, когда может потребоваться такая поддержка?

– Если не причислять к этому "присутствию" крымских татар, которые составляют 13% населения автономии и являются очень близкими по языку и культуре к туркам народом, то практически никакого турецкого присутствия в Крыму нет. Никаких "заручений", если имеются в виду договоренности, у крымских татар ни с какой страной, разумеется, не было и не может быть, ибо это прерогатива государства, а не проживающих в этом государстве отдельных этносов. Но есть выражение премьер-министра Турции Реджепа Эрдогана, которое он высказал на встрече с президентом Украины и которое сводится к следующему: "Крымские татары очень близкие нам родственники, но одновременно и очень лояльные к своей стране граждане Украины, являются как бы мостом дружбы между нашими странами. И прочность этого моста в значительной мере будет зависеть от того, в какой мере будут соблюдаться законные права крымских татар". Впрочем, соблюдение законных прав своих граждан является залогом добрых отношений не только с Турцией, но и со всеми цивилизованными странами.

 

– Могут ли некие интересы Турции в отношении Крыма стать поводом для каких-либо жестких действий со стороны этой страны?

– Каких-либо особых интересов у Турции в Крыму нет, ибо турки так же как и британцы, давно отказались от имперских амбиций. Но 80-миллионная Турция, где, кстати, не менее 5% населения составляют потомки выходцев из Крыма, не будет равнодушной, если будут грубо попираться права крымских. Не позволит оставаться равнодушной общественность страны.

– В нынешней ситуации Украине на внешнеполитическом фронте лучше укреплять отношения с мусульманской, но проевропейской Турцией или тоталитарной, но ментально и культурно схожей Россией?

– Украина должна строить отношения с другими государствами, исходя из своих национальных интересов, независимо от того, на каком языке говорят в той или иной стране или какую религию там исповедуют. В конце концов, голодоморы 30-х и 40-х годов, унесших миллионы жизней украинцев, массовые расстрелы по политическим или классовым мотивам в Украине устраивали не Турция или Америка, а "ментально и культурно схожие". С Россией тоже, конечно, необходимо строить дружественные отношения, но не на пресловутой "братских", а на равноправных и взаимовыгодных основах.

– Ходили слухи о том, что якобы в Крыму существуют тренировочные лагеря ваххабитов. Так ли это? Откуда берутся эти слухи, кто их распространяет?

– Насколько помню, последнее громкое заявление о существовании тренировочного лагеря ваххабитов в Крыму прозвучало из уст бывшего спикера АРК и лидера крымских коммунистов Л.Грача примерно в 2005 году. В своем официальном заявлении в адрес СБУ он говорил о базе боевиков-ваххабитов в числе около 30-40 человек в горах Ай-Петри. Сотрудники СБУ тщательно прочесали Ай-Петри и действительно обнаружили лагерь, где было 5-6 человек лиц со славянскими фамилиями, которые назвали себя последователями духовного центра "Айфаар" (Высшего коллегиального разума Вселенной), то есть некой эзотерической организации, созданной в 2000 году жителем Ялты О.В.Орисом. Но это не помешало Л.Грачу потом сообщить в прессу, что благодаря его заявлению СБУ удалось ликвидировать тренировочный лагерь боевиков-ваххабитов под названием "Айфаар". Но, вообще, в Крыму и в целом в Украине, как и в других странах, есть, конечно, и ваххабиты, и "хизбы", и салафиты, которые исповедуют или заявляют, что исповедуют нетрадиционные для Крыма формы ислама и которые отнесены к категории радикальных. Время от времени сообщается, что у того или иного из них обнаружили во время обыска оружие. Но, я думаю, что если провести "шмоны" по всей Украине, то оружия можно будет собрать достаточно много и у представителей других вероисповеданий, а еще больше у неверующих. И вряд ли в расчете "на душу населения" у ваххабитов окажется этого оружия значительно больше, чем у других категорий. Поэтому, не стоит преувеличивать милитаристские тенденции среди исламских сектантов.

– Возможны ли конфликты на полуострове между крымскими татарами и славянским населением? На какой почве они могут произойти?

– Негативное отношение к крымским татарам в Крыму, которое культивировалось в Крыму советской пропагандой для оправдания своих преступлений против этого народа, в значительной мере продолжает сохраняться и поддерживается шовинистически настроенными средствами информации и десятками пророссийских и "казачьих" организаций. Любым столкновениям между людьми, пусть даже на самой что ни на есть бытовой почве, они пытаются придать межнациональную окраску, если одной из сторон конфликта являются люди крымскотатарской национальности. Причем, обязательно обвинят во всем "незаконный татарский Меджлис". В такой атмосфере, конечно, очень затруднительно исключить возможность и крупномасштабных столкновений.

– Представим следующее. К власти в стране приходят радикальные силы, действия которых носят крайне агрессивный характер по отношению к крымскотатарскому народу. Насколько население готово консолидироваться для отпора?

– В течение многих лет мы проповедуем, что при любых обстоятельствах следует придерживаться принципов ненасилия и добиваться своих прав исключительно демократическими ненасильственными методами. Это и гуманно, и, самое главное, более эффективно. А консолидированность крымских татар вокруг избранного ими самими представительного органа, как об этом свидетельствуют социологические исследования, пожалуй, наивысшая, по меньшей мере на территории Украины.

– Способна ли украинская власть спровоцировать противостояние, копируя Россию с ее чеченской войной и террористами, для поднятия своего рейтинга перед выборами?

– Я бы не стал говорить в целом обо всей украинской власти, поскольку там есть разные люди, в том числе и очень порядочные, беспокоящиеся об имидже и благополучии своей страны, не имеющие никаких ксенофобских комплексов. Но в Украине, как во власти, так и вне есть, конечно, и придурки. Помню, один типчик, который не так давно очень часто мелькал на экранах телевизоров в качестве политического комментатора, проповедовал, что Украине для ее укрепления и самоутверждения нужна хотя бы маленькая победа, например, над крымскими татарами. То есть имелось в виду спровоцировать их на какой-то серьезный конфликт и потом "победить". Почему-то он решил, что обязательно будет победителем и до него самого никак не доберутся. Кроме того, Украина все-таки не Россия, и не все, что могут себе позволить власти там, получится и у нас.

Сокращенный вариант интервью

был опубликован в журнале

CODE 12 апреля 2012 года.