«Мен байман…»: история жизни крымской татарки

09.11.201811:49161

 

Я долго не могла приступить к этому рассказу. Как рассказать о том, что уже много раз читала, но когда видишь глаза человека, живого участника тех событий, воспринимаешь это совсем по-другому. Ты всей своей душой ощущаешь ту, пережитую боль, тот страх, растерянность и отчаяние. 

Мне посчастливилось услышать историю одной прекрасной женщины, крымской татарки, семья которой жила в селе Ай-Серез (Междуречье) и хоть она говорила на крымскотатарском и мне переводили ее рассказ, но я видела, как наполнялись слезами эти лучистые глаза, как менялась интонация голоса, и это было понятнее слов.

История Зейнеб-бита похожа на тысячи других и в то же время уникальна в своей боли.

Как я уже говорила, жила семья в селе Ай-Серез, держали пчел, жили скромно, много трудились, но выжить было очень тяжело. Ее отец, чтобы прокормить детей, хотел принести домой мешок картошки, и за это его посадили в тюрьму в Судаке, и вот однажды, когда ее мать, проведав мужа в тюрьме, возвращалась домой, увидела на их улице много машин и солдат. Они надеялись, что солдаты приехали за вином или медом, но оказалось, что на сделующий день солдаты пришли к ним в дом. Зейнеб-бита протягивала солдатам мед, думая, что они пришли за ним, а один из них сказал, что оставьте себе, вам это больше пригодится! Им дали 15 минут на сборы, почти ничего не разрешили взять с собой.

Впереди были 18 дней ада – дорога в Узбекистан. Им помог выжить тот самый крымский мед. Их привезли в Самарканд, погрузили на телеги и вывезли на край поля, там и оставили. Они делали шалаши из камыша и долго жили в них. Ее мама после этого всего слегла, и все легло на плечи тогда 19-летней Зейнеб. Отца из Судака отправили в Башкирию, он четыре года искал свою семью и только в 1948 году смог снова с ними увидеться.

 

Так, 19-летней девочке пришлось быстро повзрослеть, стать опорой для своей сестры и прикованной к постели матери. Не существует слов, чтобы передать это все! Какие слова могут передать эту трагедию?! Но в конце своего рассказа Зейнеб-бита повернулась ко мне, ее глаза заулыбались, и она сказала: «Мен байман!» («Я очень богатая!»)…

Я сижу на миндере в очень скромной комнате, в которой стоят всего лишь две кровати, а на стенах нет ковров, простая ткань в цветочек вместо них. На мой вопросительный взгляд

Зейнеб-бита ответила: «Я вернулась домой! Хоть так мечтала снова жить в Ай-Серезе, но все же я дома! У меня 7 детей, 21 внук и 35 правнуков! Я самая богатая!»

Я от всего сердца желаю Зейнеб-бита здоровья и чтобы вся ее семья смогла собраться за одним столом, чтобы ее глаза больше никогда не лили слез печали, а только радость светилась в них и множилось ее богатсво!

Татьяна МОСКАЛЕНКО

 

Редакция AVDET

Автор: Редакция AVDET

Редакция AVDET