Из истории Крыма и крымскотатарского народа. Хроника 1970–1980 гг.

06.02.202117:39

Данный материал подготовлен на основе первого в СССР неподцензурного информационного бюллетеня «Хроника текущих событий» – машинописный, выпускавшийся правозащитниками в течение 15 лет, с 1968 по 1983 гг. Первый составитель бюллетеня – Наталья Горбаневская.

1971 г., июль – в Ташкенте состоялся судебный процесс над активисткой национального движения Айше Сеитмуратовой. Отсидев трехлетний срок по приговору 15 июня освободилась из мордовских лагерей. Перед арестом она была аспиранткой Института истории АН УзбССР в Ташкенте.

1972 г., 3 ноября – вышел секретный Указ о снятии ограничений в выборе места жительства для немцев и др. народов, в число которых крымские татары не входят.

1973 г., 28 ноября – Запорожский областной суд засудил активистов национального движении: Куртумерова Эскендера, 08.08. 1938 г.р., уроженца села Коз Судакского р-на, к 2 годам, Халикова Эбазера, 27.12. 1932 г.р, уроженца деревни Отаркой Куйбышевского р-на, и Рамазанова Регата 15.03. 1936 г. р, уроженца деревни Демерджи Алуштинского р-на, к 2,5 годам лагерей общего режима по ст. 187-1 УК УССР (распространение заведомо ложных измышлений, порочащих советский государственный и общественный строй). Куртумерову Э. инкминировалось  стихворение «История», «Крым». Халикову Э. – изготовление рукописных текстов: «Записки председателю Совета национальностей Верховного Совета СССР», «Протест», «Преступники торжествуют». Рамазанову Р. – изготовление ряда рукописных текстов обращений: «Людям доброй воли», адресованные в различные партийно-советские органы.

1973 г., 21 апреля – Решат Джемилев был осужден Ташкентским городским судом к 3 годам лишения свободы в лагерях строгого режима по обвинению в нарушении ст. 191-4 УК УзССР и ст. 190-1, 190-3 УК РСФСР. Для отбывания срока он направлен в лагерь п/я УЯ 288/7 в Красноярском крае.

1974 г. – в Узбекистане была создана Джизакская обл. Первым секретарем обкома был назначен крымский татарин Сеитмемет Таиров. Крымскими татарами были заняты и многие другие посты, например – зам. прокурора, редактор газеты, начальник ОБХСС. Явной была попытка сделать область базой «укоренения» крымских татар в Узбекистане. Однако в результате сопротивления эта попытка провалилась.

1974 г., январь для устрашения крымских татар, стремящихся жить на родной земле, был организован судебный процесс над Джемилем Куртсеитовым, Эйвазом Мустафаевым и Ридваном Чаруховым, жителями села Донское Симферопольского р-на, спровоцированными на драку укравшими у Д. Куртсеитова  двух овец. Суд это дело превратил в политический процесс, без всякого основания обвинив их в антисоветской пропаганде и приговорив Д. Куртсеитова  к 7 годам лагерей, Э. Мустафаева и Р. Чарухова  – к 5 годам. Позднее кассационный суд уменьшил срок Д. Куртсеитову с 7 лет до 4 лет 6 месяцев, Р. Чарухову и Э. Мустафаеву – с 5 лет до 3 лет 6 месяцев.

1974 г. – в Крыму живут без прописки более 200 семей, в одном только Ленинском (Еди-Къую) р-не – 65 семей.

1974 г. – приговорены к высылке из Крыма на различные сроки: Ибраим Ахчилов, отец 3 детей, с. Айвазовка (Шейхмамай) – на 5 лет, Мустафа Пашала (5 детей), с. Золотое Поле (Джейлаз) – на 2 года, Исмаил Ахтемов (4 детей), с. Долинное (Ак-чора) – на 2 года, Асан Буджек (5 детей), с. Льговка (Челеби-эли) – на 1 год, Сейяр Канар (7 детей), с. Пушкино (Эсенеки) – на 5 лет, Кериме Ибраимова (2 детей), с. Восточное (Уч-кую) – на 5 лет, Сульбие Мазинова (4 детей), с. Чернополье (Кара-чель) – на 2 года, (живет без прописки с 1971 г.), Энвер Джемилев (3 детей), с. Земляничное (Орталан) – на 2 года.

1974 г. – в Новоалексеевке Генического р-на проживает около 400 семей (примерно 2000 человек).

1974 г., январь-март – в Крыму начал выходить машинописный информационный бюллетень. Второй выпуск бюллетеня сообщает о фактах притеснения крымтатар в период с мая по август 1974 г. Согласно бюллетеню, даже такие события, как празднование 1 мая (маевка в с. Перевальном) или возложение венков к памятнику неизвестному солдату 9 мая (с. Кормовое), привлекают внимание КГБ, когда их участники – крымские татары.

Бюллетень сообщает о превентивных мерах крымских властей, принятых к тридцатой годовщине выселения крымских татар 18 мая 1944 г. В ночь с 17 на 18 мая дороги Крыма были блокированы, многие населенные пункты оцеплены милицией и дружинниками. В связи с годовщиной в бюллетене рассказано об аресте, осуждении и голодовке Мустафы Джемилева в Узбекистане. Ссылаясь на неофициальные источники, бюллетень утверждает, что власти Крыма дали указание вузам и техникумам препятствовать приему крымских татар, а предприятиям и колхозам – не допускать их на нерядовые должности.

1974 г., 18 мая – в Бекабаде (УзССР) был вывешен траурный флаг на высоковольтной линии.

1974 г., 18 мая – в Джанкойский район привезли по оргнабору 18 семей крымских татар.

1974 г., апрель –заявление в Организацию Объединенных Наций Курт Вальдхайму.

В Заявлении говорится о репрессиях, которым подвергался и подвергается крымскотатарский народ. Сообщается о более чем 200 томах «писем, обращений, заявлений, петиций, адресованных во все инстанции Советского государства» и что эти обращения вызывают лишь новые репрессии.  Говорится о массовом возвращении крымских татар в Крым после Указа 1967 г. Описываются две стадии официального отношения к этому со стороны советских властей. Вначале были разосланы инструкции о всяческом содействии возвращению, но буквально через несколько дней последовали циркуляры и директивы, поясняющие «изменение обстановки» и предписывающие бороться с теми, кто хочет, и кто уже успел вернуться в Крым. Перечисляются конкретные факты преследований и гонений. Заявление заканчивается с призывом; «Мы просим ООН и Комиссию по правам человека взять наш бесправный народ под свою защиту. Мы со всей ответственностью заявляем, что в СССР процветает ужаснейшая форма национальной дискриминации по отношению к крымским татарам»

1974 г., апрель – Запорожский облсуд осудил Кубуса Ислямова по ст. 62 УК УССР (= ст. 70 УК РСФСР) на 6 лет строгого режима. К. Ислямову больше 70 лет, он родился в дер. Коккоз в Крыму, последнее время жил с семьей в дер. Константиновка Мелитопольского р-на. Семья Ислямова не была извещена о месте и времени судебного заседания, никто из его родных и друзей не смог попасть на суд.

1974 г., 20 сентября – в дер. Новожиловка (Крым) бульдозером снесли дом Шевкета Усеинова.

1975 г., 18 мая – в годовщину изгнания крымских татар из Крыма на столбе у Новоалексеевского поселкового совета (поселок в Геническом р-не Херсонской области, граничащем с Крымом) был вывешен черный траурный флаг. Это событие расследуется работниками КГБ из Херсона и Геническа. Ведется также расследование о плакате, вывешенном 13 августа 1974 г. в знак протеста против выселения из Крыма семьи Сеиджелиловых-Якубовых.  

1975 г. 9 октября – Нобелевский комитет Норвежского Парламента присудил ежегодную Нобелевскую премию за деятельность по укреплению мира Андрею Дмитриевичу Сахарову.

1975 г., 11 октября – из лагеря в Красноярском краеосвободился по концу трехлетнего срока активист национального движения Решат Джемилев.

1975 г. 18 ноября – в Симферополе около 150 крымских татар собрались у здания  облисполкома, желая обратиться к председателю облисполкома с просьбой о прописке и трудоустройстве. Председатель облисполкома отказался принять их, милиция задержала двух человек: Мустафу ОСМАНОВА (демобилизован в 1972 г., с тех пор живет без прописки в совхозе Шалфейном) и СЕРВЕРА из села Белая Скала; остальных направили в областное управление МВД. Начальник управления ГАЙДАМАК принял четырех человек и под разными предлогами отказал им в прописке. Крымские татары разошлись только после того, как двух задержанных освободили.

