Лицемерие невежд

06.07.201813:371 019

 

19 апреля 1783 году манифест Екатерина II «узаконил» захват Крымского государства. Это событие некоторые депутаты Совета Федерации предлагают сделать памятной датой в России.

«Соответствующий законопроект внесён в Госдуму.

Документ подготовила группа сенаторов во главе с председателем Совета Федерации Валентиной Матвиенко. Среди авторов законопроекта значатся члены палаты регионов от Республики Крым Ольга Ковитиди и Сергей Цеков, представители от Севастополя Валерий Куликов и Ольга Тимофеева. В подготовке проекта также участвовали депутаты Госдумы от Крыма и Севастополя.

Законопроектом предлагается установить новую памятную дату – 19 апреля – День принятия Крыма, Тамани и Кубани в состав Российской империи (1783 год).

Авторы указывают, что в подписанном императрицей Манифесте не упоминается о присоединении или иной форме авторитарного, а тем более силового, влияния на вхождение полуострова в состав России.

«Принятие 19 (8 – по старому стилю. – Прим. ред.) апреля 1783 года Крыма под защиту Российской империи по просьбе его жителей, страдающих от войн, стало легитимной формой вхождения Крыма в состав России», – указывается в пояснительной записке.

В июне 1783 года князь Григорий Потёмкин-Таврический принял присягу татарской знати и представителей всех слоёв крымского населения на верность Российской империи. В феврале 1784 года турецкое государство признало главенство России над принятыми в её состав территориями, что, как указывают авторы, стало не только военной, но и дипломатической победой.

Отмечается, что благодаря манифесту жители Крыма, включая крымских татар, получили равные права с другими подданными империи. На полуострове начали развиваться промышленность, земледелие и архитектура. Крым стал одним из экономических, рекреационно-туристических, культурных и военных центров юга страны.

Инициаторы проекта указывают, что принятое в 1954 году решение президиумов Верховного Совета РСФСР и СССР о передаче Крымской области в состав УССР противоречило Конституции Советского Союза и РСФСР.

Также отмечается, что город Севастополь с 1948 года являлся городом республиканского подчинения и не мог быть передан в состав УССР вместе с Крымской областью. Таким образом, Севастополь оставался под юрисдикцией РСФСР. В последующем российский федеральный статус города был подтверждён постановлением Верховного Совета РФ  от 9 июля 1993 года.

«Установление новой памятной даты России подтверждает непрерывность пребывания полуострова Крым и города Севастополя в составе Российского государства», – говорится в документе.

Как подчёркивают авторы, это «позволит привлечь внимание к судьбоносному для России решению – принятию Крыма, Тамани и Кубани в состав империи, месту и роли в этом императрицы Екатерины II, а также будет свидетельствовать о правомерности и исторической обоснованности референдума о воссоединении Крыма с Россией».

Вкратце напомним о событиях, предшествовавших «принятию манифеста» и после него.

8 апреля 1783 года манифестом Российской империи было объявлено, что «полуостров Крымский, Тамань и вся кубанская сторона приняты под российскую державу»[1]. Сразу же после подписания документа ко всем иностранным дворам были отправлены официальные обращения российской императрицы Екатерины II.

По сути, это были оправдательные послания, в которых говорилось о якобы «вынужденной мере – приобретении Крыма»[2]. Ни одно из европейских государств – ни Франция, ни Англия, ни Австрия, ни Пруссия – не выразило добрых пожеланий в связи с захватом Крымского ханства. Ведь современники тех лет хорошо знали, каким путем это было осуществлено.

Впервые идея о захвате Крымского государства и присоединении новых земель к России прозвучала в 1762 году. Именно тогда канцлер граф Михаил Воронцов разработал проект под названием «Записки о Малой Татарии»[3]. В проекте он подробно изложил, какую выгоду извлечет Россия, окажись ханство в составе империи.

