Каков он – традиционный крымскотатарский костюм?

25.02.201919:04128

Ансамбль «Хайтарма», 1980-е годы. Фото из архива семьи Меметовых.

Сегодня остро выстроился вопрос, причем очень болезненный для многих: каков он, крымскотатарский костюм? Как так получилось, что тот традиционный костюм, который мы можем увидеть на старинных фотоснимках и рисунках, отличается от современного?

Тут нужно уточнить, что костюм живет тогда, когда его одевают, точно так же, как и язык жив, пока его используют в живой разговорной речи. То есть сегодня костюм, можно сказать, самостоятельно живет только на сцене, и в последнее десятилетие – в свадебных церемониях.

Отдельным острым вопросом оказалось и то, что в обществе возникло противостояние применения костюма с религиозной функцией. Но эту тему мы обсудим позже. Чтобы разобраться в этом вопросе, нужно в первую очередь определить, что такое костюм.

Костюм – это определенная система взаимосвязанных элементов одежды, обуви, головных уборов, аксессуаров, которые отражают определенную информацию, закодированную в знаках, символах о человеке (или, по-другому выражаясь, знаковую информацию). Информация на визуальном уровне говорит о функции костюма – форменной, религиозной, сословной, национальной, половозрастной и многих других функциях, которые могут выступать и вместе. Проще говоря, костюм сообщает нам, кто его носитель, какой у него характер, чем занимается человек, какую идеологию он несет даже тогда, когда он одет во все серое и не имеет никаких аксессуаров.

50 лет оторванных от родных мест, вырванной истории, уничтоженной культуры, конечно, не в лучшую сторону сказались на нашем народе. Общеизвестный факт, что при депортации нашим соотечественникам не дали должным образом собраться рано утром, и люди брали самое основное, поэтому вещи остались в покинутом доме… А все, что осталось, силами НКВД было уничтожено. Остались малые крохи и фотографии.

 

Костюм практически оказался в плачевном состоянии. Он «развивался» (если так можно выразиться), постепенно искажаясь, и дошел до полного изменения своего строя. 30 лет этого искажения до возвращения на Родину, а потом еще почти 30 лет на Родине.. Т.к. я росла в семье артистов и с детства (80-е гг.) мне довелось наблюдать за работой единственного на тот момент, созданного в депортации в советское время, фольклорного ансамбля «Хайтарма», то я впитала уже искаженный вид костюма. И на своем примере всегда признаюсь открыто, не в первый раз, что долгое время, с детства шла не той дорогой в этой области. Здесь я ответственно заявляю: есть проблема и о ней нужно говорить, ввиду этого начиная обнажать ошибки с себя лично. Было много попыток, когда в начале своего пути, общаясь с заказчиками, пыталась убедить хореографов разорвать шаблон искаженного костюма, но, видимо, не хватало стального характера доводить это до конца. Ранее я писала в Facebook, чтобы объявить общественности, что сейчас проведена работа с ансамблем «Крым», и мы с командой руководства уже предприняли сдвиги по проблеме крымскотатарского сценического костюма у них в коллективе, за что я им благодарна. Трагедия проблемы заключается в том, что часто приходится с боем объяснять, какой должен быть настоящий костюм, причем многие даже не знают, что костюм искажен. Сценические требования и условия танцевальных движений накладывает ряд отхождений от основного строя крымскотатарского костюма и стереотип, сложенный в голове у артистов, невозможно поломать.

По моему мнению, люди, которые занимаются костюмом или те, кто связан со сценой, с фольклором, должны просмотреть наглядно, как протекала наша история костюма, и понять, что не так и когда произошло изменение. Знаковая информация современного крымскотатарского костюма кричит, а не сообщает уже о несоответствии народному костюму.