1975 г., ноябрь – на имя XXV съезда КПСС отправлен 207-й том материалов крымскотатарского народа. Он содержит: а) «Требование крымскотатарского народа» (20 тыс. подписей); б) исторические сведения о крымских татарах; в) данные о численности нации в 1944-1974 г.г., полученные путем самодеятельных переписей и опросов (до 1944 г. – 560 тыс. крымских татар; из них в борьбе с фашизмом погибло 57 тыс., 80 тыс. к маю 1944 г. находились в действующей армии, остальные 420 тыс. человек подверглись депортации из Крыма; в первые годы ссылки нация потеряла 46% из числа депортированных, т.е. 193 тыс. человек; сейчас крымских татар 833 тыс.); г) данные о понесенном нацией материальном ущербе в связи с депортацией (сумма ущерба – почти 3 млрд. новых рублей), об уничтожении культурных ценностей, кладбищ и др. народных святынь; д) фотокопии некоторых документов, сданных в ЦК КПСС с 1964 г. по 1974 г. (Этот комплект материалов направлен также в ООН и итальянской и румынской компартиям). В ЦК КПСС отправлены, кроме того, следующие документы: письмо ветеранов Отечественной войны (331 подпись); письмо о действиях крымских властей против крымских татар (598 подписей); 160 индивидуальных писем. Сообщается, что 23 ноября подборка вышеперечисленных документов была изъята сотрудниками КГБ и МВД из камеры хранения Казанского вокзала Москвы. Представитель крымских татар Мустафа ХАЛИЛОВ, направлявшийся в Москву, был снят с самолета 20 ноября еще в Ташкенте. Сообщается, что 23 ноября на Новодевичьем кладбище (Москва) состоялось торжественное открытие памятника Аметхану СУЛТАНУ, летчику, дважды Герою Советского Союза. Памятник сооружен на средства, собранные крымскими татарами, и на средства, выделенные дирекцией авиационного института, где Аметхан СУЛТАН работал летчиком-испытателем.

Информацию подписали: Мухсим ОСМАНОВ, Зоре МЕМЕТОВА, Нури КАЯЛИЕВ, Сервер МАТРОСОВ (Ферганская обл.); Амет АБДУРАМАНОВ, Мустафа ХАЛИЛОВ, Алпаз СЕЙДАМЕТОВ, Умер ИЛЬЯСОВ, Ибраим ИБРАИМОВ (Ташкентская обл.); Аким АБДУРЕШИТОВ, Айше ВЕЛИУЛЛАЕВА (Андижанская обл.); Шевхи МУХТЕРЕМОВ, Кадыр АМЕТОВ (Самаркандская обл.), Диляра ДАДОЙ (Крымская обл.).

1976 год, январь – в Крыму без прописки и работы проживало около 300 семей крымских татар. Несмотря на это, приезжают новые семьи. Власти предупреждают домовладельцев, чтобы они не продавали дома и не сдавали квартиры крымским татарам, угрожая в противном случае увольнением с работы и другими наказаниями. Против уже поселившихся крымских татар применяются судебные и административные меры.

За ноябрь и декабрь 1975 года в Крыму прописали около 20 семей крымских татар.

1976 г., 15 апреля – Энвер Аметов, живущий в пос. Новоалексеевка,. был доставлен в УКГБ г. Геническа (по повестке он не являлся). Здесь с ним беседовали сотрудник УКГБ по Херсонской области П.П. Попов и нач. УКГБ Генического р-на м-р Демидов, а также один подполковник, не назвавший своей фамилии, – главный собеседник. Аметова обвиняли в подрывной деятельности и в измене родине за то, что он дал интервью иностранному корреспонденту о положении крымских татар. «Вашим именем спекулирует империалистическая пропаганда». Затем был зачитан «протокол предупреждения», который АМЕТОВ подписать отказался. Подполковник предупредил АМЕТОВА, что «одной ногой он уже в лесу». АМЕТОВ купил дом в Крыму в с. Мелехово и собирался туда переехать. 10 мая бывшую хозяйку дома вызвали в сельсовет и потребовали, чтобы она подписала акт, что дом подлежит сносу. Хозяйка сказала, что акт не подпишет, так как дом уже продала. 11 мая дом был разрушен.

1976 г., 13 мая – в дом Юнусова Р., проживающая в селе Горлинка Белгородского р-на. ворвалась банда под руководством секретаря партийной организации колхоза Горный СИДОРОВА. Не предъявив никаких документов, начали выбрасывать вещи на улицу. Секретарь парторганизации подогнал бульдозер, и снес дом, а вещи выбросили на улицу, где по сей час моя семья с больным парализованным ребенком находится на улице. Все четыре брата моего мужа пали смертью храбрых на войне, защищая великую отчизну, а прежде всего свой маленький родной край, свой дом, своих близких и родных. Одному из них Берберову Асану, командиру эскадрильи, в Геленджике стоит монумент.

1976 г. 13 мая Симферопольский районный суд приговорил Мусу Мамута к 2 годам заключения в ИТК общего режима, а его жену Зекие Абдулаеву к 2 годам лишения свободы условно. Мамут и Абдулаева живут в с. Донском с апреля 1975 г., у них трое детей. Как только они вселились в купленный ими дом, милиция забрала домовую книгу и не выписывает прежних владельцев.

1976 г. 18 мая. Тамань. В годовщину выселения крымских татар, на самой высокой трубе города – на хлебозаводе – был вывешен траурный флаг. Многие крымские татары ходили в этот день в траурных повязках.

1976 г. июль в селе Воинка Красноперекопского р-на, проживает около 70 крымскотатарских семей, из них 31 – без прописки

1976 г. август. В результате учета непрописанных крымскотатарских  семей к июлю оказались поименно переписанными 254 семьи (1154 чел.). Учетом не были охвачены многие села, где живут одна-две семьи. Таких семей по примерным оценкам – 100-150.

1976 г. 26 августа около сотни крымских татар собирались обратиться в облисполком по поводу прописки и работы. Если раньше когда милиция разгоняла людей, уже собравшихся у здания облисполкома на этот раз были приняты превентивные меры. В некоторых селах милиционеры ходили по домам крымских татар и говорили, чтобы никто не уходил – может прийти комиссия по учету непрописанных. Милиция высаживала крымских татар из автобусов, следовавших в Симферополь. Около 30 человек все же смогли попасть в здание облисполкома, но председатель облисполкома их не принял.

1976 г. 2 сентября. Судебное преследование активистов национального движения Мухсима Османова, Энвера Аметова и Мурата Военного им предъявлено обвинение по ст. 196 УК УССР («Нарушение паспортных правил») Белогорский районный суд 11 октября осудил Мурата Военного и 18 октября – Энвера Аметова к двум годам высылки из Крыма. 1976 г. В ноябре Мухсима Османова, один из видных деятелей национального движения, проживал со своей семьей в г. Белогорске, осудили на 2 года лишения свободы условно.

1976 г. 19 ноября. Семья Зульфиюр Нафеевой (6 детей) купила дом в селе Воинка Красноперекопского района и поселилась в нем 23 сентября этого года. Сельсовет отказался оформить покупку дома, а затем районный суд вынес решение о выселении. «19 ноября 1976 г. утром приехали милиционеры на двух автобусах во главе с начальником милиции Давыдовым и выбросили наши вещи и детей на улицу. А в наш дом заселили женщину, которая не имеет никакого права и отношения к этому дому. А мы остались на улице. Та женщина, зная, что ее вселили незаконно, через три дня забрала свои вещи и ушла. Дом остался открытым. Погода холодная. Мы с детьми находились на улице. И мы занесли свои вещи, затопили печь, чтобы отогреть детей. Переночевали одну ночь, а утром нас опять – выбросили на улицу. Идет мокрый снег. Дети, вещи, все на улице. Никто не обращает на это внимания.»

В 1977 г. в Узбекистане среди крымских татар распространялось антинародное  обращение, направленное против участников национального движения. «К Вам обращаются люди, которым Крым не менее дорог, чем подстрекателям, громко именующим себя борцами за народное дело. Но нам еще более дорога вся наша любимая Родина – страна Советов. Мысли каждого честного человека должны быть в первую очередь только о ней. Нельзя считать советским человеком того, кто пытается компрометировать политику нашей дорогой партии и государства. В Крыму сейчас проживают и трудятся тысячи наших земляков. Проблемы выезда туда, как об этом кричат провокаторы, нет. Земляки, не верьте таким людям. Они обманщики. Гоните от себя продавших Западу свои души подстрекателей! Некоторые из них уже сейчас запаслись и собираются выехать за границу. Туда им и дорога. Не давайте им деньги, не подписывайте клеветническую мазню. Это только наносит ущерб доброй славе трудолюбивого крымскотатарского народа.

Под обращением 31 подпись. Почти все – члены партии, свыше 20 начальники, директора и т.п.

1977г. февраль-ноябрь в Крыму смогли  прописаться около 200 семей. Среди них есть и жившие в Крыму несколько лет без прописки, и приехавшие в 1977 году. Однако еще около 600 семей живут без прописки, несколько десятков из них по 3-4 года. Всего в Крыму примерно 2000 крымскотатарских семей (8-10 тысяч человек), 250-300 из них приехали и по «оргнабору». В середине ноября 1977 г. по оргнабору, проведенному впервые после 1974 г., привезли 25 семей из Узбекистана. Детей непрописанных крымских татар не принимают в школу. Многие ходят на уроки, но в классные журналы их не вписывают. У СЕИТ-ОСМАНОВА Сеит-Ибрагима (с. Чернополье Белогорского р-на) двое детей вот уже седьмой месяц не посещают школу. Директор Чернопольской восьмилетней школы дважды выволакивал шестиклассника Сеита-Османа  из класса,

1977 г. март. Начата подписная компания под «Кассационным заявлением»  адресованный Л.И. Брежневу. Основное содержание «Кассационного заявления» – требование отмены всех законодательных актов, касающихся крымских татар, изданных с 1944 г. по 1976 г. Указ от 5 сентября 1967 г. «О гражданах татарской национальности, проживавших в Крыму», хотя и «реабилитировал» крымских татар, но не ликвидировал дискриминацию. В заявлении обращается внимание на то обстоятельство, что в этом Указе предыдущие решения отменяются лишь «в части, содержавшей огульные обвинения», таким образом, остается по сей день в силе Указ от 28.4.56, который отменил режим спецпоселения крымских татар, но установил, что это «не влечет за собой возвращения их имущества, конфискованного при выселении» и что «они не имеют права возвращаться в места, откуда они были выселены». «Кассационное заявление» отмечает, что в отношении других выселенных народов ограничения в выборе места жительства были отменены специальным указом и крымские татары теперь – единственная юридически неравноправная нация. Не получив ответа, в августе в Москву были посланы представители: Эскендер Фазыл (Ташкент), К. Усеинова (Самарканд), Д. Тохтарова (Бекабад). 11 августа эти представители выпустили «Информацию 1» – отчет о своей работе, в которой также разъясняют значение проводимой кампании:

1977 г. сентябрь. В Узбекистане состоялась «Межобластная встреча представителей инициативных групп национального движения». В резолюции, принятой на этом совещании, предлагается развивать движение на базе идей «Кассационного заявления», находящегося в полном соответствии с Конституцией СССР.  Резолюцию подписали 14 человек. Среди подписавших есть Джеппар Акимов  и Роллан Кадыев.

