«Любовный джихад»: чем опасен индийский законопроект о межконфессиональных браках

22.03.202112:33

15 февраля в индийских средствах массовой информации появилось сообщение о том, что группа граждан наняла киллера для убийства своей родственницы, вступившей в сексуальные отношения с мусульманином. Наемный убийца сжег ее заживо. Этот пример – один из многих случаев «убийств чести», распространенных на территории современной Индии, однако здесь мотивом выступила связь с мусульманином, подозреваемом в так называемом «любовном джихаде».

Задержание молодоженов во время брачной церемонии, принуждение к аборту, уголовное наказание за свидание с девушкой — все это подразумевает индийский закон о борьбе с «любовным джихадом». Однако индуистские активисты идут еще дальше — женщину, вышедшую замуж или замеченную в любовных отношениях с мусульманином, ждет принудительный брак с мужем «правильной веры». Что происходит и как индийские радикалы следят за чистотой личных связей – рассказывают специалисты «Центра нарушений прав человека».      

Любовный джихад, также известный как Ромео джихад, – теория заговора, разработанная сторонниками «хиндутвы» (идеология, которая определяет индийскую культуру в терминах индуистских ценностей). Предполагается, что мусульманские мужчины преследуют индуистских женщин для обращения в ислам с помощью таких средств, как соблазнение, притворная любовь, обман и брак. В 2009 году такие организации, как Раштрия Сваямсевак Сангх (РСС) и Вишва Хинду Паришад провели целую пропагандистскую кампанию с призывом к индуистам защищать своих женщин от мусульманских мужчин, которые одновременно изображались как профессиональные соблазнители и развратные насильники.

 В книге «Христианские мученики при исламе: Религиозное насилие и создание мусульманского мира» исследователь Принстонского университета Кристиан Санер пишет о том, что смешанные браки и наложничество позволяли мусульманам, составлявшим в начале исламской истории ничтожный процент населения, быстро интегрироваться со своими подданными, узаконивая их власть над вновь завоеванными территориями. Это также гарантировало, что немусульманские религии быстро исчезнут из родословных. Действительно, учитывая правила, регулирующие религиозную идентичность детей, смешанные родственные группы, вероятно, просуществовали не более одного – двух поколений. Именно эта перспектива исчезновения побудила немусульманских лидеров – иудейских раввинов, христианских епископов и зороастрийских священников – выступить против смешанных браков и кодифицировать законы, направленные на их предотвращение.

Насколько же справедливы страхи перед международным заговором с целью обольщения индуистских женщин мусульманскими мужчинами в современной Индии?

В феврале 2020 года Центральное правительство Индии сообщило Нижней палате парламента, что «ни одно из центральных агентств не сообщало о фактах любовного джихада». Расследование, проведенное Национальным Следственным агентством и Департаментом уголовных расследований штата Карнатака, также не выявило никаких доказательств этого предполагаемого заговора. Национальная комиссия по делам женщин также не располагает никакими данными о «любовном джихаде». Ни один из этих фактов не стал препятствием для принятия закона о «борьбе с любовным джихадом» в ноябре 2020 года в штате Уттар-Прадеш и активной борьбе с этой угрозой со стороны радикальных индуистских группировок.

В течение первого месяца действия закона о «любовном джихаде», полиция Уттар-Прадеша зарегистрировала 14 дел, связанных с его нарушением. Всего было произведен 51 арест, 49 обвиняемых в настоящий момент находятся в тюрьме.   По сообщениям местных СМИ, индуистские отряды и «группы бдительности» в Уттар-Прадеше располагают сетью информаторов в судах, нотариальных конторах и полицейских управлениях. Для быстрого распределения информации и действий проводятся ежемесячные брифинги и организованы специальные группы WhatsApp. Целый ряд радикальных организаций занят тем, что контролирует и предотвращает индуистско-мусульманские браки по всему штату. Каждая из организаций, приверженных делу «хиндутвы», утверждает, что у нее есть свои люди на уровне квартала, района и деревни, чтобы осуществлять «строгий надзор» за поведением молодежи. Они говорят, что вмешиваются, как только видят индуистско-мусульманские пары, не говоря уже о том, чтобы привлечь полицию, если дело дошло до регистрации брака.

 «Этот закон – настоящее благо. Остановить любовный джихад – наша основная работа. Мы боролись за этот закон, проводили акции протеста, сидели в забастовках. После этого закона наша работа стала очень легкой и быстрой», – заявила Джитендра Бейнс, лидер радикальной индуистской организации Джагран Манч.

Также она добавила, что члены организации создали сеть «своих людей» в судах, которая включает налоговых инспекторов, судей, сотрудников ЗАГСа и окружного магистрата, которые дают наводки, если увидят индуистско-мусульманскую пару, ищущую способы вступить в брак или выясняющую законный способ это сделать.

Паван Растоги, координатор отряда другой индуистской организации под названием «Хардои Баджранг Дал» также заявил, что все происходящее – только начало.

«Закон не просто дал нам свободу действий для выполнения нашей задачи, но и поднял энтузиазм наших работников. Мы консолидировали команды и расширили нашу базу с тех пор, как этот закон вступил в силу. Мы позаботимся о том, чтобы ни одна индуистская дочь не вошла в мусульманскую семью».

Раджеш Авастхи из организации Вишва Хинду Паришад утверждает, что, как только его организация узнает о мусульмано-индуистской паре, он добивается того, чтобы женщина была «взята под контроль» и выдана замуж за индуиста в течение двух дней. Мусульманина, добавляет он, «бьют и предупреждают».

Мускан Джахан (индуистское имя Пинки) стала первой женщиной, задержанной в соответствии с законом о запрете незаконного обращения в религию 2020 года. Она приняла ислам, выйдя замуж за мусульманина.После того, как ее 28-летний муж Рашид был арестован в соответствии с новым законом, Мускан перевели в правительственный приют, где у нее случился выкидыш. Женщина и ее свекровь утверждали, что потеря ребенка была вызвана инъекцией, сделанной ей врачом государственного учреждения. Две недели спустя Рашид был отпущен из тюрьмы, поскольку полиция не нашла никаких доказательств насильственного обращения женщины в ислам.

Браки с иноверцами – один из весьма немногих доступных способов для рожденного в низшей касте в Индии человека изменить свой социальный кастовый статус. Мусульмане и христиане пользуются относительным уважением общества, тогда как далиты (неприкасаемые) даже не имеют права брать воду из тех же колодцев, которыми пользуются высшие касты, не могут заходить в храмы или школьные классы наравне с другими. Смена религии, связанная или не связанная со вступлением в брак – единственный путь избежать социальной стигмы, связанной с клеймом «неприкасаемости». Создавая образ злонамеренных мусульман, целенаправленно охотящихся за невинными индуистскими девушками, власть отпугивает от этой дороги тех, кто хотел бы воспользоваться таким своеобразным «социальным лифтом».

Поляризация и разобщение страны на основе религиозной принадлежности – вот к чему может привести данный закон по мнению многих правозащитников и экспертов. Однако станет ли борьба с «любовным джихадом» национальной стратегией Индии – вопрос все еще открытый. 

Источник: Федеральное агентство новостей

Автор: Редакция Avdet

Редакция AVDET