В 1768 году Россия вторжением в пределы Крымского ханства спровоцировала международный конфликт, который вылился в войну. Еще перед самым началом военных действий Екатерина II пишет главнокомандующему 2-й армии Петру Панину о том, что желает склонить крымтатарский народ к отказу от османского влияния и привести в подданство России[4]. Но эта идея потерпела полное фиаско. Крымтатары не желали становиться российскими подданными.

В Петербурге приняли решение переходить к силовому методу покорения. Согласно плану, российская сторона предложила османскому правительству начать мирные переговоры. Порта не стремилась вести затяжную войну и дала свое согласие[5]. Пока летом 1772 года шла подготовка к переговорам в выбранном сторонами городе Фокшаны, Российское правительство исходя из того, что Османскую империю и Крымское государство связывали давние и тесные отношения «предположила», что ханство «зависимо» от Порты и «упираясь» на это готовилось заключить договор с крымским ханом. Согласно этому документу, ханство официально было бы объявлено независимой державой. Но это предложение было сразу же отвергнуто крымским ханом Сагибом Гераем[6].

Россия, намекая на Османскую империю, «сделала свои выводы» и нашла причину, чтобы выступить в роли «миротворца», игнорируя тот факт, что ханство всегда было и оставалось свободным государством. Что же касается мнения самих жителей ханства, то оно, естественно, не учитывалось.

Пока в Фокшанах российские дипломаты упрямо доказывали османским дипломатам, что необходимо жителей ханства избавить от «зависимости» Порты[7], на полуостров в срочном порядке были введены войска второй русской армии под командованием князя Василия Долгорукова[8]. На тот момент силы крымцев были сосредоточены на основном театре военных действий, на Дунае. Подчеркнём, в Крыму не было основной армии. И русские не встретили особых препятствий. Для начала российская сторона все же предприняла попытку мирным путем склонить крымтатар к союзу[9]. Но, несмотря на все усилия, переговоры с крымским ханом и бейской верхушкой не привели к желаемому результату. Как только в Порте стало известно о действиях русских в Крыму, султан прервал Фокшанский конгресс. Он отказывался продолжать переговоры о мире до тех пор, пока не прекратится оккупация полуострова и давление на его жителей со стороны российского правительства.

Впрочем, к такому повороту событий в Петербурге были готовы. Екатерина и ее окружение не собирались отступать. И в Крым к Василию Долгорукову летит срочная депеша: действовать, согласно ранее полученным инструкциям[10]. 19 сентября 1772 года князь Долгоруков устроил на полуострове карательную акцию, которая была остановлен только после вынужденного согласия крымского правительства подписать внутренний договор о так называемой «независимости» ханства[11]. Согласно статьям этого документа, Крым утрачивал покровительство Османской империи. Более того, терял город Керчь и крепость Ени-Кале, а также вынужден был согласиться на размещение русского гарнизона в Акъ-Яре[12]. Трактат был подписан в ноябре 1772 года в Карасубазаре[13]. Ханству была силой навязана формальная независимость.

Султан Абдулл-Хамид I подписал с Россией в 1774 году Кучук-Кайнарджийский мир, по которому крымтатары были признаны «вольными и совершенно независимыми от всякой посторонней власти»[14]. Мир был подписан. Ханство признано «независимым». Но теперь Екатерину II интересовал вопрос о присоединении к России Крымского государства. Потемкин предлагает план завоевания Крыма, а после и Османской империи, на осколках которой можно было бы возродить Византийскую империю. Это был так называемый «греческий проект», реализация которого предполагала перекройку карты Юго-Восточной Европы[15].

Игнорируя условия мирного договора 1774 года, Потемкин начинает вмешиваться во внутренние дела крымского государства. Воспользовавшись сменой власти в Бахчисарае, 21 апреля 1777 года на ханство был избран Шагин Герай[16], Потемкин отдает приказ окружить крымский полуостров русскими кораблями с моря, запереть порты и силой оружия пытается вынудить жителей полуострова покориться России.[17]

Свои действия он комментирует как прямое указание нового крымского хана Шагина Герая. Последний об этом ничего не знал. Все это делается для того, чтобы народ поддался на провокацию и поднял мятеж против своего государя. Как и следовало ожидать, при подстрекательстве русских агентов мощное восстание вспыхнуло 2 октября 1777 года, которое было использовано для жестокого подавления[18] всех, кто был против вторжения.