1977 г. 4 ноября Московская группа «Хельсинки» опубликовала свой документ № 24: «Дискриминация крымских татар продолжается». Документ подписан П. Григоренко, С. Каллистратовой, М. Ландой, В. Слепаком, Н. Мейманом, Т. Осиповой, А. Лавутом, А. Сахаров. В документе описаны размеры и характер потерь, понесенных крымскотатарским народом в результате депортации, положение крымских татар, вернувшихся в Крым. Приведены факты жестоких и незаконных действий представителей власти. Группа «Хельсинки» подчеркивает, что действующие в отношении крымских татар законы и практика противоречат положениям Заключительного Акта (раздел VII) и другим международным соглашениям.

1977 г. 28 ноября. Решат Джемилев выступил на пресс-конференции в Москве, где говорил, что крымскотатарский народ подвергается геноциду. Были зачитаны также выдержки из передачи радио «Свобода»

1978 г. 11 января возбуждено уголовное дело по ст. 196 против Сейдамета Меметова (с. Лесновка Сакского р-на). Суд над Сейдаметом Меметовым состоялся 11 января 1978 г. Сакский районный суд приговорил С. Меметова по ст. 196 УК УССР к 2 годам высылки из Крыма.

1978 г. февраль каждая семья, прибывшая в Сакский район, дважды-трижды, каждый раз на 10 руб., оштрафована милицией и административными органами под ложными провокационными обвинениями якобы за нарушение паспортного режима. Более 10 семей к настоящему времени осуждены Сакским нарсудом по иску прокурора Степанова, квалифицируя приобретение дома якобы как частную и незаконную сделку, расторгая ее и одновременно взимая госпошлину в размере 6% от общей суммы, установленной сторонами на основании взаимного соглашения при купле-продаже. На остальные семьи также ускоренными темпами фабрикуются гражданские иски для ограбления населения в судебном порядке. Фактически размеры ограбления каждой семьи по ложному обвинению в нарушении паспортного режима составляют 20-30 рублей; по гражданскому иску – от 600 до 1200 рублей, т.е. от всех прибывших за 77-78 год и непрописанных семей по Сакскому району сумма ограбления составляет 30-50 тысяч рублей. В Крыму повсеместно практикуется лишение крымскотатарских семей приусадебных участков, как в селах, так и в городах.

1978 г. 7 февраля в Симферополе у облисполкома собралось около 200 человек, требуя приема у председателя. Наряд милиции жестоко разогнал их, многие были избиты. 15 человек были задержаны и доставлены в центральное отделение милиции: Асанова Диляра (23 года), Аппазова Персуде (19 лет), Мансеитова Нурие (мать 3 детей), Алиева Рафиде (19 лет), Исмаилова Айше, Абдурамонова Шазие, Караева (мать 5 детей), Каралиева Анифе (17 лет), Кара Изет (19 лет), Эмирасанов Хайри, Амуров Вели, Османов Эмирусеин, Османов Алим (24 года), Рефатов Таир, Умеров Дилявер (двое последних демобилизованы из армии в декабре 1977 г.). На многих задержанных в тот же день были составлены протоколы и выписаны постановления о предупреждении следующего образца: «Административная комиссия при исполкоме центрального райсовета, рассмотрев материалы на гр. Кара Изет Усеиновича, проживающего без определенного места жительства и не работающего, о нарушении им постановления Совета Министров СССР от 28 августа 1974 г., выразившемся в проживании в Крымской обл. без прописки и определенного рода занятий, постановила предупредить. Каждый вторник Крымский облисполком оцепляется нарядом милиции и агентов КГБ.

1978 год март. В Крыму около 700 семей крымских татар, живут без прописки в купленных ими домах. Почти все они прошли через гражданские суды, признавшие сделки купли-продажи дома недействительными. В первых числах марта в Тамань привезли на трех грузовиках под охраной группу крымских татар из Крыма. Их высадили из машин под открытым небом.

1978 г 25 апреля вышло не опубликованное в печати «Указание министра внутренних дел Уз.ССР№ 221      от 25 апреля 1978 г. о гражданах татарской национальности, ранее проживавших в Крыму». Согласно       этому «указанию» министра, «гражданам татарской национальности, ранее проживавшим в Крыму, запрещается выезд в Крым без подтверждающих документов о возможности их бытового и трудового устройства в Крыму».»Указание» это относится исключительно к гражданам крымскотатарской национальности.

1978 г 18 мая. В  пос. Нижне-Баканском, Краснодарского края,был вывешен черный флаг. Утром флаг был снят. Началось следствие, которое проводили начальник местного отделения КГБ м-р Загуменный и работники КГБ из Новороссийска. Крымских татар вызывали на допросы в поселковый совет. 24 мая в поселок были введены войска, патрулировавшие улицы. Все крымтатары были переписаны. Оперативные группы человек по 6-8 осматривали дома и дворы крымских татар. На допросы вызывали даже школьников. В Нижне-Баканском из 8 тысяч жителей 6 тысяч – крымские татары.

1978 г. 23 июня 46-летний крымский татарин Муса Мамут совершил самосожжение. 28 июня Муса Мамут скончался. 4 июля А.Д.Сахаров направил письмо Л.И. Брежневу и Н.А. Щелокову:

«…Вне зависимости от его конкретных обстоятельств, самосожжение Мусы Мамута имеет своей истинной причиной национальную трагедию народа крымских татар, явившегося в 1944 году жертвой чудовищного преступления Сталина и его подручных, а в 1967-78 гг., после реабилитации крымских татар Указом Президиума Верховного Совета СССР вновь ставшего жертвой продолжающейся дискриминации и несправедливости»

1978 г. 29 июня.  М. Джемилеву продлили административный надзор еще на полгода. Тогда же ему вынесли еще одно предупреждение за проживание без прописки.

1978 г. июль.  Решат Шамилев, проживающий с семьей из 4 человек в г. Бекабаде (Ташкентская обл.), в июле 1978 г. продал свой дом, чтобы выехать в Крым. Начальник паспортного стола отказал ему в выписке, ссылаясь на указание не выписывать крымтатар «в Крымском направлении». Отказы в выписке крымским татарам, желающим выехать в Крым, стали практиковаться в Узбекистане с весны 1978 года.

1978 г. август. Представители крымских татар сдали в ЦК том приложений к «Кассационному заявлению» (152 стр.), содержащий тексты указов и постановлений и 19 справок исторического, политического и культурного характера, в том числе – об участии крымских татар в войне, о разрушении памятников культуры и ликвидации крымскотатарского просвещения и литературы. В Кассационном заявлении» ставилось требование отмены всех указов и постановлений о крымских татарах как дискриминационных. В результате попыток добиться от ЦК ответа на «Кассационное заявление». От ответственных работников аппарата ЦК по телефону был услышан — «Ответа не будет. Нам надоело слышать это слово – антиконституционный». Представители крымских татар   С. Умеров, Э. Абдуллаев, Ф. Языджиева, Р. Кадыев, С. Асанов, И. Асанин, К. Усеинов, Р. Гемиджи, М. Мамутов.

1978 год. август. Участники национального движения: физик Р. Кадыев, филолог К. Усеинов, инженер И. Асанин, филолог Б. Гафаров послали министру культуры СССР П.Н. Демичеву письмо с требованием соблюдать «Закон об охране и использовании памятников истории и культуры». «Мы обращаем Ваше внимание на сознательно жестокое разрушение крымтатарских памятников Крыма»

1978 г. 15 августа. Вышло неопубликованное постановление Совета Министров СССР № 700 «О дополнительных мерах по укреплению паспортного режима в Крымской области».  Совет Министров СССР постановил, что в качестве временной меры, начиная с 15 октября 1978 г., – лица, прибывающие в Крымскую область в неорганизованном порядке и проживающие без паспортов, по недействительным паспортам, без прописки и регистрации, несмотря на наложенное на них административное взыскание за нарушение паспортных правил, по решению исполнительных комитетов городских, районных, районных в городах Советов народных депутатов удаляются из области органами внутренних дел;

 – граждане, являющиеся владельцами домов, нанимателями или поднанимателями жилых помещений либо проживающие в общежитиях, допускающие проживание других лиц без паспортов у себя, по недействительным паспортам, без прописки или регистрации, если они за эти нарушения дважды в течение одного года подвергались административному взысканию, выселяются за пределы Крымской области на срок до двух лет по решению исполнительных комитетов городских, районных, районных в городах Советов народных депутатов. В Симферополе организован батальон войск МВД (в форме милиции) – его направляют на выселения. Акцией выселения руководит на месте начальник районной милиции, местное начальство.

