Из истории крымскотатарских благотворительных обществ

22.03.201016:01

Сегодня в крымскотатарском сообществе поднимаются различные злободневные вопросы. Политиков, деятелей науки и культуры, представителей образования и творческой интеллигенции волнуют проблемы формирования национального бюджета, поддержка возрождающейся национальной системы образования, науки, культуры и т. д. В этом плане опыт прошлого весьма поучителен.

В конце ХIХ – начала ХХ столетия под влиянием идей И. Гаспринского происходит сложная эволюция общественного сознания. Популяризация в тюрко-мусульманском мире идей джадидизма способствовала кардинальному преобразованию общественной жизни мусульман Российской империи. Благодаря деятельности И. Гаспринского в Крыму происходит перестройка системы национального образования, развивается издательское дело и литература на родном языке. Однако самым главным, на наш взгляд, было то, что крымские татары не имея государственности и долговременной финансовой поддержки со стороны Российского государства, смогли создать разветвленную сеть общественных, благотворительных организаций и обществ, способных решать насущные вопросы образования, издательского дела, социальных и культурных потребностей крымскотатарского населения. Применение джадидизма на практике создало благоприятные условия для повышения этнической мобилизации и консолидации.

В начале ХХ столетия благотворительные общества (в народе их называли «Джемиет Хайрие») имелись во всех крупных городах, уездах и даже отдельных деревнях. Например, Бахчисарайское мусульманское благотворительное общество возглавлял М. Давыдович, в последующем Бахчисарайский и Алуштинский городской голова. Симферопольское мусульманского благотворительное общество долгие годы возглавлял полковник, депутат Государственной Думы И. Муфти-заде.

Сеть благотворительных обществ охватывала все регионы Крыма с крымскотатарским населением. Они решали различного рода вопросы, имевшие место в том или ином городе. Каждое общество имело свой Устав. Для примера можно привести Устав Алуштинского Благотворительного общества, в соответствии с которым общество имело целью улучшение материального и нравственного состояния бедных мусульман г. Алушты и его окрестностей без различия пола, возраста и состояния. В сферу деятельности общества входило устройство народных читален, кабинетов, библиотек и даже больниц и амбулаторий.

Взносы общества составляли 3 рубля в год для действительных членов. Также имелись почетные члены. К ним относились лица, внесшие более 100 рублей единовременной помощи. Звание действительного члена могло быть присвоено по постановлению общего собрания членов тем лицам, которые своим безвозмездным трудом содействовали обществу, как-то медики, учителя и другие. В состав общества входили сотрудники или, как их еще называли, соревнователи. Ежегодный взнос для соревнователей составлял 2 рубля. Эта категория членов приглашалась и утверждалась правлением общества, состоявшее из 6-12 лиц, из которых ежегодно перевыбирались 1/3. В первые два года после образования общества это происходило по жребию, а затем по старшинству избрания. Выбывающие члены могли быть вновь избраны в случае, если они давали на это согласие. Члены правления ежегодно избирали председателя, его товарища, казначея и секретаря. Примечательно, что члены правления и председатель служили обществу безвозмездно. И, как правило, это были очень богатые и состоятельные люди и, вместе с тем, весьма образованные и культурные люди. Общество имело своих участковых, которые вели учет лиц, нуждающихся в помощи и поддержке.

Алуштинское Благотворительное общество занималось снабжением одеждой и продовольствием беднейших слоев населения, обеспечением работой, медицинской помощью, воспитанием сирот, поддержкой начальных училищ, преимущественно женских.

Средства общества формировались за счет пожертвований граждан, членских взносов, доходов от имеющихся капиталов, публичных сборов. Финансы общества хранились в государственном банке или в виде ценных бумаг. Члены общества избирали правление общества и в определенные сроки проводили общие собрания, где рассматривались организационные и текущие вопросы. Состав общества мог состоять из действительных членов, почетных и сотрудников.

Несмотря на то, что все благотворительные общества в Крыму состояли в ведении МВД, спектр их деятельности был очень широк и охватывал все сферы жизни.

Нужно сказать, что в начале ХХ столетия крымскотатарская общественность и жители различных населенных пунктов предпринимали интенсивные шаги по открытия учебных заведений самых различных уровней. И эти усилия были довольно успешными, так как благотворительные общества и их члены, действовавшие на местах, как никто лучше имели представление об имеющихся проблемах. Они поддерживали связи с земствами, местной администрацией и добивались от них помощи.