Мятеж стал поводом ввести дополнительные войска на полуостров. Пощады не было никому[19]. Как сообщает очевидец тех событий, караимский священник Азарья, российские солдаты казнили не только крымтатарских воинов. Их преступная рука поднялась на женщин и детей[20]. Смерти подвергались целые семьи воинов. В ходе военных действий был разрушен Акмеджит, сожжены Карасубазар и Кефе[21]. Этот планомерный и целенаправленный террор проходил под контролем Г.  Потемкина.

Одновременно Потемкину приходит идея выслать с полуострова христианское население  – урумов[22]. Однако крымские христиане оставались подданными Крымского государства и менять свой статус не собирались. Но в ход снова пошли штыки, и им поневоле пришлось покинуть родные края[23].

А тем временем российские агенты начали активно распространять информацию среди населения о том, что якобы во всех неудачах и бедах крымцев виновен хан Шагин Герай. Именно они пропагандировали идею обратиться к Потемкину, чтобы переизбрать нового хана. И уже в 1780 году нашлись такие, которые направили к графу делегацию с требованием выбрать нового хана. Однако Потемкин умышленно возвратил посланников с пути и велел признать ханом Шагина Герая. Граф, несомненно, знал, что этими действиями он вливает последнюю каплю в чашу терпения крымтатар. Это отвечало его интересам. Ведь теперь можно было беспрепятственно удалить из Крыма Шагина Герая и тем самым обезглавить государство. Спустя два года князь начинает торопить императрицу принять решительные действия в отношении Крыма[24].

«Естли же не захватите ныне, то будет время, когда все то, что ныне получим даром, станем доставать дорогою ценою. Извольте рассмотреть следующее… Приобретение Крыма… Удар сильный – да кому? Туркам. Сие Вас еще больше обязывает. Поверьте, что Вы сим приобретением бессмертную славу получите, и такую, какой ни один Государь в России еще не имел. Сия слава проложит дорогу еще к другой и большей славе, с Крымом достанется и господство на Черном море… От Вас зависеть будет запирать ход туркам и кормить их или морить с голоду.

Хану пожалуйте в Персии что хотите, – он будет рад. Вам он Крым поднесет нынешнюю зиму, и жители охотно принесут о сем просьбу…»[25].

Относительно крымского хана Потемкин позволил себе заблуждаться. Князь не мог не знать, что таких намерений у хана не было в 1782 году и быть не могло. Он строил свои планы о создании сильного государства в Черноморском регионе.

Императрица одобрила план Потемкина, тот приказал генерал-поручику графу де Бальмену усилить охрану границ Крымского ханства. Турецкое правительство выразило протест, обвиняя Россию в нарушении мирного договора: «Крым окружен русскими кораблями, порты заперты, татар принуждают покориться силой оружия, стреляя по их городам». О чем доносил поверенный в делах России Я.И. Булгаков.

В начале апреля 1783 года от имени императрицы Шагину Гераю предложили отречься от престола. Шагин Гирей не согласился. Не существует документа об официальном отречении крымского хана Шагина Герая. Тогда российский резидент П.П. Веселицкий, согласно плану, путем обмана при помощи русских военных, используя ими же подстрекаемый мятеж заставляют Шагин Герая «на время мятежа» переехать в Кефе.  Из Кефе его морем доставляют в Керчь оттуда в Петровскую крепость.

Тем временем Екатерина настоятельно просит поторопиться занять Крым. Потемкин не мешкал, он пишет, что привел к присяге все население Крымского ханства. На самом деле никакой присяги не было и быть не могло!

К апрелю 1783 года на полуостров были стянуты дополнительные российские войска и 8 числа во всех городах и крупных населенных пунктах был зачитан манифест о присоединении Крыма, Тамани и Кубанских земель к России[26]. В Петербурге не заботились о том, чтобы манифест был принят незаконно. Крымтатары отказывались приносить присягу.

