Тмутаракань – русская химера на берегах Азова

11.05.20160:19

Вымышленные мифические города, без каких-либо доказательств существования в реальности, во все времена привлекали человечество. До сих пор исследователи эпохи короля Артура ищут его легендарный город-замок Камелот, размышляют о местности, где он мог бы находиться, пытаются найти логическое объяснение своим предположениям и не находят. А вот с поиском загадочного города Тмутаракань поступили куда проще. Не стали долго предполагать, рассуждать, и утвердили без долгих дискуссий нужное, стратегически важное место – Таманский полуостров. Тем более, что перед российскими историками стояли другие задачи – доказать с помощью исторических артефактов свою причастность к древней истории Северного Причерноморья. Другими словами это был правительственный заказ. Руководствуясь геополитическими соображениями, в России понимали, что достаточно всего одной маленькой зацепки, хотя бы захолустного городка на азовском побережье, чтобы продвинуться к морю на "законных" правах, исключительно в целях "восстановления" исторической справедливости.

Собиратели древностей

Еще в XVIII веке фальсификаторы подошли со всей ответственностью к идее о древнерусском княжестве Тмутаракань. Это стало началом "теории" об исконных русских землях в Причерноморье и Крыму. Во времена Екатерины II на историю смотрели как на инструмент идеологического воздействия, и совершенно не утруждали себя поисками научных обоснований и достоверных фактов. Именно Екатерина внесла моду на старину, в частности на письменные источники, которых, увы, так не хватало в России.

Известно, что на Руси ранее XI века нет ни одного подлинного рукописного документа. Города были деревянными, часто горели, а с ними гибли и рукописи. Но этот факт не останавливал нечистоплотных дворян, стремившихся выслужиться перед императрицей и подражать ей во всем. Многие из них, к примеру, такие как князь Александр Сулакадзев известный фальсификатор, выдумщик собственной русской истории, простодушно мыслили, что если нет старины, то ее можно придумать. "Восстанавливать" памятники литературы, сочинять уйму документов, не заботясь о достоверности фактов, одним словом, создавать целые мастерские, "дышащие стариной", по выработке фальшивок кинулись мало-мальски "просвещенные" люди. Один только мещанин-антиквар Антон Бардин – известный мастер исторических подделок, из своей домашней лаборатории, где он "старил" пергамент, так, что даже знатоки попадались на удочку, выпустил большое количество "старинных" свитков и продавал их за приличные деньги историкам, которые ломали головы, чтоб приблизить "факты" к возможной действительности. Одним из таких "фактов" и стала идея воплощения в реальность Тмутараканского княжества.

Впервые название "Тмутаракань" упоминается в древнерусском летописном своде – "Повести временных лет". Из-за сложности текста, слово восприняли как географическое название местности, куда князь Владимир, тот самый который крестил Русь, в 988 году отправил княжить одного из своих отпрысков – Мстислава. Не секрет, что дела семейные в этом княжеском роду были сложными. Один из сыновей Владимира открыто выступил против отца в защиту оскорбленной матери и был сослан в далекий Полоцк, остальные сыновья, кроме любимцев Глеба и Бориса, так же не пользовались особым расположением отца. Вполне возможно, что и Мстислав чем-то провинился перед Владимиром и тот его вообще выгнал за пределы Киевской Руси со словами "иди княжь в Тьмутаракань". Вполне нарицательно. И сегодня в русской разговорной речи слово "Тмутаракань" ассоциируется с чем-то недосягаемо далеким и неизвестным, как синоним слова "глушь".

Но русские историки прошлых эпох на это выражение обратили особое внимание, ведь ранее они никогда не слышали о местности с таким причудливым названием и уж тем более не знали, где таковая может находиться. Впервые, после изучения "Повести" высказал свое мнение историк Василий Татищев. Он посчитал, что Тмутаракань могла находиться в Рязанской области. Историк XVII века Андрей Лызлов искал ее вблизи Астрахани. А вот историк и публицист князь Михаил Щербатов во второй половине XVIII столетия настаивал, что Тмутаракань – это княжество, и находилось оно вблизи Азова, что для тех лет (время присоединения Крымского ханства к России) это было весьма актуально.