Часто слышу от хореографов, что «переменный шаг не позволяет сделать длину платья короче», «длина головного покрывала (обычно говорят «марама» и в случае, когда речь идет и о детях (!)) должна быть длинной, так как ею нужно работать», «сценический костюм другой, чем фольклорный (???)», «костюм должен быть красивым, богатым, а значит должно быть много вышивки» и т.д. Только прошу не принимать хореографам это замечание как адресацию именно к себе. Так говорят все хореографы, и я наблюдаю это в течение 20 лет. Тут нужно пояснить, что длина низа плечевой одежды в крымскотатарском костюме регламентировалась возрастным цензом (кстати, также и для мужчин, в верхней одежде), чем длиннее низ, тем старее носитель. Слово «марама» вообще не должны употреблять в детских коллективах, ее в принципе не должно там быть, это головное покрывало для женщин, к тому же чем длиннее, тем старее ее хозяйка. Для девочек (после 12 лет!) можно использовать «фрланта», вид головного покрывала до плеч из прозрачной ткани и «шербенти». И «РАБОТАТЬ» с ней девочка не может, т.к. эти движения в слове «работать» – применять покрывало для укрытия от мужского взгляда в 12 лет неуместны, но можете меня поправить. Мужские штаны должны быть широкими (я не говорю уже про то, что они были особенного кроя, с мотней посередине), а не прилегающими, т.к. грош цена поясу «учкъур», что он должен удерживать? Украинцы с гордостью применяют широкие штаны в танцевальном сценическом костюме. Список таких недоразумений можно еще долго продолжать. Но давайте разберемся на основе фотографий.

Для того чтобы понять, какая проблема случилась в костюме, нужно обратиться к хронологии его метаморфозы. Как изменялась длина, орнаментация и конструкция. Вашему вниманию хотела бы предоставить наглядный ряд фотографий, где мы все вместе попытаемся проследить – как из одного десятилетия в другое изменялся костюм. Нужно добавить немаловажную вещь – ансамбль «Хайтарма» в 1957 году создали артисты, работавшие еще до войны в крымскотатарском театре – Сабрие Эреджепова, Аким Джемилев, Селиме Челебиева, Шевкет Мамутов (мой къартбаба) и другие. Люди, которые родились и жили в Крыму в сознательном возрасте и несли культуру не понаслышке. Они сами, своими усилиями на первых порах шили костюмы и собирали реквизиты. Но даже у них прослеживается тенденция к изменению орнаментации в костюме. Тут вопрос – может это не изменение, а какая-то доля правды? В середине 70-х, когда уже «старая гвардия» начала покидать ансамбль, в костюме стали появляться еще больше орнаментации по низу юбки платья. Тут уже я могу объяснить, как это происходило, т.к неоднократно наблюдала в детстве этот процесс, и он меня завораживал (но ведь я не подозревала, что это неправильно). Ансамбль «Хайтарма» был на балансе в Узгосфилармонии, или еще я помню название «Узбекконцерт». Когда создается новая программа, то администрация подает новый репертуар, для одобрения руководства, и согласно ответу, начинается запуск новой программы в производство. В том числе подается заказ на пошив костюмов. Но в «Узбекконцерте» не было крымскотатарских художников-модельеров. Там работали специалисты разных национальностей. И уже они, согласно созданному в их голове стереотипу нашего костюма, рисовали эскизы, старались «сделать красиво» и варьировали на тему «крымскотатарский сценический костюм». Задача этого поста в том, чтобы мы вместе – художники, этнографы, искусствоведы, костюмологи, хореографы и неравнодушные, но понимающие проблему люди попытались обсудить эту тему. А также отдельное обращение к родителям, чьи дети посещают детские танцевальные ансамбли – руководитель должен решать и курировать, каким должен быть костюм, в противном случае им, как минимум, тоже нужна консультация. Т.к. это старая и уже инфицированная и нагноившаяся местами проблема, извлекать и лечить ее будет очень больно нам всем. Но уже нужно пройти этот болевой порог! На правах автора этого текста прошу предлагать конструктивные предложения из выхода данной ситуации, обсудить проблему по теме, без взаимных обвинений и оскорблений. Большая часть фотографий из архива моих родителей, Рустема Меметова и Гульзары Бекировой, Шевкета Мамутова (моего къартбаба, одного из солистов танцевальной труппы довоенного театра). Сразу же приношу извинения, если не указала собственников фотографий, которые я нашла в интернете в разные годы…

Майре ЛЮМАН

Мнение автора может не совпадать с мнением редакции

 

Редакция AVDET

Автор: Редакция AVDET

Редакция AVDET