Одно из применений постановления № 700 описано в газете «Крымская правда» от 27 декабря 1978 г. В статье рассказывается о А.М. Реунове, продавшем дом семье, приехавшей в Крым. Договор о продаже не был нотариально оформлен. Купившие стали жить в доме без прописки. Семья, как сказано в газете, отправлена на прежнее место жительства, а Реунов по решению райисполкома выселен из Крыма.

1978 г. 22 августа из Узбекистана в Президиум Верховного Совета СССР за подписью 685 крымских татар был отправлен документ, в котором выражается протест против произвола крымских властей, приведшего к трагической гибели Мусы Мамута, и требуется отмена всех антиконституционных государственных актов и решений в отношении крымских татар.

1978 г. октябрь Решат Джемилев обратился к королю Саудовской Аравии Халеду ибн Абдул-Азиз ас-Сауду с призывом помочь его народу. «К голосу хранителя священной Каабы должен прислушаться исламский мир».Решат Джемилев говорит в своем письме о судьбе Мустафы Джемилева, о бесправном положении и жестоких преследованиях крымских татар, приведших к гибели Мусы Мамута. «Это не самоубийство, запрещенное Кораном. Я заявляю, что это убийство, совершенное советскими властями. Я прошу также объявить Мусу Мамута мучеником, павшим в борьбе во имя веры, добра и справедливости».                                                                                                                

1978 г. 14 октября в Андижане собралось республиканское совещание Национального движения (15 человек). Милиция разогнала совещание. Четыре человека – Джеппар Акимов, С. Белялов, Решат Джемилев, Искандер Фазилов – были задержаны.

1978 г. октябрь–апрель. 1979 г. Постановления административных комиссий рай(гор)исполкомов о предупреждении или штрафе за проживание без прописки с октября 1978 г. стали выписываться на специальном типографском бланке – «форма 32 к п. 92 Инструкции» (какой Инструкции – не напечатано), в тексте которого имеется ссылка на «Постановление СМ СССР № 700 от 15.08.78 г.» (без его названия или содержания). В марте-апреле 1979 г. эти постановления перестали выдавать «нарушителям» на руки и даже показывать. По-видимому, постановление № 700  стало более секретным.

1978 г. ноябрь. В сельсоветы и райисполкомы вызывали не прописанных крымских татар и ссылаясь на неопубликованное новое постановление Совета Министров СССР (№ 700 от 15 августа) о соблюдении паспортного режима в Крымской области, вступившее в силу 15 октября 1978 г. предупреждали: «Выехать из Крыма в 7-дневный срок.» Никому из вызванных не показали текст постановления, но им объясняли, что оно дает райисполкому право выносить решение о выселении и удалении из Крыма силами милиции.

1978 г. ноябрь. свыше 2000 крымских татар подписали «Заявление-протест», адресованное советским партийным и государственным центральным органам, а также – в Комитет прав человека ООН.               

1978 г. 19 ноября в селе Яркое Поле Кировского района повесился Иззет Мемедуллаев (1937 г.р.). Он приехал в Крым в сентябре 1977 года с женой и тремя дочерьми (сейчас им 10 лет, 6 лет и 4 года). В прописке в купленном им доме ему было отказано. Сельсовет неоднократно вызывал бывшего хозяина дома и требовал, чтобы он до наступления зимы вернул деньги Мемедуллаеву и вселился обратно. Сам же Мемедуллаев неоднократно вызывался на административную комиссию, где ему грозили возбуждением уголовного дела по ст. 196 УК УССР. Похороны Иззета Мемедуллаева состоялись 22 ноября. Несмотря на сильное противодействие местных властей (все дороги к селу Журавки, где находится кладбище, были перерезаны), на похоронах присутствовало около 300 человек, среди них и русские. Похороны проходили под строгим надзором многочисленных работников КГБ и милиции.

1978 г. декабрь. В Краснодарском краеживут около 30 тыс. крымских татар. В основном, это те, кто приехал из Средней Азии в Крым и был оттуда выслан или не смог найти там жилья (много таких семей прибыло в 1978 г.).

1978 г. 4 декабря из Крыма в Москву приехала делегация из 23 человек, чтобы заявить протест против усилившихся гонений. 5 декабря они пришли в приемную ЦК. Поскольку центральный вопрос положения крымских татар. После долгих препирательств (от крыматар требовали, чтобы они приходили на прием по одному и говорили каждый только о своем деле; они наотрез отказались, объяснив, что прибыли в Москву в качестве представителей народа) заместитель начальника паспортного отдела принял трех человек. Результат беседы – будут рассматриваться только индивидуальные заявления.

1978 г. 11 декабря, совхоз «Красногвардейский» (Советский р-н). Выселена семья инвалида труда Энвера Халилова. Выселение проводило более 60 человек. Семья вернулась домой, но через неделю их вновь подвергли выселению. Село при этом было окружено вооруженными солдатами.

1978 г. 18 декабря, с. Новожиловка (Белогорский р-н). Выселена семья Сеитвели Абдуджелилова из 6 человек, четверо детей. Всего в выселении участвовало более 80 человек. Сеитумера Мустафаева и Эльмиру Алиеву, заступившихся за выселяемых, арестовали. Детей взяли из школы во время занятий легко одетыми и увезли. Родителей посадили на поезд Симферополь – Свердловск. В поезде они нашли своих детей. Семья вернулась. 18 января 1979 г. их выслали повторно.

1978 г. 19 декабря, с. Воинка (Красноперекопский р-н). Выселен Мухсим Куркуметов с больной женой и тремя малолетними детьми. Куркуметовы были вызваны на это утро в районный паспортный стол «для прописки». Когда они узнали, что обмануты, и вернулись домой, разгром уже завершался, вещи были погружены в машины. Куркуметовых затолкали в милицейскую машину и вывезли из Крыма.

1978 г. 26 декабря, пос. Зуя (Белогорский р-н). Выселена семья Меджитовых. Алие Меджитова была на сносях. Ее с четырехлетней дочерью отправили поездом в Сырдарьинскую область, а мужа взяли отдельно и отправили в Узбекистан самолетом. В Узбекистане Алие родила, и все четверо вернулись в Крым.

1978 г. 27 декабря,  в совхоз-техникуме «Прибрежный» (Сакский р-н). выселена семья Сеитнафи Барсеитова. Руководителям выселения директор совхоза-техникума Гончаренко предоставил в их распоряжение бульдозер, грузовые машины, автобусы и склад для вещей, а также студентов. Дом был оцеплен, двери взломаны. Жену Барсеитова с ребенком и его отца затолкали в милицейскую машину и увезли. Затем началась погрузка домашних вещей. Вещи ломали, портили, многое разграбили. К жителям совхоза возмущенных погромом и пытавших сгружать вещи с машин, подъехали автобусы и легковые машины с большим нарядом милиции. Начали хватать возмущавшихся жителей, Их увезли в раймилицию. На одну из жителей Гулизар Юнусовой завели уголовное дело по ст. 188-1 ч. 2 УК УССР («Сопротивление работнику милиции … «), обвинив ее в том, что она ударила «майора из центра».

1978 г. 28 декабря, Белогорск. Выселена семья Идае Лятифовой (муж, двое маленьких детей, их старший сын – в армии). В выселении участвовало более 70 человек. Семья вернулась обратно. 17 января совершено повторное выселение.

1978 г. 29 декабря, с. Калиновка (Ленинский р-н). В 2 часа ночи выселена семья Эмирсеина Зейпалиева из семи человек. Выселение производил наряд милиции (более 80 человек) под руководством начальника РОВД Челышкина.

1978 г. 29 декабря из села Мазанка (Симферопольский р-н) была выселена семья Эбазера Юнусова (жена – Зелейха Акосманова и сын-школьник). Сына три недели не принимали в школу. 29 декабря Акосманову вызвали с документами в паспортный стол, муж был в больнице, сын в школе. Всех троих собрали и, выкручивая руки и затыкая рот, затолкали в милицейскую машину. В дороге беременной Акосмановой стало плохо. Семью посадили в поезд на ст. Остряково и под милицейским конвоем отвезли на ст. Красная стрела – за пределы Крымской области. Вернувшись, Юнусовы узнали, что их корову забрали в колхоз, а вещи увезли из дома, причем сотрудникам милиции не удалось заставить жителей Мазанки помочь с погрузкой вещей Юнусовых. В сельсовете Юнусовы не смогли добиться описи своих вещей. 18 января Юнусовых снова выселили. Их отвезли в Симферопольский спецприемник, забрали последние деньги. Всех троих держали раздельно. Затем посадили в поезд и вывезли за пределы Крыма. Юнусовы снова вернулись, но в их дом уже вселилась другая семья. 22 января. 1979 г. Эбазер Юнусов был арестован. После этого его жена с сыном поехала в Москву, участвовала в «походах» в ЦК (см. ниже), обращалась по своему делу в Прокуратуру СССР. Когда комиссия ЦК отправилась в Крым, она также поехала в Симферополь, где пыталась попасть на прием к председателю комиссии, узнать о судьбе мужа. 15 февраля ее с сыном забрали на улице, трое суток держали в тюрьме (ее – в спецприемнике, сына – в детприемнике), затем их снова вывезли из Крыма под конвоем. Где находится Эбазер Юнусов, в чем его обвиняют, ей так и не сказали.

1978 г. 29 декабря группа крымских татар из Белогорского района собралась у райисполкома, чтобы выразить свое возмущение. Собравшихся разгонял наряд милиции. Э. Османова, Л. Османова, А. Черкезова, А. Бекирова, Ш. Аблякимов, С. Куртасанова были арестованы.

