Сапер может ошибиться только один раз

03.07.201920:18150

Эта статья написана 50 лет назад. Но волей судьбы она актуальна сейчас, как никогда. И таковой она будет всегда. С уверенностью можно сказать, что в большинстве своем среднее и молодое поколение наших читателей с ней не знакомо за давностью лет. Такие статьи, как глоток свежего воздуха, который придает  силы в трудные минуты и веру в  справедливость.

В одном из ближайших номеров газеты редакция предполагает рассказать о том, каким же был герой этой статьи в повседневной жизни.                                                      

Пленный немецкий солдат, не дожидаясь допроса, крикнул: “Это здание в любую минуту может взорваться!“ В подвале снаряды заминированы!..” Значит, вместе со зданием и ты взорвешься, – холодно спросил у солдата подполковник Бордеев. Пленный знал об этом и поэтому так кричал. Однако, как был заминирован подвал и куда был вставлен механизм, ответить не мог.

В августе 1944 г. 621 стрелковый полк под командованием подполковника Бордеева расположился на окраине Кениксберга, несколькими часами ранее оставленного врагом. Саперы предварительно все обследовали, не заминировано ли здание. Неделями не спавшие бойцы закутались в шинели и заснули…  Однако снаряды в подвале могли взорваться в любую минуту.

Тревога! Эта команда мгновенно всех разбудила. Командир объяснил построившимся в ряд солдатам обстановку и приказал всем удалиться от здания на 800-1000 метров. Ответственная за это – патрульная команда. Далее он обратился к молодому капитану с вопросом, сколько ему понадобится человек. Получив ответ, он скомандовал, чтобы мл. лейтенант Якубов и мл. сержант Бизгалов остались под командованием капитана Ильяса Аблаева. Через минуту двор бывшей школы опустел. Саперы вместе с двумя помощниками капитана Аблаева спустились в подвал вслед за пленным немцем. От запаха дыма и пороха невозможно было дышать. Среди рядов ящиков, заполненных снарядами они увидели какой-то сверток желтого цвета. “Вот, – сказал пленный, протянув дрожащую руку, – 20-тонка!” Это были тол с тротилом, способствующие взрыву. Посредине свертка проведен тонкий провод, конец которого уходил вглубь упакованных  в ящиках снарядов. «Значит, все это взорвется первым», – подумал Аблаев. Тогда механизм надо искать где-то наверху. Если даже слегка задеть провод, может произойти взрыв. Саперы, надев на уши стетоскопы, стали прослушивать стены всех комнат. Обычно механизм прятали в стенах, на потолке и крыше. По сведениям пленного, со времени установки взрывателя прошло 4 часа. Самое большое время у немцев между минированием и взрывом обычно составляло 7 часов. И далее произойдет взрыв. Саперы стали быстро передвигаться и прослушивать полы, потолки, стены. В одной из комнат Аблаев услышал тиканье часов. Тик-так, тик-так…  Странно… Звуки слышались со всех сторон. «По-видимому, установили искусственный механизм, – подумал опытный сапер. – Все издают звук, а с проволокой соединен только один», – он объяснил это своим помощникам. Словам пленного надо поверить. Нет оснований не доверять ему. Работа механизма началась 4 часа назад. Осталось 3 часа. Однако пройденные три часа поисков не дали результата. Время механизма прошло, и взрыв может произойти в любую секунду! Ильяс-агъа обратился к помощнику и сказал, что в таком случае устав запрещает работать. Но у нас другого выхода нет. Сейчас от командира пришла информация. Всех жителей перебазировали за линию патрулирования. Все надеются только на нас. Саперы подтвердили, что готовы продолжать работать. Восьмой час работы… Ильяс-агъа осторожно вскрывает полы. Якубов просматривает стену с северной стороны. На чердаке слышны тихие шаги Бизгалова. А с улицы с микрофонов доносится команда “Внимание! Внимание!” Из-за адского  напряжения и непрерывной работы с лиц саперов ручьями течет пот. Гимнастерки взмокли. “Ильяс-агъа, давайте выкурим по одной сигарете”, – попросил Якубов. Все, сев на скамейки, закурили. “Посмотри на часы”, – сказал Ильяс-агъа Якубову. – Прошло семь с половиной часов. Я сверил свои часы с будильником в выдвижном шкафу стола». Ильяс-агъа онемел… Потом повторно спросил: ”Что ты сказал?” “В этом выдвижном шкафу находятся настольные часы”.— ответил Якубов. Для подтверждения он вытягивает выдвижной ящик из стола, стоящего посредине комнаты. “Тик-так, тик-так”, – раздались знакомые для Ильяса-агъа звуки. Он мгновенно крикнул Якубову: “Не прикасаться!” Потом, наклонившись, посмотрел на часы.