Например, Председатель Симферопольского благотворительного общества И. Муфти-заде в 1894 – 1895 гг. предложил проект преобразования Симферопольской татарской учительской школы в общеобразовательное среднее учебное заведение для мусульманского населения Крыма. Хотя российская администрация отклонила этот проект, по его инициативе в среде крымских татар были собраны средства на реконструкцию здания школы. Дополнительно на собранные деньги для школы был куплен соседний двор с имевшимися там строениями. Усилиями благотворительных обществ предпринимались меры по открытию школы грамоты для татар в городе Бахчисарае в 1898 г., об открытии татарского женского училища и мужской гимназии для детей в 1906 г.

С инициативой открытия учебных заведений выступали члены различных обществ. Например, в 1905 г. население деревни Такил-Джабанак Евпаторийского уезда собственными усилиями построило здание медресе и ходатайствовало об утверждении мудериса. В качестве кандидатуры просили назначить Моллаамета Куртвели оглу. А в приходе Аджи-Бей предполагалось открыть женское медресе. А усилиями Правления Алуштинского Благотворительного общества в 1914 г. в городе была открыта школа рукоделия для татарских девочек, для которой было дополнительно выделено 8 тысяч рублей на постройку помещения из фонда вакуфных земель. В свое время Бахчисарайский городской голова М. М. Давидович обратился к управляющему Таврической казенной палаты С.Н. Цветову об открытии в городе ремесленного училища с обучением детей крымскотатарским ремеслам.

Благотворительные общества, находясь под жестким контролем органов Министерства Внутренних дел, не имея государственной поддержки, смогли сохранить и развить систему народного образования, национальную культуру. Именно благодаря благотворительным обществам в начале ХХ столетия возник новый тип школ – мектебе-рушдие, где преподавались и светские науки, что вызывало недовольство властей. Более того, сотни, если не тысячи крымских татар, смогли получить образование в Османской империи за счет Благотворительных обществ, оплативших львиную долю затрат на обучение.

Фактически сеть благотворительных обществ, действовавших в Крыму, представляя собой целостный социальный организм, а их финансы гибкую систему национального бюджета. Для богатых и состоятельных людей было делом чести работать и участвовать в благотворительной деятельности. Накануне больших мусульманских и народных праздников они, поздравляя своих соотечественников, «отчитывались» о своей меценатской деятельности – строительстве мостов, дорог, источников, амбулаторий, помощи школам в издательстве и покупке книг ,учебников и т. д. Верхом «крутизны» для богатых и состоятельных людей в то время было содержание частного мектебе для способных и одаренных детей из близлежащей округи.

Многие из деятелей и участников благотворительных обществ применили накопленный опыт в период возрождения государственности, а именно в деятельности Крымскотатарской Национальной Директории в 1917-1920 гг.

О людях, участвовавших в работе благотворительных обществ, сегодня ученые и журналисты пишут статьи, заметки. Думаю, что придет время и о них напишут книги.

Вместе с тем, тогда была и другая категория лиц. В статье А. Крымского «Литература крымских татар», ученый, со слов О. Акчокраклы, называет Карасубазар Карасу-Парижем, но не объясняет почему.

В начале ХIХ – ХХ века мурзаки за одну ночь могли промотать в Карасу-Париже до 1000 рублей. А это в те времена было целое состояние. А простой люд удивлялся: «Как это возможно за одну ночь истратить целую тысячу?». Ведь в городе не было не то что стоящего ресторана, а даже трактира. Тем более в то время отдыхающие направлялись в Ялту и на Южный берег.

Оказывается мурзаки, собираясь вечерами, часами пили кофе, вели никчемные беседы и хвастались друг другу своим «несметным состоянием» и закручивая табак в сторублевые купюры, покуривая, наслаждались Карасу-Парижем. Сегодня едва ли кто-нибудь вспомнит о них в народе и скажет доброе слово об их деяниях. Они не оставили о себе следа. А деньги с собой унести в иной мир не смогли.

В наши дни индикатором развитости любого сообщества является показатель участия бизнеса в решении социальных и гуманитарных проблем. История повторяется. Как и сто лет назад одни бизнесмены помогают возрождению образования и культуры, сохраняя лучшие традиции крымскотатарского меценатства. Другие, а таких, я считаю, абсолютное большинство, тихо расслабляются в различного рода увеселительных заведениях, идя по стопам мурзаков.

Рустем Хаяли

Автор: Редакция Avdet

Редакция AVDET