1978 г января – октябрь, из Крыма было выселено более 20 семей крымских татар.

1978 г. ноября — февраль 1979 г. по решениям райисполкомов, ссылающихся на постановление № 700, из Крыма было выселено более 60 семей крымских татар

1979 г. 5 января Энвер Аметов и Мамеди Чобанов приехали в Москву и дали интервью западным корреспондентам об усилившихся гонениях и о постановлении № 700, рассказали о преследованиях, которым подвергались они сами. Сразу после встречи с корреспондентами их задержали на Курском вокзале. 12 февраля их доставили в областное УКГБ и после длительной «беседы» по поводу интервью (оно интерпретировалось как «связь с ЦРУ») объявили предупреждение по Указу от 25 декабря 1972 г. Подобные предупреждения объявлялись им и раньше.

1979 г. 9 января в Самаркандском аэропорту был задержан С. Асанов, участник национального движения крымскотатарского народа, направивших «Кассационное заявление» Брежневу При задержании были изъяты письма и документы, адресованные в высшие партийные и правительственные органы и содержащие более 1200 подписей. Среди этих документов находились протест против произвола и беззакония, приведших к самосожжению Мусы Мамута, а также 10 коллективных писем, в которых, в связи с предстоящей переписью, выражалось требование признать факт существования крымскотатарской национальности и отражать его в переписных листах.  Позже документы были возвращены. 11 января  С. Асанов вылетел в Москву и вручил письма адресатам. Он попытался также получить в ЦК КПСС ответ на «Кассационное заявление». Однако ответа не получил. Никто из ответственных служащих ЦК не пожелал с ним разговаривать.

1979 г. 12 января, с. Зайцево (Черноморский р-н). Выселена семья Соганджиевых (4 детей – от 10 до 17 лет). Их вытащили из дома в 5 утра, не дав как следует одеться, отвезли в Симферополь, посадили в поезд и увезли в г. Бекабад в Узбекистане. Ехали 7 суток, голодали. 6 февраля выселенная семья Соганджиевых вернулась назад.

1979 г. 13 января, с. Октябрьское (Первомайский р-н). Выселена семья Ленура Меметова. В 1978 г. Меметовы купили дом. Оформить покупку и прописаться им не удалось. Во время выселения на Ленура надели наручники. Выселение сопровождалось порчей домашних вещей. Меметовы вернулись в село. 16 января проведено вторичное выселение. Соседи и односельчани пытались заступиться за них. Жену Ленура, Татьяну Меметову с детьми увезли в Симферопольский спецприемник. При этом ее и детей били, кричали: «Разведись – пропишем».

1979 г. 16 января, с. Грушевка (Кировский р-н). Выселена семья Муждабы Асанова. В день выселения Муждаба по очередной повестке отправился в милицию в г. Старый Крым, а его жену вызвали в сельсовет, откуда она была увезена участковым милиционером. Детей (их трое) забрали в школе. Завуч вывела их с уроков, сказав им, что за ними пришли родственники. Двери дома взломали, погрузили вещи. Операцией руководили начальник старокрымской городской милиции. Наготове стояла машина с солдатами. Попытка обманом привлеч к выселению русскоязычных жителей не удалась. Выселение Асановых вызвало в селе возмущение. В школе два дня практически не учились. На доме Асановых кто-то прибил плакат: «Советская Конституция в действии. Позор». По этому делу КГБ провел следствие, было допрошено много людей. Ридвана Усеинова и Рустема Джапарова посадили на 15 суток. Одно из обвинений – срыв занятий в школе, организация демонстрации. Ридван Усеинов в знак протеста объявил голодовку. Усеин Крош обвинен в организации грушевских событий. Оштрафован на 20% зарплаты за 2 месяца. 30 января исключен из партии. Так же оштрафован Талят Меметов.

1979 г. 17 января, с. Зеленогорское (Белогорский р-н). Выселена семья Джафера Ибрагимова – ветерана войны, представленного в 1944 г. к званию Героя Советского Союза, которое ему так и не присвоили.

1979 г. 22 января в Москву прибыла  делегация, состоявшая из 120 человек, которая в течение месяца посетила  различные партийные и государственные учреждения. Делегаты привезли с собой «Всенародный запрос» крымских татар. В этом документе в частности говорится. «Крымскотатарский народ ставит следующие вопросы… Фактически имеется ли постановление Совета Министров СССР от 15 августа 1978 г. о погромном, принудительном выселении крымских татар, о лишении права на проживание в Крыму по национальной принадлежности? Вправе ли Совет Министров СССР как государственная исполнительная власть издавать постановление, отменяющее, изменяющее или отрицающее идеологическую, политическую и конституционную основу Советской системы? «Всенародный запрос» требует: если такое постановление есть – обнародовать его и отменить как антиконституционное, если же его нет – разоблачить и наказать провокаторов, подстрекателей произвола и насилия, подрывающих основу советской системы».

В течение всего времени пребывания делегации в Москве ее представители ежедневно приходили в приемную ЦК за официальным ответом на «Всенародный запрос». 25 января шесть человек (Ленур Меметов, Сейдамет Меметов, Сеитнафи Барсеитов, Диляра Сулейманова, Надир Меджитов, Айше Курасанова). из числа делегатов приняли в ЦК. 1 февраля в приемной ЦК делегатам крымских татар предложили каждому говорить только о своем деле. Делегаты отказались участвовать в таких беседах. 9 февраля в Крымском областном комитете партии состоялась встреча представителей из числа делегатов с членами комиссии ЦК, заявившими, что постановление № 700 будет выполняться и впредь, а рассмотрению подлежат лишь частные случаи, касающиеся прописки. Представители ответили, что решение вопроса в таком плане их не удовлетворяет.

26 февраля в телефонном разговоре, представителям было сказано, что действия местных органов в Крыму вполне законны, а если обращения в ЦК и другие инстанции будут продолжаться, то с крымскими татарами «будут обращаться еще хуже». Органы ГБ и милиция постоянно препятствовали работе представителей крымскотатарского народа, задерживали их по разным предлогам и были доставлены в разные отделения милицию, «для выяснения личности» где от них требовали выезда из Москвы.

8 февраля делегаты составили «Информации-отчеты» № 127 (с 95 подписями) и № 128 (16 февраля; 54 подписями).

1979 г. 30 января, с. Лоховка (Советский р-н). Выселена и вывезена в Краснодарский край семья Сервера Аблякимова (на его иждивении трое детей – от 1,5 до 6 лет – и 80-летняя мать).

1979 г. 31 января. Открытое обращение академика Андрея Сахарова в Президиум Верховного Совета СССР Председателю Президиума Верховного Совет СССР Л.И. Брежневу в котором говорится. «В Крыму, со ссылкой на секретное постановление Совета Министров СССР № 700 от 15 августа 1978 г., осуществляются сейчас массовые жестокие акции выселения крымских татар, разрушение или конфискация купленных ими домов, конфискация имущества, судебное преследование крымских татар, проживающих без прописки из-за антиправовой дискриминационной политики органов власти. Дети и старики без теплой одежды вывозятся в открытую степь в суровую зимнюю погоду. Много крымских татар осуждено к различным срокам заключения.

Вывешиваются официальные объявления, согласно которым продажа домов крымским татарам повлечет за собой выселение из Крыма.

Эти акции являются нарушением человеческих прав многих людей, они не имеют оправдания. Я призываю вас, я призываю высшие органы власти страны вмешаться и кардинально исправить не только творимые сейчас беззакония, но и исправить историческую несправедливость, совершенную сталинской администрацией 35 лет назад по отношению к целому народу».

1979 г. февраль, всех непрописанных крымских татар Белогорского района вызвали в РИК и дали недельный срок на «добровольное» выселение.

1979 г. 1 февраля, с. Курское (Белогорский р-н). Выселена семья Наримана Рамазанова из 6 человек. К дому Рамазановых подъехало более 20 машин: милицейские, пожарные, автобусы, грузовые. Около 130 милиционеров и человек 10 дружинников. Рамазанова с женой посадили в «воронок», детей забрали из школы, вещи погрузили и увезли.

1979 г. 3 февраля, с. Некрасово (Красногвардейский р-н). Выслали семью Садыка Усты из 6 человек. Дети были взяты из школы. В ходе «операции» милицией было арестовано 20 человек. 8 из них были оштрафованы на 40-50 рублей. Остальные получили по 10-15 суток. Четверо из них – Лютфи Бекиров, Иззет Уста, Сейран Хырхара, Якуб Бейтуллаев – были затем обвинены по ст. 188-1 ч. 2 УК УССР. Село было оцеплено крупным воинским отрядом (внутренние войска) со служебными собаками.

1979 г. 12 февраля в с. Лесновка Сакского р-на арестован Сейдамет Меметов, принимавшему участие в работе делегации крымтатар в Москве, только что приехавшему из Москвы в Крым, чтобы встретиться с комиссией ЦК. В течении одного месяца находился в спецраспределителе Симферополя для «выяснения личности») и  как «злостный нарушитель паспортного режима»..

1979 г. 20 февраля, с. Воинка (Красноперекопский р-н). Выселена Зоре Рамазанова с двумя детьми. Их вывезли из Крыма. Еще одну ее дочь (прописанную) посадили на 7 суток. В село ввели солдат, они стояли у каждого крымскотатарского дома.

1979 г. март,  семи семьям в Кировском районе обещали прописку.