– С места их не двигал?

–Нет!

Они быстро вскрыли крышку стола. В выдвинутом ящике стояли обыкновенные настольные часы. Он осторожно взял их. Под часами оказалась тонкая проволока. Ильяс-агъа взял маленькие плоскогубцы и осторожно откусил этот провод. Тиканье часов замедлилось и остановилось. Друзья облегченно вздохнули. Значит, они искусственный механизм успели спрятать, а основной не успели. Ильяс-агъа вышел во двор, вынул из кармана ракетницу, похожую на наган, взял ее в руки и не спеша выстрелил вверх. Зеленая ракета взвилась в небо, озарив купола церквей, верхушки деревьев и медленно погасла. В это же время издали раздались возгласы “Отбой! Отбой!” Солдаты возвратились в свои казармы, а жители – в дома. Саперы, командир батальона Ильяс Аблаев, командир взвода, младший лейтенант Якубов, зам. комвзвода, мл. сержант Бизгалов были награджены Орденами ВОВ  I степени.

 

Эта награда была второй у капитана Аблаева. Он был призван в армию в 1936 г. Окончил школу политруков в Харькове. Участвовал в освобождении Тернополя, Белой Церкви, Бердичева, Старой Константиновки. В итоге его назначили командиром батальона. Далее стал командиром батальона саперов дивизии. Осенью 1944 г. он был послан на Ленинградский фронт. При взятии Выборга наши воины столкнулись с трехъярусной оборонительной системой. Во время разминирования минных полей был ранен в плечо. Странно, что обстрел велся сзади. Команда саперов, состоящая из семи человек, в поисках врага вынуждена была отодвинуться назад. В это время бесстрашный сапер Якубов был ранен в голову. Саперы обнаружили, что пули летят из дупла высокого дерева. Со стороны дерева последовало еще несколько выстрелов. Однако саперы лежали, не шелохнувшись. В это время скончался минер Якубов, потерявший много крови. Наконец, скрытый снайпер замолк. Саперы поняли, что у снайпера закончились патроны. Минеры спилили и опрокинули дерево. Из дупла вылез снайпер, пожилой финн. «Этот финн показал нам все минные поля», – вспоминает Ильяс Аблаев. – Мы сразу вызвали батальон саперов и открыли нашим солдатам проход шириной 50 м. В этот день наша дивизия продвинулась на 30 км. вперед. Наутро 28 сентября Финляндия безоговорочно сдалась».

За взятие Выборга Ильяс Аблаев был награжден Орденом ВОВ II-й степени.

После окончания ВОВ опытный сапер Ильяс Аблаев был направлен на восточный фронт. 2 августа 1945 года началось наступление на Квантунскую армию, державшую в напряжении советские войска на востоке. После известных событий на реке Халкин-Гол советская армия, пройдя безводные степи Внутренней Монголии и Большие и Малые горы Хангана, вошла в Харбин –  центр Манчжурии. На протяжении всего пути, длиной 1200 км, наши солдаты прошли  в общей сложности 84 рек и озер. Эти переходы совершались благодаря  неустанной работе саперов. За проявленный героизм при форсировании реки Чу Ильяс Аблаев был награжден орденом Красной Звезды.

28 сентября 1945 года сдалась Квантунская армия. Однако скрывавшиеся в горах войска императора Японии продолжали сопротивляться до конца октября. После полного освобождения от оккупантов Внутренней Монголии (Манчжурии) Ильяс Аблаев был награжден медалью “За освобождение Внутренней Монголии”.

Война окончилась на западе и на востоке. Но Ильяс Аблаев не снял военную форму. Он еще на два года был оставлен на боевом посту. Доблестный воин продолжал охранять мирную жизнь населения. В запас был отправлен только 25 мая 1947 г. по решению Верховного командования. Родина наградила своего сына за доблестную службу тремя орденами и восемью медалями. Сейчас Ильяс Аблаев работает руководителем участка эксплуатации дорог Аккурганского р-на Ташкентской области. Он является заслуженным строителем дорог Узбекистана. В этом году Ильяс-агъа награжден почетной грамотой Президиума Верховного Совета УзССР. Большие заслуги Ильяс-агъа снискал своим доблестным трудом и в мирное время. Редакция планирует написать еще несколько очерков об этом прекрасном человеке.

Газета “Ленин байрагъы” № 5 от 11 января 1969 г.

Автор статьи – А. ОСМАНОВ

Фото С. Селимова

Перевел Э. МУРАТ