Но больше всех преуспел в торжестве исторической справедливости граф Алексей Мусин-Пушкин, который поторопился опередить всех своих коллег по Обществу любителей старины, и ко времени обнаружил литературный памятник, известный как: "Слово о полку Игореве", написанный, якобы в XII веке неким Бояном. В этом произведении описывалось, как князь Игорь Святославович со своим братом Всеволодом и войском пошли искать и вернуть Тмутараканское княжество, некогда принадлежавшее его деду Олегу Святославовичу. Вот здесь-то и "проливался" свет и на Тмутаракань, и на место его нахождения в связи со странной затеей еще одного персонажа – князя Глеба, мерить: "…море по леду от Тмуторокани до Кърчева 10000 и 4000 сажень". Это и послужило той зацепкой, которую так долго искали историки XVIII века. В Кърчеве или Корчеве сразу же признали Керчь, ну и, соответственно, расположенная через пролив Тамань, именуемая местным населением – ногайцами, Тумен Тархан или Хун-Кале, вполне может сойти и за Тмутаракань. Другое дело, что никто не стал оспаривать измеренные Глебом сажени, хотя правильней было бы измерять в верстах, однако все же подозрения относительно правдивости данной версии закрались у историка Михаила Каченовского и востоковеда Осипа Сенковского. Чтобы развеять подозрения ожидаемых оппонентов, предприимчивый граф не только не отступился от своих доводов, он пошел дальше в своих исследованиях.

В этом же "Слове" упоминался "Тмутараканский болвань", другими словами камень на котором якобы и было записано открытие Глеба относительно измерения Керченского пролива. На его поиски и отправился Мусин-Пушкин. Очень скоро, в 1793 году, камень действительно был обнаружен на Тамани. Казалось бы, все факты на лицо, но снова возникли споры относительно подлинности самого камня. И первым в его подлинности засомневался академик Петр Паллас, а следом за ним и ряд историков. Однако дебаты, ставившие под сомнение само существование Тмутаракани, были ни к чему правительству, и миф о древнерусском княжестве на Тамани продолжали активно раскручивать. Однако, кроме "Повести временных лет" и "Слово о полке Игореве" ни европейские хроники, ни арабские, ни византийские летописи, ни в XI, ни в XII, ни в последующих веках ничего о загадочном княжестве на берегу Азова не упоминали. О нем они и не могли знать, так как его попросту не существовало в природе.

Летописи – подделки XVIII века

 

Выше уже были упомянуты два литературных памятника, на основании которых русские любители истории сделали предположение о существовании Тмутараканского княжества на Таманском полуострове. Однако, несмотря на то, что сам корифей истории Лев Гумилев вроде бы как не отрицает существование города на берегах керченского пролива, под вошедшим в отечественную историографию названием Тмутаракань, сам же скептически относится к летописному своду монаха Нестора из Киево-Печерского монастыря, и его "Повести временных лет", написанной в 1100-1113 годах. Изучив ее, историк указывает на тот факт, что в старинном сочинении существует масса неточностей, недоговоренностей и расхождений. Он признает то, что летописец заведомо дает ложную схему событий и предпочитает не верить Нестору, ссылаясь, что он был сторонником правившего в те годы князя Святополка II, противника Владимира Мономаха. Другими словами, от объективности был далек. Кроме того, описываемые им события отставали более чем на 200 лет. Нестор понимал историю как "политику, обращенную в прошлое", и защищал интересы своего монастыря и князя, ради чего грешил против истины. Известно, что "Повесть" пережила три основных редакции монахами Никоном, а позже Сильвестром, которые также писали в угоду своих правителей. В настоящее время первая изначальная редакция "Повести временных лет" монаха Нестора утрачена, а до нашего времени дошли лишь доработанные версии.

Что касается "Слова о полку Игореве", то сегодня доказано – это подделка. Официальная версия находки началась в 90-х годах XVIII века, когда граф Мусин-Пушкин в библиотеке Спасо-Ярославского монастыря наткнулся на рукописный сборник. В нем якобы и находился тот загадочный текст, который теперь известен как "Слово о полку Игореве".

Как уже выше говорилось, во времена Екатерины сюжеты Древней Руси входили в моду – на протяжении всего XVIII века, начиная с произведения "Владимир" Феофана Прокоповича, одна за другой появляются исторические пьесы о Руси – "Хорев" Павла Сумарокова, его же "Синав и Трувор", "Владимир и Ярополк" Якова Княжнина. На тот момент русская историческая наука находилась в зачаточном состоянии, и авторы самостоятельно изучали летописи в поисках тем. Одному из таких ни кем не известному графу Мусину-Пушкину и пришла в голову мысль сочинить собственное произведение на поэтичном стариной языке Киевской Руси. Однако, в интересах графа было выдать свое творение за уникальную находку XII века. Подлинник, естественно, никто не видел, а копию граф преподнес в подарок Екатерине II, вызвав всеобщий восторг и респект самой императрицы. А вскоре по Петербургу поползли слухи… подарок то подделка! И Мусин-Пушкин счел за лучшее уехать в Москву. Подлинник якобы граф хранил у себя дома, в 1812 году во время пожара в Москве стало известно, что подлинник "Слова" сгорел. Однако сохранились письменные сведения, указывающие на то, что перед наступлением Наполеона из особняка Мусин-Пушкин на 32-х подводах вывез "серебро, картины и библиотеку". А вот самую ценную находку по рассеянности забыл. Но уже спустя три года "Слово" было вновь обнаружено. Правда позже выяснилось, что это было новое, исправленное и дополненное издание, составленное на искусственно состаренном пергамене работы упомянутого антиквара Антона Бардина, причем в двух экземплярах.

