Сусанна Барабашева: Я выросла из ролей грубиянок и хамок. Дайте другие!

04.12.201612:59

Актриса крымскотатарского театра Сусанна Барабашева –любимица публики. Ее талант перевоплощаться в смешных либо драматических героинь делает ее профессионально востребованной на сцене. Появление этой актрисы всегда добавляет спектаклю живости и красок.  Avdet предлагает вашему вниманию интервью с Сусанной-ханым.

– Откуда родом Ваши родители? Какую роль они сыграли в Вашем становлении?

– Мама родилась в Андижане в 1950 году, родители ее из Акъмесджита. Отец родился в 1933 году, тоже в Акъмесджите. Думаю, родители играют большую роль в становлении ребенка. Без их веры и поддержки вряд ли осуществилась бы моя мечта – служить театру.

– Кто он, тот мастер, который научил Вас театральному делу?

– В жизни любого артиста не бывает одного мастера. Первый учитель, который вселил в меня уверенность, что мне нужно идти в театр, – режиссер Анатолий Маникин. В то время, когда я начинала, он был преподавателем в Культпросветучилище, преподавал у наших актеров. В харьковском институте – режиссер Любовь Шульга, народный артист Украины Евгений Лысенко, Виталий  Мащенко. В национальном театре работала, в основном, с Ренатом Бекташевым.

lejlya-ajvazova_marlen-osmanov_dubaraly-toj

Лейля Айвазова, Сусанна Барабашева, Марлен Османов. «Дубаралы той»

– Какие роли Вы бы не хотели играть?

–  В театре приходится играть и то, что ты хочешь, и то, что ты не хочешь. Но, наверное, профессионализм – это и есть такой подход к любому образу, чтобы даже из самой «гадости» сделать что-то удобоваримое. Анатолий Маникин иногда говорил: «Ну просто прелесть — какая гадость», если получался этюд. Никогда не забуду это выражение. Вы знаете, почему-то у людей складывается такое мнение, что человек-актер и его роль – это одно и то же. На самом деле иногда бывает полностью противоположно. Я в жизни очень мягкий, уступчивый человек, а кого мне приходится играть? Вечно какая-то грубиянка, хамка или злая сварливая тетка. Это абсолютно противоречит моему естеству. Наверное, не хотела бы сыграть убийцу, хотя… Профессия актера, если к ней подходить не поверхностно, на самом деле очень интересная, потому что приходится копаться в таких иногда человеческих низменных инстинктах и пороках, что иногда бывает ой как не по себе. Пока, по крайней мере, у меня не было еще таких ролей, чтобы я сказала: «Нет, я не буду это играть».

susanna-barabash_1

– К чему стремится современный зритель нашего театра? К развлечению?

– К сожалению, сейчас пошла такая тенденция, и не только в нашем театре. Как показывает мировая практика, люди приходят в театр за развлечением, похохотать, повеселиться, даже у нас в театре с большим успехом идут на комедии, независимо от того, какого они качества.

– Как вернуть духовность обществу?

– Театр – это одна из ступеней, я, например, очень хочу играть классику, но она нынче не в почете, нынче все по верхам, горя нам и в жизни хватает. Истесенъ – патла, истесенъ – чатла (Хоть лопни, хоть тресни, – прим. ред.)! Как говорила моя бабушка: «Джаны дженнет истей – гуняхлары джибермей» (Душа желает рая – грехи не пускают, – прим. ред.).

dubaraly-toj

Спектакль «Дубаралы той»

– Актерское ремесло больше подходит женщинам или мужчинам? Моника Беллуччи сказала: «Женщина – актриса немного больше, чем женщина. Мужчина – актер чуть меньше, чем мужчина».

– Она права. На 120 процентов.

– Почему?

– Женщина более эмоциональна, чувствительна, у актера нервы должны быть оголены. Мужчины в силу своих особенностей либо более «толстокожие», либо прячут свою эмоциональность за броней. Как это можно мужчине заплакать, особенно нашему, крымскотатарскому?! Хотя дело и в воспитании.

Дело и не в слезах. Вообще, актер – очень зависимая профессия. Когда мне говорят: «Ваш сын, наверное, будет актером?», я отвечаю: «Аллах сакъласын!Не надо!».

susanna-barabash_3

– От чего зависит актер?

– От репертуара, режиссера, партнера, костюмера – от всего. Что я не люблю в своей профессии – это зависимость. Иногда ты выстраиваешь внутренний монолог, мысль, а если не вовремя дадут свет или его уберут, то вся твоя работа, внутреннее наполнение получаются напрасными… Театр – искусство коллективное, все зависят друг от друга.

– Максим Дунаевский сказал: «Все искусство направлено на женщин?» Вы с этим согласны?

– Я не понимаю его этого высказывания. Как оно направлено на женщин?Просто женщины по своей природе более тонкие и чувствительные, может быть, поэтому. Женская интуиция, чувство сострадания, чувство прекрасного более реагирующее, отзывающееся, откликающееся.

ah-sultan-olsa-edim

Спектакль «Ах, султан олса эдим!»

– Он говорил: «Я творю для женщин». Женщина делает общественное мнение. Говорят же: «Воспитывая мальчика, воспитываешь мужчину, воспитывая девочку, воспитываешь нацию».

