Как проходила акция протеста против сообщения ТАСС?

11.05.20160:19

Воспоминания участницы акции

"В сообщении ТАСС, опубликованном 24 июля 1987 года во всех газетах Советского Союза, исключительно крымским татарам приписывалось уничтожение других народов – русских, украинцев, евреев, греков, цыган. Для крымских татар сообщение прозвучало как гром среди ясного неба и вновь напомнило о печально известных временах. Инициаторы данного сообщения, как видно, предполагали поставить на место столь неумеренных в своих требованиях справедливости крымских татар, а заодно и одернуть кое-кого из представителей советской интеллигенции, набравшихся смелости подать в их защиту голос…" (http://www.sakharov-center.ru)

После просмотра передачи Гульнары Бекировой "Тарих левхалары" 23 июля, тема которой была связана с акцией протеста против Сообщения ТАСС, у меня, как у участницы тех событий, возникло желание подробно рассказать об этой акции.

Получив телеграмму от Шевкета Кайбуллаева с просьбой срочно приехать, я тут же выехала в Ташкент. По решению инициативной группы им.Мусы Мамута, меня и Бекирова Энвера решили отправить в Москву. В тот период я работала в школе №9 г.Гулистана учителем русского языка и литературы и находилась в отпуске. Так как Бекиров Энвер не смог взять с работы отпуск за свой счет, пришлось ехать одной. С билетами в Москву были проблемы, поэтому ехала "зайцем".

Местом встречи с соотечественниками, находившимися в Москве, была Приемная ЦК КПСС. Прибыв туда 7 июля к 4 часам дня, поехала до площади Ногина, но никого там уже не застала. На следующее утро направилась к Приемной ЦК КПСС. Инициативная группа вела регистрацию прибывающих и отбывающих соотечественников. Меня зарегистрировали. За день до моего прибытия, 6 июля, оказывается, провели первую демонстрацию на Красной площади, после чего нескольких представителей (среди них поэт, общественный деятель, журналист, патриот – Эскендер-агъа Фазылов, активный участник национального движения Решат агъа Джемилев и еще несколько человек) были приглашены на прием к П.Демичеву, который сказал, что проблему крымскотатарского народа изучают. Были некоторые разногласия между соотечественниками: одни (но их можно пересчитать по пальцам) считали, что необходимо терпеливо ждать приема М.Горбачева, другие – что пора переходить к более активным действиям: демонстрациям, акциям протеста, считая, что если чуточку считались с нами и уважали бы нас как народ, то давно приняли нашу делегацию. Противникам активных действий было предложено покинуть Москву.

Через несколько дней была создана Комиссия для рассмотрения вопросов, поднимаемых крымскотатарским народом. Председателем комиссии был назначен Председатель Президиума ВС СССР А.Громыко.

9 июля продолжили 3-дневную эстафетную голодовку (если память мне не изменяет, после покойной Сабрие Сеутовой) в солидарность с требованиями Бекира Умерова. Телеграмму об объявлении голодовки на имя М.Горбачева зав. отделением телеграфа Новикова отказалась принять, мотивируя отказ несоответствием текста.

 

Находившиеся в Москве соотечественники, ожидая приема М.Горбачева, не сидели сложа руки. Разделившись на группы по 5-6 человек, они посещали редакции газет и журналов, встречались с известными общественными деятелями, писателями. Каждый день группы в письменном виде сдавали отчеты о проделанной работе.

30 июля был намечен сбор делегатов на Пушкинской площади, так как неподалеку был расположен ТАСС. Оттуда планировалось пройти колонной к зданию ТАСС. Рано утром с Сание Сеттаровой, Лютфие Халиловой приехали на Пушкинскую площадь, где собирались наши соотечественники. Вокруг площади уже расхаживала милиция. Вдоль площади стояла колонна автобусов "ПАЗ" с дружинниками. Из знакомых подошли Военные Ибраим, Рустем-агъа, Ремзи-агъа, Исмаилов Айдер с сыном Алимом, незнакомые мне женщины и мужчины. Мы получили информацию о том, что многих наших активистов в квартирах задержали представители правоохранительных органов. Собрались около 150-200 человек. Развернув транспаранты, взявшись за руки, скандируя "Позор ТАСС", мы направились в сторону ТАСС. На нас набросились дружинники и милиционеры. Они хватали нас за руки, за ноги и закидывали в автобусы, сильно сопротивлявшихся парней и мужчин избивали. Невозможно было передвигаться дальше. Держась за руки, присев на корточки, мы продолжали скандировать. Закидав нас в автобусы (в каждом автобусе было по 5-6 дружинников), закрыли двери, и автобус тронулся. Куда нас везут, мы не знали. Мы открывали окна в автобусах и, высовывая головы, продолжали скандировать "Позор ТАСС!". Дружинники оттягивали нас, от чего на руках оставались синяки. Везли нас более одного часа. То солнце светило, то шел дождь. Привезли в Измайловский парк, в местечко, называемое "Оленьи горки", долго продержали в автобусах, потом выпустили. Там уже стояли бронетранспортеры, военные в плащах, с автоматами и с собаками. Не добравшиеся до Пушкинской площади соотечественники так же собрались в Измайловском парке.

По словам Галины Рыжковой (ныне Асанова), которая прибыла в составе делегации из Анапы, в тот день они с делегатами находились в Москве в квартире Эльмиры Яячик, сестры уже покойного Али Яячика. "Утром к нам явились правоохранители с "проверкой паспортного режима". Около дома стоял автобус и подготовленные люди, которые, когда нас выводили из дома, стали кричать "Вон из Москвы! Продажные!". Кто-то из наших ребят сказал, что среди нас есть и русская девушка, и показал на меня. Толпа пенсионеров стала плеваться и говорить, что я тоже продажная, продалась татарам. Нас повезли в СИЗО. Продержали несколько часов, затем отпустили. Связавшись по телефону с Фуат-агъа Аблямитовым, мы узнали, что собираемся в Измайловском парке".

Рустем Ибрагимов этот день вспоминает так: "Со мной в квартире проживали ребята из Узбекистана – Нариман Кадыров, Зия Аблаев, Аким (фамилию не помню). Шел дождь, я плохо знал Москву, и поэтому немного опоздал. Добравшись до Пушкинской площади, я не нашел своих соотечественников. Стал расспрашивать прохожих. Ответили, что собрались крымские татары, начали митинговать, но их разогнала милиция. Затем я отправился в Измайловский парк".

Прочитав мои воспоминания, надеюсь, что кто-то из участников этой акции протеста пожелает дополнить мои воспоминания. Заранее прошу прощения у тех, которые были рядом и остались мною неупомянутыми, ведь прошло уже 24 года. В качестве пожелания тем, кто пишет историю нашего народа: хотелось бы, чтобы в следующих изданиях, касающихся московских событий 1987 года, был опубликован список всех делегатов, так как регистрация прибывающих и отбывающих делегатов велась, по проводимой ими работе сдавался ежедневный отчет. Со временем забываются люди, фамилии. А ведь без людей истории народа не бывает… И пусть молодое поколение, чьи родители, сестры, братья боролись за возвращение на Родину, знают об этом и гордятся ими. Их задача быть патриотами и довести начатое дело до конца.

Миляра Саттарова