1979 г. 2 марта в Симферополе осужден на полтора года лишения свободы по ст. 196 УК УССР («Нарушение паспортных правил») Эбазер Юнусов, арестованный в своем доме в селе Мазанка 22 января 1979 г. после двукратного выселения его семьи.

1979 г. 14 марта в Москву приехали делегаты из Крыма, свыше 200 человек (в декабре приезжало 23 человека, в январе-феврале около 120). Они привезли с собой «Всенародный протест» по поводу продолжающихся жестоких преследований в Крыму (3988 подписей крымских татар, проживающих в Крыму, на Северном Кавказе и на юге Украины) и обращение с требованием освободить Мустафу Джемилева (1927 подписей). Значительная часть делегатов, находясь в приемной ПВС, начала двухдневную голодовку. «Представители крымскотатарского народа решительно осуждают практику насилия и террора, выражают свой гневный протест противозаконным репрессиям проведением двухдневной голодовки с 15 марта 9 часов утра». 19 марта они подписали «Информацию-отчет» № 129 к которой приложили списки делегатов, прибывших из Крыма.

1979 г. 14 марта, в Крыму начались обыски, за которыми последовали аресты и другие репрессии тех, кто подозревался в организации протестов и отправке делегатов  в Москву. 14 марта в Белогорске были сделаны обыски у Мухсима Османова, Зекки Муждабаева (учитель химии и биологии, один из 118 подписавших «Обращение к мировой общественности» летом 1968 г) и Эльдара Шабанова. У которого в результате обыска среди изъятых документов были записная книжка с несколькими адресами и два отдельных листка с адресами А.Д. Сахарова, текст под заглавием «Поэтам Роберту Рождественскому и Евгению Евтушенко». Через две недели Э. Шабанова арестовали и обвинили в «злостном хулиганстве».

1979 г. 15 марта были проведены обыски; у Эбазера Сеитваапова в Симферополе.  Ранее, 25 апреля Сеитваапова «разбирали» на собрании у него на работе. Его осудили за «антисоветскую деятельность» и «связь» с диссидентами . У  Гулизар Абдуллаевой в Зуе, Белогорский р-н,  (сестра Мустафы Джемилева). Через месяц ее и других родственников М. Джемилева выселили.

1979 г. 15 марта, суд над Скйдамет Меметовым, арестованный 12 февраля, находился под арестом «для выяснения личности». Приговорен к 1 году лишения свободы (по ст. 214) и ссылке на 4 года (по ст. 185). С момента ареста С. Меметов держал голодовку. Сейдамет Меметов (1941 г.р.) активный участник национального движения.До возвращения в Крым жил в Маргелане (Уз. ССР). В январе 1968 г. был арестован и, вместе с еще тремя участниками национального движения, осужден по ст. 191-4 УК Уз. ССР (= ст. 190-1 УК РСФСР) на 6 месяцев лишения свободы. После освобождения участвовал в совещаниях, ездил в Москву как представитель народа, подвергался обыскам, задержаниям, арестам. В январе-феврале 1979 г. ездил в Москву как делегат из Крыма. С. Меметов находился в лагере по адресу: 265452, Ровенская обл., г. Сары, учр. ОР-318/46-5.

1979 г. 16 марта был проведен обыск у Мамеди Чобанова в с. Журавки Кировского р-на. Изъяты крымтатарские материалы, магнитофонные записи его разговоров с сотрудниками КГБ и разговора с вдовой покончившего с собой в ноябре 1978 г. Иззета Мемедуллаева. 3 апреля М. Чобанова арестовали.

1979 г. 19 марта, суд над Гулизар Юнусовой. Суд состоялся в г. Саки. Гулизар Юнусова обвинялась по ч. 2 ст. 188-1 УК УССР («Сопротивление работнику милиции …») в том, что во время выселения семьи Сеитнафи Барсеитова из совхоза-техникума «Прибрежный» Сакского района 27 декабря она ударила майора Криволапова. На предварительном следствии «потерпевший» показал, что он едва не упал от этого удара. Читая (при ознакомлении с делом) эти показания, Юнусова рассмеялась и вспомнила крымтатарскую поговорку: «Воробей проглотил орла». Суд приговорил е к 2 годам лишения свободы.

1979 г. 27 марта. Суд над Л. Бекировым, И. Устой, С. Хырхарой, Я. Бейтуллаевым. Дело слушалось Красногвардейским районным народным судом 27 марта. Лютфи Бекиров (1928 г.р.), Иззет Уста (1930 г.р.), Сейран Хырхара (1942 г.р.) и Якуб Бейтуллаев (1953 г.р.) обвинялись по ч. 2 ст. 188-1 УК УССР. Они были арестованы при выселении семьи Садыка Уcты в селе Некрасова 3 февраля 1979 г. Лютфи Бекиров обвинялся в том, что ударил милиционера; кроме того, подсудимые, согласно обвинению, оказывали сопротивление милиционерам. Приговор: Л. Бекирову – 4 года, И. Усте и С. Хырхаре по 3 – года, Я. Бейтуллаев из-под стражи освобожден. Лютфи Бекиров – участник национального движения в 60-е годы; в октябре 1966 г. как один из организаторов митинга в Бекабаде в честь 45-й годовщины Крымской АССР подвергался преследованиям. Лютфи Бекиров находится в лагере по адресу: 287101, Винницкая обл., пос. Стрижевка, учр. ИВ-301/81-21Б; Иззет Уста – по адресу: 326244, Херсон, Гопры, с. Старая Сбурьевка, учр. 103-17/76-19А; Сей ран Хырхара – по адресу: Запорожская обл., г. Вольнянск, учр. ЯЯ 310/20А-

1979 г. 21 марта, выселение семьи Эйип Аблаева (1914 г.р., прослужил в армии с 1938 г. по 1945 г., фронтовик) Эйип Аблаев купил дом в с. Богатом Белогорского р-на и в декабре 1978 г. переехал туда со своей семьей (жена и 8 детей). В своих хлопотах о прописке дошел до Москвы. В итоге  в Москве получил в приемной ПВС прямой ответ: «Нечего вам делать в Крыму». 21 марта Аблаеву сказали, что прописка ему разрешена, и все взрослые члены семьи должны явиться завтра к 8 утра в районную милицию. Когда они явились, нач. паспортного стола  велела им заполнять анкеты на прописку, а тем временем отряд из 40 милиционеров и большого числа учащихся курсов ДОСААФ начал акцию выселения. Во второй половине дня, посадив в закрытую милицейскую машину, повезли в Симферопольский спецприемник, в котором продержали до 11.00 23 марта. В этот же день посадили в поезд и под конвоем выслали за пределы Крыма. 25 марта в том же селе Богатом выселили Рефата Муждабаева с семьей из 4 человек.

1979 г. 25 марта в связи с предстоящим официальным визитом в СССР Президента Франции Жискар Д’Эстена группа крымских татар написала ему письмо (без подписей). Они пишут о трагическом положении своего народа, особенно о гонениях последних месяцев, вызванных постановлением Совета Министров СССР, и просят Президента при встрече с Брежневым вступиться за них. А.Д. Сахаров передал во французское посольство это письмо вместе со своей запиской, в которой удостоверил подлинность письма и присоединился к просьбе его авторов. Ему сказали там, что письмо будет передано адресату. Другого ответа не было.

1979 г. 28 марта в селе Курском Белогорского р-на были проведены два выселения – Энвера Аметова и Мурата Военного. Дом Аметова – низенький, глинобитный, еще довоенной крымскотатарской постройки – снесли. За несколько дней до выселения колхозный электрик Александр Исаев отказался отрезать свет от дома Аметова. Он получил за это выговор по партийной линии и был переведен в слесари. Операция по сносу дома готовилась, как важная политическая кампания. Перед самым ее началом руководство колхоза «Путь Ильича» провело собрание тракторных бригад, на котором главный агроном Затолокин заявил: «Правительство ошиблось, что пустили их в Крым». Главный инженер Максимов объяснил трактористам задачу и сказал, что отвечать за снос дома будет он, а их дело – выполнять приказание. Тракторист Мальханов заявил, что не будет ломать дом даже под угрозой увольнения. Тракторист Чернов потребовал разъяснений, на каком основании тракторные бригады обязаны это делать. Начальники пригрозили, что за отказ сносить дом накажут как за отказ от обычной работы, и назначили исполнителей. Анатолий Рогожин отказался, и был через несколько дней исключен из комсомола.

В этот день самого Энвера дома не было – он поехал в больницу к пятилетнему сыну. Дома оставались его жена с двухлетней дочерью и сестра. Милиция увезла их, после чего выкинули и погрузили в контейнеры вещи и начали ломать дом. На следующий день пригнали бульдозер и все сравняли с землей. В 1976 г., как только Э. Аметов переехал в Крым, полдома, которые он купил, оказались «подлежащими сносу». Дом в Курском хотели снести еще в августе 1976 г., когда первый раз выселяли его семью (тоже в его отсутствие), но тогда помешали соседи. Тогда же начальник Белогорского отдела КГБ Ильинов сказал Аметову, что ему никогда не разрешат жить в Крыму. Вывезенные из Крыма семьи Аметова и Военного поселились на Таманском полуострове.

1979 г. 31 марта из г. Старый Крым выселили Амета Абдураманова с женой, оба – пенсионеры. Абдураманов в 60-е годы (он жил тогда в Ангрене, Узбекистан) ездил в Москву как представитель народа, подвергался обыскам и задержаниям. В мае 1978 г. был приговорен к 4 годам высылки из Крыма по ст. 196 УК УССР.