По запланированному сценарию Шагин Герая должны были сопроводить в Херсон, где ждал его Григорий Потемкин. Шагин Герай знал, что в Херсоне Потемкин намерен принудить его к отречению. Ломая планы Потемкина, хан выезжает на Тамань и готовит восстание. Это обстоятельство не на шутку взволновало Петербург и не входило в планы Екатерины, которая посылает на Кубань Василия Суворова, который устраивает там жестокую резню, подавляя назревшее восстание. Чтобы остановить резню и спасти свой народ от русских штыков, Шагин сам соглашается покинуть Тамань, и сообщает в Петербург о том, что готов выехать туда, куда укажет императрица.

15 мая 1784 года он отправляется в сопровождении приближенных лиц сначала в Таганрог, а затем в город Воронеж. В начале 1785 года Шагин Герая переселяют в Калугу. Он более четырех лет находился в России в разных городах под «домашним арестом». Не добившись от него подписания документа о «присоединении» Крымского государства и «идя ему навстречу», дают согласие на его выезд в Османскую империю. Есть предположение, что перед выездом он посетил Крым. Его не пустили в Бахчисарай, но позволили некоторое время находится в окрестностях города.  Сначала он отправился в болгарский город Карнабад, оттуда османы сослали его на остров Родос, а через некоторое время в 1787 году Шагин Герая казнили.

Присоединение Крымского ханства к России было волевым актом, не обусловленным никаким договором. По результатам 2-й русско-турецкой войны, закончившийся подписанием Ясского мира, по которому Северное Причерноморье оставалось за Россией, не означает, что Крымское государство подписало капитуляцию, по которой она утратила свою самостоятельность.

Сразу же после оккупации Крыма 1783 года крымтатары стали испытывать притеснения. Царские ставленники вмешивались и в деятельность мусульманских общин. Так, в 1788 году арестам, избиениям и высылке из Крыма подверглось множество священнослужителей и глав местных мусульманских общин Евпаторийского и Перекопского уездов. Гражданский губернатор и правитель Крыма Каховский обратил внимание на то, что они молились и совершали жертвоприношения, по его мнению, «не в срок, установленный Магометом», и усмотрел в этих действиях государственную измену. Он разработал план борьбы с «непокорным» мусульманским духовенством и представил князю Потемкину. План предполагал, что все эти священнослужители должны быть подвергнуты телесным наказаниям: одни из них биты, плетьми на «месте преступления», в деревнях, в присутствии старейших крымтатар, другие — в Симферополе в присутствии представителей дворянства. Вскоре, согласно плану, все священнослужители Евпаторийского и Перекопского уездов были наказаны и брошены в Симферопольскую тюрьму, а затем отправлены в Кременчуг[27].

 

После ликвидации ханства в Крыму Потемкин не прекратил карательные акции с целью усмирить местное население. Вспышки вооруженных мятежей, начавшиеся в пору захвата Крыма, продолжались и в дальнейшем. «Заподозренные наказывались беспощадно. Умиротворения края произошло только после истребления значительной части татар»[28].

Только в 1784 году по приказу князя было уничтожено более 30 тыс. крыматар, однако точное число жертв неизвестно. Сохранились свидетельства о стремлении властей скрыть объем репрессий, а также особенности принятых мер, очевидно, крайне жестоких даже для своего времени. Так, в донесении из Карасубазара от 28 апреля 1783 года говорилось о тайных экзекуциях «еще над некоторыми преступниками», а также упоминалось о наказанных каторгой и битьем плетьми[29] Крымское государство было полностью разорено. В подтверждения этому у Дубровина находим документы, подтверждающие тот факт, что также уничтожались культурные ценности.

Используя обман, угрозы, насилие и репрессии у крымтатар отбирались земли, что также послужило причиной массовых эмиграций крымтатар за пределы Крыма. Огромные земельные площади получало российское дворянство. Не остались без внимания Потемкина помещики, сановники императорского двора, офицеры, и даже мелкие чиновники. Раздачей земель занимался лично Потемкин.

