Последний бастион

11.05.20160:19

Только месяц назад закончился учебный год, а подготовка к новому уже идет полным ходом. Подготовки требует и образование на крымскотатарском языке.

Как раз в этот период начинается агитация родителей отдавать своих детей в классы с крымскотатарским языком обучения. Почему агитация? Да потому что далеко не все родители будущих первоклассников видят необходимость и проявляют желание обучать своих чад на крымскотатарском языке.

Причины такого отношения к родному языку из года в год не меняются. Особенно смешно слышать такие из них: мой ребенок не будет в достаточной мере знать русский и украинский языки, что перекроет ему путь в успешное будущее. Это в нашем-то обществе, где везде звучит русская и украинская речь. Да и в национальных школах и классах уроков русского и украинского языков никто не отменял. Самым главным опровержением всех отговорок родителей является тот факт, что во всех уровнях олимпиад по перечисленным языкам ученики национальных школ и классов предстают неизменно в самом выгодном свете. Еще есть мнение, что выпускники национальных классов и школ не смогут поступить в вузы. Однако и это заблуждение. Статистика показывает, что большинство из них успешно поступают и оканчивают университеты. А вообще, по большей мере, все зависит от самих детей и родителей.

Что касается остальных предметов, хотелось бы, конечно, чтобы преподавание в старших классах велось на таком уровне, которое дало бы родителям основание считать, что научившись химии и физике на крымскотатарском языке, ученики не понимали их на других языках. Но это только в наших далеких мечтах – в Крыму нет высококвалифицированных учителей-предметников, преподающих на крымскотатарском.

Еще одна причина: мы (родители) не сможем помогать ребенку с уроками, так как не владеем в достаточной мере крымскотатарским языком сами. Дорогие родители, английским тоже не многие из вас владеют в совершенстве. Однако вы не ищете школы, в которых английский не изучают. Правильно, потому что понимаете: без английского в современном мире никуда. Но как вы можете отнимать у детей право знать родной язык? Не боитесь, что, повзрослев, дети будут упрекать вас в таком решении? Неужели вам не становится стыдно, когда вы сами не можете объясниться со стариками или обращающимися к вам на крымскотатарском языке? Вы хотите этого и для своего ребенка? И потом, крымскотатарского от детей не будут требовать чего-то сверхъестественного, это ведь школа, а в школе учат.

Многие родители то ли в поисках хорошего уровня преподавания, то ли руководствуясь престижностью, отдают детей в гимназии, лицеи. Но лишь в единицах гимназий изучают крымскотатарский хотя бы как предмет. Таким образом, дети вырастают хоть и подкованными в других предметах, свободно владеющими иностранными языками, но абсолютно не знающими родной язык. Конечно, спорить с тем, что эти учебные заведения, действительно, дают высокий уровень знаний, не приходится, поэтому похвально, что крымскотатарские дети получают среднее образование именно в таких школах. Но в таком случае родители обязаны обеспечить в доме такую атмосферу, в которой ребенок будет знать родной язык. К сожалению, с этим справляются не многие. На помощь к ним приходят развлекательные детские программы на крымскотатарском языке, мультфильмы, которые переведены силами творческих коллективов радио Мейдан и телеканала АТР, яркий красочный журнал для детей "Арманчыкъ", который с недавнего времени издается в Симферополе и т.д.

А у некоторых желающих нет возможности получать среднее или начальное образование на родном языке. Одной из причин является относительная отдаленность школы с крымскотатарским языком обучения, количество детей, не позволяющее открыть класс с крымскотатарским языком обучения.

Примером может служить недавний случай в селе Журавли Сакского района. Из 19 будущих первоклассников – 15 крымские татары. Но родители отказывались писать заявления для того, чтобы можно было открыть класс с крымскотатарским языком обучения. Чтобы переубедить их, понадобилось немало усилий. По словам председателя Сакского регионального меджлиса Зевджета Куртумерова, неоднократно проводились собрания с родителями, где их призывали дать возможность своим детям учиться на родном языке. В результате даже один родитель не крымскотатарской национальности решил отдать ребенка в национальный класс. Подобные затруднения возникают не только в этом селе. По словам З.Куртумерова, в селе Вересаево, к примеру, ученики крымскотатарской национальности в школе составляют 62%, первоклассников тоже много, однако получить заявления от родителей первоклассников не удается. "Самое главное – заявления от родителей. Далее все зависит от администрации школы. По поводу Журавлинской школы я готовил обращение в Министерство образования и получил ответ, что класс с крымскотатарским языком обучения будет открыт", – сообщил глава регионального меджлиса.