– Эмансипация – это не мое. Женщины редко брали меч в руки и шли воевать, но они воспитывали воинов, и на самом деле в их руках очень многое, и в этом отношении я согласна с евреями, которые национальность ребенка определяют по матери, потому что все, что с колыбели вносится в ребенка, в его голову, душу, сердце, осознание себя в этом свете – это все дает мать, женщина. Я считаю, что именно наш народ и сохранил себя как нацию во многом благодаря женщинам. И сейчас сохраняет.

ozvuchka-filmov

Ранее Сусанна Барабашева озвучивала мультфильмы на крымскотатарском языке

– Считаете ли Вы, что театр должен модернизироваться? Например, Чехова «Три сестры» сыграть в современном виде.

– Это неизбежность. Вы не были у нас на спектакле «Женитьба»? Это сравнительно новый спектакль, его еще мало и редко играли. Приходите! Например, там «Яблочко» танцуют, которого во времена Гоголя не было. Или романс «На заре ты ее не буди» исполняется в стиле «рок». Такие моменты – это неизбежность, потому что хочешь или нет, мы современные достижения используем и довольно обширно.

– Это, наверное, чтобы зритель лучше понял? Уже никому неинтересен XIX век. Истины-то одни и те же.

– Меняется форма.

– Только личность может заинтересовать зрителя? Актеру надо быть личностью, чтобы донести до зрителя какие-то истины?

– Это крайне желательно, потому что актер – профессия специфическая, актерами все не могут быть. Актер должен быть личностью. Как же ты иначе донесешь до другого человека то, что чувствуешь и переживаешь сам, если ты пустой внутри? Личность должна быть цельная, нужно знать, чего ты хочешь в этой жизни.

– Актер – сложная профессия эмоционально, морально, физически?

–  У многих людей бытует мнение: «О! Классно устроился: поет, танцует, никаких забот». На самом деле это очень сложная профессия. После спектакля, независимо от того, большая роль или маленькая, я не знаю актеров, которые пришли бы домой и уснули.

zhenitba_lejlya-ajvazova

Спектакль «Женитьба». С Лейлей Айвазовой.

– Эмоции не дают уснуть?

– Да. После спектакля должен утихомириться, успокоиться твой внутренний мир, и ты дальше должен жить своими проблемами, задачами, своей жизнью. Японцы определили, что когда человек играет роль другого, у него даже состав крови меняется на это время. Я не берусь утверждать, что это именно так, но японцы – ребята умные, продвинутые, знают, о чем идет речь. У меня было такое, что во время спектакля я очень плохо себя чувствовала, но он был объявлен, и люди пришли. Роль я отыграла, на следующий день меня прооперировали. То есть, включаются скрытые резервы организма, которые дают возможность отработать. Было и такое: я работала в спектакле «Зенгин къадын» («Богатая женщина»), но голоса не было. Тогда я сделала специальную дыхательную гимнастику Стрельниковой, отработала до последнего слова, но потом голос пропал совсем.

– Нужно ли актеру справляться со своими эмоциями и амбициями?

– Актерская профессия – это ежедневное подавление собственных эмоций и амбиций. Актеры – народ чрезмерно эмоциональный и амбициозный, и иногда бывает сложно с этим справиться. Но ты сидишь и не жужжишь. Иногда бывает, что хочется кричать «я выросла из этой роли, дайте мне что-нибудь другое».

– Всегда ли можно оправдать своего героя?

– Можно понимать, что так делать нельзя, но герой как твое дитя. Вера очень заразительна, видение заразительно. Если я сама не буду верить, я не буду убедительной. Да, я как Сусанна Барабашева, скажем, не одобряю поведение своей героини, но когда я становлюсь ею, я должна ее одобрять, оправдывать, иначе вы мне не поверите.

– Можно ли сказать, что наша культура развивается? Или до сих пор идет осмысление прошлого в настоящем?

– Я очень надеюсь, что она идет вперед, но она очень медленными шагами идет вперед, хотелось бы больших прорывов. У нас катастрофически не хватает драматургии.

– Никто не пишет современные пьесы?

– Не пишут. Даже если и пишут, люди не всегда понимают, что такое театр, это не просто написать произведение и назвать это драмой, это же надо понимать, как это показать на сцене, есть какие-то технические моменты, которые можно использовать в кино, но в театре — нет, у нас ограниченные возможности.

– На Ваш взгляд, какие характерные черты присущи крымскотатарскому народу?

– Когда я училась в Харькове, у нас была крымскотатарская группа, и все наши мастера отмечали в нас невероятное трудолюбие, органику, заразительность, человечность, стремление как можно больше получить знаний за короткое время, чтобы этим пользоваться, почитание старших. Нам ни в коем случае нельзя терять наше уважительное отношение к старшим.

– Продолжите, пожалуйста, фразу: «Это трудно оставаться самим собой, ты многое теряешь, но в итоге…»

– Сохраняешь уважение к себе. Бывает такое – для всех хорошим быть невозможно. Будь ты самым спелым, сладким, сочным персиком на этом свете, всегда найдется человек, который персики не любит. Когда ты остаешься самим собой, ты себя не предаешь, ты сохраняешь самоуважение и уважение окружающих.

– Глобализм, ассимилируя наш язык и культуру, бросает нам вызовы. Какая культурная система ценностей даст возможность сохранить идентичность нашего народа?

– Начинать с себя, со своей семьи.  Человек, который сдвинул гору, начинал с того, что перетаскивал камни.

Беседовала Тамила СЕИТЯГЬЯЕВА

 

Автор: Редакция Avdet

Редакция AVDET