1979 г. апрель, в Узбекистане были проведены обыски у активистов национального движения, развивающегося последние два года на базе «Кассационного заявления» Брежневу: у Роллана Кадыева и Идриса Асанина в Самарканде и у Юсуфа (Юрия) Османова в Фергане.

1979 г. 3 апреля. Были проведены обыски у Османа Мамутова в Белогорске, Сервета Мустафаева в селе Вишенном Белогорского р-на. Ризы Ислямова, Мухтара Софу в Симферополе, Ремзи Сеитваапова в с. Каменке Симферопольского р-на и у Наримана Бекирова в с. Чистеньком того же района.

1979 г. 3 апреля в селе Льговка (Кировский р-н) был выселен Решат Эмиров.

1979 г. 4 апреля, арест Решата Джемилева в Ташкенте, Ему было предъявлено обвинение по ст. 191-4 УК Уз. ССР (= ст. 190-1 УК РСФСР). При обыске, сделанных в его доме и в доме его родственника были изъяты его собственные статьи и заявления, в том числе – о Мусе Мамуте и другие материалы о положении крымских татар и документы национального движения. Как свидетели вызывались также жена и средний сын Джемилева Нариман (ему 20 лет). Нариман отказался давать показания.

1979 г. 15 апреля из Крыма были выдворены родственники Мустафы Джемилева: родители Абдулджемиль (81 год) и Махфуре (69 лет) Мустафаевы, старшая сестра Гулизар Абдуллаева с мужем и двумя детьми и младшая Диляра Сеитвелиева (у нее такая же семья). Перед отправкой из Крыма их сутки продержали в Симферопольском спецраспределителе. Эти три семьи приехали в Крым, в Белогорский р-н, в 1976-77 гг., многократно «предупреждались» и штрафовались. Риза Сеитвелиев после приговора о высылке прописался в Краснодарском крае. Там все они и поселились после выдворения. Когда Г. Абдуллаева получила контейнеры с вещами, загруженными милицией без хозяев, оказалось, что контейнеров очень много, но они едва заполнены. Видимо, это было сделано только для того, чтобы удорожить перевозку, за которую приходится платить самим выселенным.

1979 г. апреле-мае в райисполком вызывали прописанных крымских татар для своего рода переписи: состав семьи, кто работает, где. Известно, что аналогичная перепись крымских татар (может быть, выборочная) проводилась и в Узбекистане.

1979 г. 4 мая Белогорский районный суд приговорил Эльдара Шабанова по ч. 2 ст. 206 УК УССР («злостное хулиганство») к 3 годам лишения свободы в лагерях строгого режима.27 марта Шабанова арестовали. Санкция на арест была оформлена лишь через 8 дней. Все это время Шабанов держал голодовку. В 1944 г., когда выселяли крымтатар, Эльдару Шабанову было 4 года. Его отец погиб на фронте. В 60-е годы, живя в Бекабаде, он включается в национальное движение крымтатар. В 1966 г. за организацию митинга в честь 45-летия Крымской АССР его арестовали на 15 суток. Приехав в феврале 1969 г. в Белогорск, Шабанов и его семья прошли все обычные мытарства. В 1969 г. он был осужден на 2 года высылки из Крыма. В 1972 г. получил прописку. Шабанов находился под постоянным наблюдением КГБ. Его жена – учитель физики – получить работу по специальности не может. У Шабановых 5 детей, младшему – 1 год. Шабанов находится в лагере по адресу: 264810, Волынская обл., ст. Маневичи, учр. ОВ-302-42-54.

1979 г. 17 мая были проведены обыски в с. Грушевке – у Р. Джеппарова и Ш. Бекирова. Во второй половине мая были проведены 2 обыска в Мелитополе (один из них – у брата Мухсима Османова) и обыск в г. Геническе Херсонской обл. – у Энвера Сеферова.

1979 г. 18 мая, в день 35-й годовщины выселения крымских татар из Крыма, в Ташкенте появились листовки, посвященные этой дате.

1979 г. 19 мая в с. Лесновка Сакского р-на была выселена семья Мамута Эмирвелиева (1907 г.р.). При выселении пропали ценные вещи, много вещей было испорчено.

1979 г. 2 июня на квартире А.М.Короткой – (жена доктора филологических наук проф Рефик Музафарова) был сделан обыск по делу М. Чобанова, № 9516  Обыск начался в 22 часа 15 мин. и продолжался до утра. Перед началом обыска А. Короткой было предложено выдать оружие, боеприпасы, взрывчатку и «документы, имеющие отношение к делу» Среди изъятого: – Работы Музафарова, посвященные проблемам крымскотатарского народа, в частности статьи «Отражение активного участия крымских татар в партизанском движении в документально-художественной литературе», «От Черного моря до Берлина» и «Крымские татары в Великой Отечественной войне. Правда и вымысел» (написана в соавторстве с Н. Музафаровым, машинопись), «Сужденья черпают из забытых газет… » (в соавторстве с доктором исторических наук Г. Федоровым); – Комплект газеты «Красный Крым» за 1942-44 гг. (распространялась в подполье), материалы об участии крымских татар в войне; – Записи крымскотатарских народных песен и другие материалы по фольклору; – Книги, статьи, рукописи Музафарова по лингвистике, книга «Русско-тюркские фольклорные связи» (Саратов, изд-во СГУ, 1966), материалы к русско-крымскотатарскому словарю; – Книги и сделанные в Ленинской библиотеке ксерокопии материалов о крымских татарах и Крыме и другие материалы. 16 июня обыск по делу 9516 был проведен на квартире самого Музафарова – в Горловке. Снова изымались его собственные работы (в том числе опубликованные) и другие материалы, касающиеся Крыма.

1979 г. 11 июня в г. Старом Крыму были выселены Амет Абдураимов и Айшабла Асанов.

1979 г. 12 июля Крымский областной суд приговорил Мамеди Чобанова (1944 г.р.) по ст. 187-1 УК УССР (= ст. 190-1 УК РСФСР) к 3 годам лагерей строгого режима. Это – третья судимость Чобанова за участие в национальном движении. В 1968 г. он получил 3 года по ложному обвинению в «злостном хулиганстве», в 1972 г. – 1 год по ст. 196 УК УССР. Дважды – в 1975 г. и в феврале 1979 г.  предупреждался «по Указу».

1979 г. 23 июля в районном центре Ленино в 3 часа ночи к дому Зубеира Калафатова подъехало несколько машин, в том числе пожарных; в машинах сидело человек 100 милиционеров и дружинников. Однако дома никого не оказалось – выселение не состоялось.

1979 г. август-октябрь. Предписанные Постановлением СМ СССР № 700 от 15 августа 1978 г. «временные меры» продолжают действовать: милиция выселяет непрописанных крымтатар из купленных ими домов и силой «удаляет» их из Крыма. Более точные данные известны только о некоторых из этих акций. В Белогорске 20 августа выселен Ибраим Асанов и 23 августа – Риза Османов. 25 августа в г. Старый Крым отряд в 200 человек выселил семью Иззета Мустафаева. 26 сентября в с. Золотое Поле (Кировский р-н) выселена семья Пашала. В тот же день в с. Красном Сакского р-на выселены две семьи.  Один из выселенных, Асан Коссе участвовал в массовой поездке крымских татар в Москву в январе-феврале 1979 г., входил в группу делегатов – ветеранов войны. 20 октября в г. Старый Крым выселили семью Амета Османова. Из с. Батальное Ленинского р-на. выселены 7 семей.

1979 г. сентябрь. Участникам национального движения Нариману Джемилеву и Решату Аблаеву стали угрожать обвинением по статье 191-4 УК Узб. ССР. Им сказали, что они подозреваются в сборе подписей под протестом против осуждения Мустафы Джемилева и в распространении листовок к 35-й годовщине выселения крымтатар. По последнему эпизоду допрашивали большое число студентов Ташкентского пединститута, им показывали фотографии для опознания.

1979 г. с зимы на пунктах въезда в Крым, в частности, на пароме Крым – Кавказ, дежурит пост, проверяющий, не везут ли в Крым домашние вещи (и, может быть, не едут ли крымские татары?). Милиция часто останавливает рейсовые автобусы, подозрительным пассажирам предлагают выйти из автобуса для проверки документов. Если это оказывается крымский татарин, его спрашивают о маршруте и цели поездки.

1979 год.  У непрописанных отбирают (запахивают, отдают соседям) приусадебные участки. В селе Курском, где в марте без прописки жило 11 семей (всего там 22 семьи крымских татар), руководство колхоза «Путь Ильича» распорядилось засеять их участки овсом. Анатолий Пузырев отказался и был за это уволен. В Белогорске введен новый порядок оплаты электроэнергии: счет должен быть заверен домоуправлением или уличным комитетом. Таким образом, непрописанные становятся неплательщиками, и им «законно» отрезают проводку. Почти всем 35 непрописанным семьям это уже сделали. В Белогорском районе составлен список на 280 семей, которым отключают электричество. Тем, у кого в доме водопровод, перекрывают и его.

1979 г. 28 ноября. Активист крымскотатарского движения Роллан Кадыев был со студентами на уборке хлопка (он преподает физику в Самаркандском университете). Получив сообщение о том, что обокрали его квартиру, он с согласия руководства уехал на пару дней домой. После его возвращения парторг университета при студентах стал в грубой, оскорбительной форме отчитывать его за отлучку. Кадыев резко ответил ему и ударил. 8 ноября Р. Кадыева арестовали по обвинению в злостном хулиганстве.