_________________________________________

Ахтем РЕССУЛ:

"Я не вижу своего сына ни в какой другой школе, кроме национальной. С детства он говорит только на крымскотатарском языке, правда, взрослея, смотря телевизор, научился и русскому, и украинскому. Но в семье мы с ним говорим исключительно на родном — даже рефлекс выработался у нас, родителей, — не можем говорить с ним на других языках. Параллельно он учит английский. Я доволен, что придя в первый класс, мой сын будет знать уже четыре языка. Да и атмосфера в крымскотатарской школе абсолютно другая — здесь нет развратности, вседозволенности, беспредела, который нередко можно встретить в других школах. А в крымскотатарской школе, я обратил внимание, абсолютно другое поведение как у учителей, так и у детей".

_________________________________________

 

Печален тот факт, что в Сакском районе, где 20% населения составляют крымские татары, всего в 4 школах есть классы с крымскотатарским языком обучения.

Торможение вопроса с открытием классов с крымскотатарским языком обучения происходит и благодаря администрациям школ, в чьи интересы абсолютно не входит открытие классов, особенно, если требуется приглашать учителей, готовых работать в этих классах. Это означает, что свои – родные учителя, не преподающие на крымскотатарском, – остаются без работы.

В Родниковском сельском совете 36 потенциальных учеников национального класса. Родители каждого из них выразили желание отдать своего первоклассника в национальный класс. Однако в школе нет учителя, который принял бы этих деток. "Оба учителя начальных классов, преподающих на крымскотатарском языке, заняты: ведут 3й и 4й классы. В прошлом году национальный класс у нас не открывали. В этом году все родители изъявили желание обучать детей в крымскотатарском классе", – рассказала родительница Мерьем Абляджиева. По ее словам, администрация школы говорит родителям, что открытие национального класса невозможно из-за отсутствия учителя.

Мы поинтересовались у начальника отдела образования Симферопольского района Светланы Дмитровой, как нужно было поступить администрации школы в данном случае. Она сообщила, что администрация школа должна была направить обращение в отдел образования, а там уже подобрали бы учителя для этой школы. Но она также сообщила, что детей, как бы там ни было, разделят на два класса, так как по государственным требованиям, наполняемость классов не должна превышать 30 учеников. То есть в Родниковскую школу нужен не один, а два учителя, если все родители будут настаивать на обучении их детей в национальном классе.

По поводу этой проблемы "Авдет" пообщался и с педагогическим коллективом КИПУ, который готовит специалистов по начальному образованию с правом преподавания на крымскотатарском языке. Там нам ответили, что при возможности 95% их выпускников готовы работать в школах. "Любой выпускник нашего факультета с радостью бы отозвался на предложение принять под свое шефство первоклассников", – сказали нам.

Статья не просто так называется последним бастионом. Последним бастионом в такой плачевной ситуации с образованием на крымскотатарском языке является семья, в которой язык имеет последний шанс сохраниться.

Сейчас в атмосфере всеобщего обсуждения законопроекта о языках, невольно задумываешься над тем, что мы не пользуемся тем, что у нас пока есть. Мы равнодушно относимся к своему праву на получение образования на родном языке. Крымскотатарский язык загоняют на затворки расписания, сокращают часы, но ни один из нас не вышел на демонстрацию или митинг, чтобы заявить о своем недовольстве. Мы всем своим видом показываем – нам безразлично, что творится с нами, крымскими татарами, и с нашим родным языком. Такими темпами он превратится в такую себе тюркскую латынь – мертвый язык.

А что будет потом?

Азизе АБЛА