Позже в 1901 году академик Александр Спицын вообще не верил в существование Тмутаракани. А французский ученый Андрэ Мазон в 1940 году в своей книге доказал, что "Слово" и Тмутараканский камень были искусной подделкой XVIII века. По его заключению, "находки" преследовали политические цели: подтвердить давние права России на присоединенную Тамань и одновременно подтвердить подлинность "Слова", в котором упоминается Тмутаракань. Среди ученых, отрицающих подлинность Тмутаракани, был известный краевед и историк Михаил Успенский. Еще в 1925 году он написал исследовательский труд о "Происхождении "Слова о полку Игореве", но в Советское время издать книгу, опорочивающую официальную концепцию, не было возможности. Этот труд увидел свет только в 1965 году в Париже. Впервые профессор Александр Зимин открыто заявил в своем докладе в феврале 1964 года в Ленинграде, что "Слово" и камень – подделка. Этим сообщением он произвел настоящую вспышку недовольств со стороны правительства. Теория его, якобы, была абсурдна и в итоге профессора затравили. Не выдержав гонений, он умер.

17 мая 2001 года в Варшаве, в ходе работы Международной школы гуманитарных наук, о поддельности "Слова" было заявлено в очередной раз. На этот раз с разоблачениями выступил профессор Гарвардского университета Эдвард Кинан.

Гермонасса, Тархан, Таматарха… одним словом, Тмутаракань

Вся историческая наука была мобилизована для доказательства этого невозможного вопроса. Сегодня достаточно открыть школьные учебники, книги по отечественной истории, или ввести в любом поисковике интернета загадочное слово "Тмутаракань" и появится "официальная" версия: Тмутаракань – столица древнерусского княжества, возникшего в X веке на Таманском полуострове: город возник на месте эллинского города Гермонасса, вошедшего во владения Хазарского каганата и переименованного в Таматарху. А с распадом каганата, в 965 году, Таматарха каким-то загадочным образом перешел под власть Руси и стал именоваться Тмутаракань. Так же загадочно княжество в XII веке прекратило существование.

Только вот на карте X – XII веков места для существования никакого русского княжества Тмутаракань не было, и быть не могло. С 889 года все Северное Причерноморье принадлежало печенегам, а с 1054 года – кыпчакам, лесостепную полосу между Донцом и Средним Доном занимали подчиненные хазарам ясы, центральную часть Северного Кавказа занимали аланы, меоты, синды и касоги (проточеркесы), а все пространство от Дона до Волги принадлежало хазарам. На Тамани же жили подчиненные хазарам черные болгары (протобалкарцы), которые и владели Керченским проливом.

На месте мифической Тмутаракани, действительно существовал античный город Гермонасса (VI в. до н. э.). Он входил в состав Боспорского царства. Здесь жили эллины, сарматы, хазары и другие народы. Практически без перерывов город просуществовал в последующие за античной исторические эпохи, меняя размеры и названия. В хазарский период он именовался Тумен Тархан. В сочинении Константина Багрянородного "Об управлении империей" (X век), Тархан упоминается как крепость Таматарха. После распада каганата город перешел во владение генуэзцев, и стал именоваться Матрика, а затем для города наступил тюркский период, давший и новое имя Хун-Кале. Сегодня на месте Хун-Кале находится станица Тамань Краснодарского края.

С 1930-31 годов здесь начались раскопки. Были найдены каменные дома и хозяйственные ямы, зерновые хранилища (одна из ям была заполнена зернами пшеницы и ячменя). В центре городища открыты развалины большого здания на каменном цоколе. При раскопках найдены обломки мраморного фриза с изображением гигантов, обнаружен клад золотых боспорских монет IV в. до н. э.

Самое удивительное то, что в процессе раскопок, были обнаружены находки времен античности, гуннского и хазарского периода, Византии, кыпчакского, генуэзского и крымскотатарского времени, и ничто не указывало на мифическую Тмутаракань. Такие обстоятельства не могли не остаться незамеченными, и снова историки умышленно окрестили один из фундаментов раскопанного здания церковью Богородицы, якобы заложенной еще Мстиславом Владимировичем, но подтверждений этому артефакту нет.

Гульнара Абдулаева