Первый массовый исход начался после 1783 года, в 1827 году для землевладельцев Таврической губернии был издан указ, дававший право помещикам на неограниченные поборы с крымтатар, живущих на их земле.

На протяжении всего XIX века крымтатар вынуждали покидать историческую родину. В отдельные периоды этот поток становился более заметным. Одна из крупных волн эмиграции произошла в процессе Восточной (Крымской) войны и после неё. Официально ее называют второй эмиграцией после аннексии Крыма.

После этих эмиграции в Крыму и примыкающих степях осталось 102 951 человек[30], К примеру, дореволюционный историк Федор Лашков сделал свой вывод, что число только послевоенных эмигрантов равнялось 300 000 человек. Согласно турецким источникам, в 1860 году из Крыма в Османскую империю прибыло около 100 000 крымских татар[31]. А за весь период этой эмиграции – около 600 000 человек.

Вот чем обернулось принятие «манифеста» для крымтатар, а дешевый популизм этих депутатов преследует цель привлечения внимания к своей персоне и является фактом разжигания межнациональной розни. Видимо, этим депутатам всё равно.

Энвер УЗУНДЖИ

[1] Манифест Императрицы Екатерины Великой о присоединении Крыма, Тамани и Кубанской земли к России// ИТУАК. – Симферополь, 1908. – № 42. – С. 88-30.

[2] Там же.

[3] Кессельбреннер, Г. Л. Крым: Страницы истории. – М.  : SvR—Аргус, 1994. – с. 12

[4] Там же. – с. 7

[5] Дружинина, Е. И.  Кючук-Кайнарджийский мир. – М. , 1955. – с. 153

[6] Возгрин, В. Е. История крымских татар. – С.-П. , 2013.  – Т. 2. – с 348

[7] Дружинина, Е. И.  с. — 169

[8] Лашков, Ф.Ф. – с. 9

[9] Там же. – с. 9

[10] Возгрин, В. Е. – с. 349

[11] Там же. – с. 349

[12] Возгрин, В. Е.  – Т. 4. – с 332

[13] Там же.-с.333

[14] Дружинина, Е. И. – с. 349

[15] Виноградов,  В.Н. Греческий проект Екатерины II и Григория Потёмкина. – М., 1985. – с. 25

[16] Лашков, Ф. Ф. – с. 20

[17] Куртиев, Р. , Абдуллаев, И.,  О дне национального движения, 1777 год // Голос Крыма. – 1999. — №25. – с. 7

[18] Там же.

[19] Лашков Ф. Ф. Статистические сведения о Крыме, сообщенные каймаканами в 1783 г. // Записки Одесского Общества Истории и Древностей. — Т. 14. – Одесса, 1886. – С. 91-156.

[20] Азарья бен Илиягу. События случившиесяв Крыму в царствование Шагина-Гирея хана // Караимская жизнь. – М., 1911. — № 5-6. – с. 52-79.

[21] Улькюсал М. Крымские тюрко-татары вчера, сегодня, завтра / Машинописный пер. с турецкого. Стамбул, 1980.

[22] Кулаковский,  Ю.А. Прошлое Тавриды. Краткий исторический очерк. – Киев, 1914. – с. 154

[23] Там же.

[24] Кессельбреннер, Г. Л. с. 46

[25] Там же, с. 46

[26] Манифест // ИТУАК. – Симферополь, 1908. – № 42. – С. 88-30.

[27] Асанова Д. Черное столетие (1783-1883) [Электронный ресурс]. – Режим доступа http://cidct.info/ru/publications/Ocherki/index.html

[28] Вольфсон Б. Присоединение Крыма к России в 1783 г. // Исторический журнал, 1941. – № 3. – С. 61.

[29] Вольфсон Б. Присоединение Крыма к России в 1783 г. // Исторический журнал 1941. – № 3. – С. 63.

[30] Никольский П. А. От Крымского ханства до наших дней. – Симферополь, 1929. – С. 26.

[31] Osmanli, 1992. S. 161.

 

Редакция AVDET

Автор: Редакция AVDET

Редакция AVDET