1979 г. 11 декабря. Суд над Решатом Джемилевым, арестованным 4 апреля, возобновился Яр. в Ташкенте 11 декабря. Друзья и родственники Р. Джемилева были допущены в зал. На второй или третий день суда Р. Джемилев отказался от адвоката, заявив, что тот занял позицию обвинения.  17 декабря суд вынес приговор: 3 года лагерей строгого режима.

1980 г. 4 января в Самарканде состоялся суд над Ролланом Кадыевым, обвинявшимся в «злостном хулиганстве». На процессе свидетели показали, что Кадыев спорил о чем-то с парторгом, а затем ударил его. Приговор – 3 года лагерей строгого режима.

1980 г. октябрь. Со студентами факультета крымского языка и литературы Ташкентского пединститута, подписавшими письмо с требованием освободить М. Джемилева, в октябре «беседовали». Их убеждали отказаться от своего письма, согласиться со статьей Кружилина о Джемилеве «Профессия: тунеядец», осудить Джемилева. Отказывающихся грозились исключить из института.  Студентам заявили, что по решению ЦК КП Узбекистана в Мубарекском районе Кашкадарьинской области будут организованы виноградные совхозы, в которые пошлют крымских татар; будет выходить газета на крымскотатарском языке; очередной выпускной курс распределят в Мубарек.

1980 г. июнь. По поручению Жданова следователь Московской городской прокуратуры Новиков провел обыск у Фуата Аблямитова. Изъяты обширная личная переписка Аблямитова с Мустафой Джемилевым, документы о крымских татарах (в основном, обращения в защиту М. Джемилева), копия Всеобщей декларации прав человека. Первым пунктом в протокол обыска внесена поздравительная телеграмма А.Д. Сахарову; всего в протоколе 17 пунктов.  1 июля Аблямитов был допрошен по изъятым у него материалам. Жданов интересовался знакомством Аблямитова с Лавутом, отношением Аблямитова к Сахарову и к «еврейскому вопросу», а также вопросами трудоустройства и проживания Аблямитова в Москве (Аблямитов – врач-невролог, работает на «Скорой помощи»).

1980 г. 12 июня в Белогорске (Крым) был проведен обыск у Эльдара Шабанова Изъяли пришедшее по почте письмо из Италии, конверт с двумя открытками из ФРГ, таможенную опись посылки из США, письма на крымскотатарском языке, старую карту Крыма с крымскотатарскими названиями и записную книжку.

1980 г.16 июня в Узбекистане прошли обыски у Изета Хаирова, у его сестер, у Решата Аблаева и у Григория Александрова. На обысках изъяты стихи, обращения, письма. У Александрова забрали также экземпляр его книги «Я увожу к отверженным селеньям» и поэму о Мусе Мамуте. С Хаировым и Аблаевым после обысков были проведены беседы; Александрова допросили по делу Лавута, у которого, по словам следователя, найдено много его бумаг.

В 1978 г. в Крыму было примерно 700 непрописанных семей крымских татар, в 1980 г. осталось примерно 60. Прописанным не удается найти работу по специальности; не известно ни одного примера, когда бы крымский татарин с высшим образованием работал в соответствии со своей квалификацией.

В 1977 г. в Сакском р-не было около 50 непрописанных семей, сейчас осталось 9. В начале мая всех непрописанных татар письменно предупредили, что они не имеют права сажать огороды. В селе Воинки Красноперекопского р-на в июне прописали 6 семей.

1980 г. Инвалиды Великой Отечественной войны Дани Асан (без обеих ног; живет в с. Балки Белогорского р-на) и Исмаил Исатов (на костылях; живет в Белогорске), а также участник войны Гафур Тухтаров уже 4 года добиваются прописки. Суд вынес решение оштрафовать Тухтарова за незаконную покупку дома на 1200 руб., ему предложено продать дом и уехать.

1980 г. 24 января к Муксиму Османову приехал начальник оперотдела Крымского УКГБ полковник Павленко. Павленко сказал Османову, что, если где-нибудь будет проявляться активность крымских татар, отвечать придется ему, так как к нему валом валит народ, а он сидит и дает советы.

1980 г. 13 апреля к Муксим Османову приехал конферансье крымскотатарского ансамбля «Хайтапма», из Средней Азии Аблямид Умеров. Умеров прочитал Османову письмо коммунистов Брежневу с просьбой решить, наконец, крымскотатарский вопрос и дать крымским татарам возможность жить нормально. Он пробыл у Османова только час, но, когда он вышел, его задержали, отвезли в милицию, отобрали письмо и потребовали письменно объяснить, что он делал у М.  Османова.

На следующий день Османова вызвали к прокурору. В прокуратуре с ним разговаривал начальник Белогорского райотдела Крымского УКГБ  Е. А. Ильинов, Ильинов орал на Османова, стучал кулаком, топал ногами: «Ходят к вам всякие, консультируются – нам это надоело! Молодежь с толку сбиваете. Вот после ленинского праздника соберем исполком, вынесем решение – подгоним бульдозер, ваш дом снесем, семью выселим». Жене Османова Ильинов сказал: «Мы считали вас порядочной женщиной, а вы тоже ему помогаете».

Османов послал Брежневу, Косыгину и Андропову телеграммы с жалобой на поведение Ильинова. В ответ на телеграмму Андропову Османова вызвал зам. начальника Крымского УКГБ Румянцев. Румянцев сказал, что Османов подстрекает людей, организует массовые поездки в Москву. «Мы вам бросили спасательный круг. Если не прекратите, можете оказаться за пределами Крыма!» Румянцев пригласил на беседу с Османовым в качестве свидетелей двух подчиненных: «А то вы опять будете жаловаться, что на вас кричат!» Румянцев сказал, что Османов и другие говорят, что посылают письма в советские органы, а сами через Сахарова переправляют их на Запад. Жене Османова Румянцев сказал: «Мы вас пожалели – прописали в Крыму. У вас муж – инвалид (Османов – слепой), но, если так будет продолжаться, ни детей, ни мужа не пожалеем».

В ответ на телеграмму Косыгину Османову пришло письмо от зам. прокурора Крымской области В.М. Купцова: «Несмотря на объявленное Вам 11 мая 1979 г. официальное предостережение, Вы продолжаете заниматься антиобщественной деятельностью. В связи с чем 24 января 1980 г. с Вами вновь проведена беседа. В момент беседы с Вашей стороны недовольства и претензий по поводу посещения Вашего дома заявлено не было. В действиях должностных лиц нарушений социалистической законности не усматривается».

1980 г. май. В с. Марьино Симферопольского р-на в феврале выселили Икзакирову с маленькой дочкой. Они вернулись. 12 мая бывшую хозяйку дома заставили продать дом другим. В дом вселили новую семью, вещи Икзакировой вынесли.

1980 г. ноябрь – начале декабря выселены семьи Мамута Джеляева (с. Суворово), Факри Мисчанова (г. Старый Крым) и Юсуфа Сейтаблаева. Мисчанов после выселения вернулся и поселился во времянке.

1980 г. 3 декабря в дом, где с 1976 г. проживала семья Хурдаде (г. Старый Крым), в 6 часов утра ворвались милиционеры. Едва дав обитателям одеться, их выгнали на улицу, а вещи стали грузить в машину. Гульнару Хурдаде и ее мужа повезли в Керчь, чтобы эпатировать в Узбекистан.  Дочь Гульнары Айше Хурдаде была в это время на работе. Вернувшись, она увидела, что дом заколочен. После этого Айше ютилась у соседей, не могла ходить на работу. Гульнаре и ее мужу удалось убежать, и они вернулись в Старый Крым. На следующий день Гульнару схватили и увезли на милицейской машине. Ни в милиции, ни в других городских организациях Айше не удалось узнать о судьбе матери.

Из письма Айше Хурдаде (1962 г.р.) Брежневу:

Моя мать – дочь расстрелянного немецкими фашистами партизана-коммуниста. Она многократно обращалась в вышестоящие партийные и советские организации с просьбами о прописке членов нашей семьи в нашем доме в Старом Крыму, но она так и не могла добиться для себя и для своих детей самых простых прав. Например, ей уже 4 года не меняют просроченный паспорт, а я, как получила в 16 лет паспорт, так до сих пор не могу получить штамп о прописке. И это несмотря на то, что у нас есть жилплощадь, я училась здесь в школе и потом работала.

Неужели мне суждено всю жизнь прожить бесправной? Прошу ответить мне: не имею ли я гражданских прав на всей территории СССР или только в Крыму? В школе мы проходили, что в СССР нет дискриминации по национальному признаку. Я же в реальности вижу ужасную дискриминацию крымских татар, причем проводники этой дискриминации всем известны и не несут никакой ответственности. Прошу вас помочь мне найти мою маму. Я хочу, как и мои русские подруги, спокойно жить с мамой и папой в своем доме. Прошу вас помочь мне получить прописку в своем доме в г. Старый Крым, ул. Октябрьская 56.       

1981 г. В начале октября несколько крымских татар обратились в приемную ЦК КПСС. Они передали в ЦК Обращение с ходатайством о возвращении в Крым. Обращение подписали около 1000 крымских татар. Подобные ходатайства возобновляются крымскими татарами ежегодно.

1981 г. Уже несколько лет в Мубареке (Кашкадарьинская обл. Узбекской ССР) проихсодит инспирируемая «сверху» концентрация крымских татар. В этом поселке, расположенном в безводной пустыне, выходят 3 газеты на крымскотатарском языке; на многие руководящие должности назначаются крымские татары; при распределении из учебных заведений и других направлениях на работу многие крымские татары попадают в Мубарек.

Автор: Редакция Avdet

Редакция AVDET